В разгар пандемии в рабочем графике главного научного сотрудника Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) особенно сложно найти свободную минуту. Сумия Саминатан проделала долгий путь, чтобы добиться этой должности. Свою карьеру она начала в родной Индии, где работала в качестве педиатра. Затем — в качестве секретаря Департамента исследований в сфере здравоохранения, Генерального директора Индийского совета медицинских исследований. После этого ей досталась должность координатора Специальной программы, которую вели совместно ЮНИСЕФ, Программа развития ООН, Всемирный банк и ВОЗ. Программа занималась научными исследованиями и подготовкой специалистов в области тропических болезней. Штаб-квартира программы была в Женеве.

Ее богатый научный опыт и обширные знания в борьбе с туберкулезом и ВИЧ помогают пролить свет на дебаты о важности вакцин, а также на многие другие вопросы, в которых ВОЗ служит для научного сообщества несомненным ориентиром. При этом необходимо помнить, что штаб-квартира организации в Женеве придерживается нейтральной позиции по ряду спорных вопросов.

Пилар Перес: ВОЗ твердит, что лишь изобретение вакцины сможет остановить пандемию, которую на данный момент не удается контролировать. Как скоро нам стоит ее ожидать?

Сумия Саминатан: Вакцина будет лучшим средством в борьбе с пандемией. Но это вызов. Прежде всего, потому что получить ее необходимо за очень короткий промежуток времени (ожидается, что ее получат в начале 2021 года). Помимо этого, необходимо обеспечить ее производство, так как для борьбы с вирусом во все страны мира необходимо поставить миллиарды вакцин.

— Какую роль играет ВОЗ в борьбе с коронавирусом, помимо информирования людей о его опасности?

— ВОЗ является площадкой, которая объединяет страны для сплоченного поиска вакцины. Над этим мы работаем в рамках инициативы ACT (которая состоит в ускорении разработки, производства и свободного доступа к новым методам диагностики, лечения и вакцинам против covid-19), которую мы запустили 24 апреля. Наши направления работы способствуют разработке новых технологий лечения. Целью АСТ является скорейшее возвращение общества к привычной жизни, восстановление экономических и социальных аспектов жизни общества, пострадавших во время пандемии. За этим стоят и такие цели, как улучшение здоровья населения, снижение смертности, уменьшение распространения инфекции и восстановление экономики в кратчайшие сроки. Именно поэтому ВОЗ работает вместе с Альянсом по вакцинам и иммунизации (ГАВИ) и Коалицией за инновации в сфере готовности к эпидемиям (СЕПИ).

— Чем различаются каждая из разрабатываемых вакцин?

— Для производства некоторых вакцин используется трансформированный белок, другие содержат неактивную форму вируса или схожий вирусный вектор. Есть также новые ДНК или РНК-вакцины для трансформации вируса. Все они имеют свои преимущества и недостатки. Например, преимущество белковой вакцины заключается в том, что такую вакцину можно быстро пустить в производство. А ее недостаток заключается в недостаточном приобретенном иммунитете. В случае ДНК-вакцин, процесс производства несложен, провести клинические испытания также не составляет труда. Проблема заключается в сложной транспортировке вакцин, а именно — в поддержании низких температур при их перевозке. Поэтому доставить их во все страны мира будет сложной задачей.

— Каковы характеристики идеальной вакцины?

— Важно, чтобы на этапе клинических испытаний была доказана ее эффективность и безопасность. В то же время учитываются условия ее производства и хранения (например, необходимость обеспечения определенной температуры при ее хранении и перевозке).

— Какую роль играет количество необходимых для вакцинации доз?

— Вакцины, подразумевающие однократную дозу, лучше, так как они гарантируют быструю реакцию иммунной системы. Именно этого мы ожидаем от будущей вакцины. В ВОЗ также существует определённая политика: при испытаниях каждой вакцины мы берем в расчёт, где именно она будет применяться. Впрочем, сейчас мы говорим о пока не существующих вещах. Когда мы, наконец, получим вакцину, будет уже другой разговор.

— Кого будут вакцинировать в первую очередь?

— Мы тщательно исследуем, какие категории людей должны быть вакцинированы первыми. Нам необходимо иметь 50 миллионов доз, а может, и сотни миллионов. Необходимо установить механизмы контроля со стороны государств-членов и определить, какие слои населения наиболее уязвимы перед вирусом. В данном случае речь идет о пациентах повышенного риска (страдающих такими заболеваниями, как диабет, сердечно-сосудистые заболевания и т.д.). К наиболее уязвимым слоям населения относятся также медицинские работники. Есть и ряд других профессий, которые в силу своей специфики нуждаются в особой защите.

— Необходимо иметь в виду некоторое соперничество между странами — ведь при помощи вакцинации можно будет первому избежать вспышек заболевания. Некоторые слои населения в этом особенно нуждаются. Ведется ли «война» между странами, желающими изобрести потенциальную вакцину?

— Да, и это важный вопрос, ведь каждая страна заботится о здоровье своих граждан. Но мы не должны забывать, что для вируса не существует границ между государствами. И чтобы люди перестали заболевать, необходимо глобальное решение. Страна может заниматься созданием вакцины для своих граждан, но это не является гарантией освобождения страны от вируса, так как он может вновь распространиться в ней, придя из соседних регионов. Ни одна страна не может обеспечить себе полную изоляцию.

— Что может положить конец конфронтации между США и Китаем?

— Этические доводы. Все мы равны, и вакцина должна быть достоянием общественного здравоохранения. Если вакцина позволяет побороть вирус, она должна быть доступна всему миру. Возьмем, к примеру, вакцину от оспы, которая была получена в разгар холодной войны. И тогда Россия и США работали над проектом сплоченно. Почему бы не сделать то же самое против коронавируса? В настоящее время многие страны сотрудничают для достижения этой общей цели. Сегодня большая часть мира считает, что именно так мы сможем найти решение проблемы. По мере работы над этой задачей фармацевтические компании создают все больше альянсов. И не зря. Так мы видим, что компании работают над вакциной вместе, каждая вносит свой вклад в процесс, делясь технологиями производства. Поэтому вакцина, разработанная в определенной стране, может производиться и в другой части света. Следовательно, сотрудничество между крупными фармацевтическими компаниями, а также между ГАВИ (Глобальный альянс за вакцины и иммунизацию, организация частно-государственного партнерства — прим. ред.) и ВОЗ заключается в обмене знаниями. В этом и заключается цель ВОЗ. Каждую неделю мы узнаем о каждом новом этапе, о каждом новом открытии… Мы устанавливаем критерии оценки и обсуждаем необходимые шаги. Мы делаем упор на взаимообмене информации, потому что именно так мы достигнем успехов в этой области. Информация должна быть в открытом доступе. У всех нас одна цель.

— Что вы думаете об исследованиях на здоровых добровольцах, которые позволят сократить клинические испытания?

— Они помогают в исследованиях. С их помощью можно выиграть время, так как нет необходимости ждать естественного инфицирования после вакцинации или введения плацебо, можно сразу увидеть, защищен человек от вируса или нет. В случае с сovid-19 все немного сложнее, так как при выявлении вируса мы сталкиваемся с этическими проблемами, ведь человек может инфицироваться — и несмотря на свою молодость и крепкое здоровье, заболеть по-настоящему. Высокая заболеваемость SARS-CoV-2 в Бразилии сделала ее лабораторией для тестирования самых продвинутых лабораторий мира: научных коллективов из Оксфорда, исследовательских команд из Китая. Таким образом, мир становится исследовательской лабораторией… В британском исследовании участвуют от четырех до пяти стран. ВОЗ работает над серией этических документов, чтобы установить основу для проведения клинических испытаний на людях.

— Одной из проблем является ускорение исследований. Ведь науке всегда нужно время, а тут критерий — быстрота. Как вы с этим справляетесь?

— Пугающий характер пандемии делает любое научное открытие в данной области достоянием общественности: каждый день газеты пестрят все новыми заголовками… Для науки это нехарактерно. Мы не привыкли к такому вниманию общества, потому как обычно СМИ освещают научные открытия лишь тогда, когда мы достигаем прогресса в лечении того или иного заболевания. Но сегодня любое открытие становится известным публике. Плюсом этого является то, что люди стали больше доверять науке. Однако они должны понять главный принцип науки: сегодня мы продвигаемся в одном направлении, а завтра — в другом. Так случилось с гидроксихлорохином… Это хороший пример. Люди не уверены в его полезности. Результаты исследований с применением этого препарата имели противоречивые результаты. Свою роль в этом играют и политические мотивы разных стран.

— Могут ли разные исследуемые вакцины способствовать повышению эффективности других вакцин и применяться с большей эффективностью среди определенных групп людей?

— Эффективность и безопасность той или иной вакцины может разниться в зависимости от социальной группы. Существование разных вакцин может помочь защитить от вируса всех. Например, одна вакцина может быть более эффективна для пожилых людей, а другая — для беременных женщин… Многие рассчитывают получить вакцину в 2021 году, причем речь идет уже о весне наступающего года.

— Значит ли это, что вакцины будут готовы именно к этому времени, или их могут получить и раньше?

— Серьезный характер пандемии обуславливает необходимость наиболее быстрого решения глобальной проблемы. Мы стараемся ускорить процесс исследования без ущерба для эффективности и безопасности вакцины.

— Как на все это повлияет выход США из ВОЗ?

— Мы получили информацию о том, что США официально уведомили Генерального секретаря ООН о своем выходе из ВОЗ с 6 июля 2021 года. Мы не располагаем дополнительными сведениями по данному вопросу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.