Боевые действия на армяно-азербайджанской границе начались 12 июля. В их развязывании Баку и Ереван обвинили друг друга. Стороны обмениваются ракетными и артиллерийскими ударами. В боестолкновениях используются танки и беспилотная авиация. Армянские и азербайджанские подразделения уже понесли потери. По состоянию на вечер 15 июля, по информации со стороны Баку, погибли 11 азербайджанских военных, включая генерала. Армения заявила о гибели 4 военных и 20 раненых.

В Баку прошли демонстрации с требованиями объявить мобилизацию и расширить боевые действия против Армении. На стороне Азербайджана выступила Турция (оба народа очень близки). В частности, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что его страна «будет поддерживать Азербайджан для сохранения его территориальной целостности», а президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Анкара «решительно осуждает атаки со стороны Армении против дружественного и братского Азербайджана». По мнению Эрдогана, это была «преднамеренная атака» Армении на Азербайджан, чтобы помешать урегулированию ситуации в Нагорном Карабахе.

И хотя нынешний военный конфликт разворачивается в стороне от Нагорного Карабаха, однако именно ситуация вокруг непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР) и является главной причиной сложных отношений между Арменией и Азербайджаном.

История вокруг Нагорного Карабаха началась еще в конце 1980 годов. Эта территория юридически находилась в составе Азербайджанской ССР как Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО), но была населена преимущественно армянами. В разгар горбачевской «перестройки» армянское население Карабаха начало требовать передать НКАО в состав Армянской СССР.

Уже тогда это привело к беспорядкам, манифестациям и даже насилию (например, кровавые Сумгаитские армянские погромы, произошедшие 27-29 февраля 1988 года). А когда 1 декабря 1989 года Верховный совет Армянской ССР и так называемый Национальный совет Нагорного Карабаха приняли решение о воссоединении НКАО с Арменией (это вызвало резкую реакцию со стороны на тот момент уже суверенного Азербайджана), начались уже настоящие боестолкновения на армяно-азербайджанской границе. Дальнейший рост насилия вылился в массовые беспорядки в Баку 13-18 января 1990 года. Они имели этническую природу и сопровождались грабежами, убийствами и актами насилия в отношении армянского населения.

Власти СССР не смогли урегулировать конфликт в самом его зародыше, а когда Союз начал распадаться — ситуация вообще вышла из-под контроля. Так 2 сентября 1991 года было объявлено о создании НКР в границах НКАО и населенного армянами прилегающего Шаумяновского района Азербайджанской ССР, а 10 декабря, на фоне все усиливающихся боев, в самопровозглашённой НКР был проведен референдум о независимости, бойкотированный азербайджанским меньшинством региона.

С 1992 по 1994 год вокруг Нагорного Карабаха началась настоящая война за контроль над самопровозглашенной республикой. Боевые действия велись между азербайджанской армией и так называемыми Силами обороны НКР, которых поддерживала Армения, поначалу не афишировавшая свое участие в конфликте. Бои проходили с применением артиллерии, авиации и бронетехники. Материально-техническое превосходство было на стороне Азербайджана, сумевшего получить большую часть «наследства» исчезнувшей Советской армии. Но несмотря на это, Азербайджан не сумел установить контроль над Нагорным Карабахом. Более того, по итогам войны, непризнанная НКР даже приросла территориями, увеличившись в размерах по сравнению с советским периодом.

После завершения «горячей» фазы конфликта Нагорный Карабах продолжает оставаться очагом напряженности между Азербайджаном, который считает эту местность оккупированной и Арменией. При этом Армения пользуется поддержкой России, которая развернула на территории этой страны военную базу, и входит в ОДКБ (Организация договора по коллективной безопасности с участием России, Армении, Белоруссии, Киргизии, Казахстана и Таджикистана), а Азербайджан принялся укреплять свою армию.

Будучи развитым нефтедобывающим государством, Азербайджан, пользуясь ростом цен на нефть в середине «нулевых», добился больших успехов в деле укрепления своих вооруженных сил. Главными партнерами Баку являлись Украина и Россия. Последняя не стеснялась вооружать при этом Армению. Что же касается нашей страны, то взаимодействие Киева и Баку было очень обширным. Только в 2007-2009 годах, по данным Госслужбы экспортного контроля, Украина продала в Азербайджан 55 полевых гаубиц Д30А, калибра 122-мм; 47 самоходных, 122-мм артиллерийских установок 2С1 «Гвоздика»; шесть 152-м самоходных орудий 2С3 «Акация», а также 86 бронетранспортеров различных модификаций, 11 ударных вертолетов Ми-24 и 9 истребителей МиГ-29.

Кроме того, Азербайджан активно сотрудничает с НАТО, через Турцию, которая является членом альянса. В частности, азербайджанская армия реформируется по стандартам альянса, а ее военнослужащие проходят соответствующее обучение. Таким образом, в настоящее время считается, что азербайджанская армия сильнее армянской.

Впрочем, Азербайджану не удалось доказать свое преимущество во время Четырехдневной войны в Нагорном Карабахе 1-5 апреля 2016 года. Сейчас, как видим, назревает следующий раунд армяно-азербайджанского противостояния, и поддержка Турции может серьезно изменить ситуацию в регионе в пользу Азербайджана.

Армения уже информировала ОДКБ о развертывании конфликта с Азербайджаном, но вряд ли Ереван сможет рассчитывать на поддержку всей ОДКБ. Слишком много внутренних проблем у каждого из участников этой организации. Возьмем, например, политический кризис в Белоруссии, связанный с предстоящими выборами президента этой страны. Так что единственным союзником Армении остается Россия. Это могущественный партнер, но именно с Анкарой у Москвы развернулось нешуточное соперничество, поскольку Турция претендует на роль регионального лидера на Ближнем Востоке, а теперь, как видим, и в Закавказье.

Соперничество между Россией и Турцией (при этом официально Москва и Анкара — друзья и партнеры) проявилось в Сирии, где в ноябре 2015 года турки сбили российский фронтовой бомбардировщик Су-24, а в начале марта 2020 года едва не вступили в открытый конфликт с россиянами в боях за сирийскую провинцию Идлиб.

Еще один неофициальный театр военных действий между Турцией и Россией развернулся в Ливии. Там регулярная турецкая армия поддержала международно-признанное правительство национального согласия (ПНС), базирующееся в Триполи. В конце весны 2020 года подразделения вооруженных сил Турции разбили формирования фельдмаршала Халифы Хафтара. В рамках вооруженного противостояния с ПНС, Хафтар развернул наступление на столицу Ливии и почти достиг успеха. Хафтара поддерживают россияне, предоставляя мятежному военачальнику вооружения и советников.

Так что, если Турция включится в армяно-азербайджанский конфликт, то Россия получит новую «горячую точку» уже вблизи собственных границ. Пока нет смысла загадывать, как Анкара будет оказывать помощь Азербайджану (и будет ли вообще). Это может быть что угодно — от прямой военной помощи в новой попытке Баку установить контроль над Нагорным Карабахом, до введения в регион «прокси-сил». Возможно, новый раунд конфликта просто затухнет, как Четырехдневная война 2016 года еще до вмешательства внешних сил. Но, если это вмешательство все же произойдет, то Россия окажется в сложной ситуации.

С одной стороны, Москве никак нельзя терять контроль над ситуацией в Закавказье. Нельзя терять союзника в лице Армении, нельзя допустить, чтобы этот союзник утратил контроль над Нагорным Карабахом.

С другой стороны, потенциально, это может быть уже четвертый локальный конфликт, в который так или иначе ввяжется Россия. Донбасс, Сирия, Ливия, а теперь Армения с Азербайджаном — не слишком ли много даже для такого большого государства, как РФ? Особенно на фоне нарастающего недовольства политикой властей в российской глубинке. И как в таком случае отнесется российское общество к новой войне, успех в которой не гарантирован, а вот поражение может сильно изменить расстановку сил у самых границ России.

Теоретически, в случае вмешательства Турции в армяно-азербайджанский конфликт, «напрячься» придется даже Украине. Получив четвертый театр военных действий, Москва может более активно и настойчиво требовать завершения войны в Донбассе, чтобы освободить ресурсы для чрезвычайно важного закавказского «кейса». Эти требования обязательно будут проходить в рамках невыгодных Украине, но вполне устраивающих Россию Минских договоренностей — и Киеву будет непросто устоять под таким напором.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.