Оливию де Хэвилленд (Olivia De Havilland), которая скончалась в воскресенье в возрасте 104 лет, помнят в основном по ее работе в кино, включая роль Мелани Хэмилтон в «Унесенных ветром». Но мы не должны забывать о ее вкладе в борьбу с коммунистическим влиянием в Голливуде в критический момент.

Де Хэвилленд была близка Голливудскому комитету независимых граждан по искусствам, наукам и профессиям, куда по окончании Второй мировой войны вошли либералы и коммунисты. Его лидер Ханна Дорнер (Hannah Dorner) была тайным членом Коммунистической партии. Когда задули первые ветры холодной войны, Дорнер попыталась поставить организацию на просоветские позиции. К октябрю 1945 года она мобилизовала группу против «зарождающегося местного фашизма», исходившего, по ее словам, от администрации Трумэна.

Антикоммунистка и либералка Де Хэвилленд пришла в ужас, услышав, как сценарист-коммунист Джон Ховард Лоусон (John Howard Lawson) заявил комитету, будто США начали «душить демократию повсюду». В июне 1946 года она приняла приглашение выступить на митинге комитета в Сиэтле. Ей вручили черновик речи, написанный самым талантливым, плодовитым и высокооплачиваемым сценаристом Голливуда Далтоном Трамбо (Dalton Trumbo). Трамбо хотел, чтобы она осудила «стремление определенных кругов к войне против Советского Союза» и лично Трумэна за разгон профсоюзов, антисемитизм и расовые предрассудки.

Поступок де Хэвилленд оказался беспрецедентным и бесстрашным. Не ставя в известность ни Трамбо, ни кого-либо еще из руководства комитета, она зачитала митингу не речь Трамбо, а свою собственную, написанную при участии Джеймса Рузвельта (James Roosevelt), сына покойного президента, антикоммуниста и одного из лидеров комитета.

С 1932 по 1945 год, заявила она затаившей дыхание публике, «коалиция всех либеральных и прогрессивных сил» поддерживала «Новый курс». Но в новую эпоху «реакционные силы вбили в либеральную коалицию клин» и попытались создать впечатление, что «великим либеральным движением руководят те, кто охотнее получает приказы из Москвы и следует партийной линии, чем заставить демократию работать». Единственный ответ для либералов — отречься от Сталина и его последователей, американских коммунистов. «Мы верим в демократию, — сказала она толпе, — а не в коммунизм».

Трамбо в гневном письме назвал речь де Хэвилленд не чем иным, как «разоблачением коммунизма» и упражнением в «травле красных». При поддержке другого актера, тогдашнего члена группы и будущего президента Рональда Рейгана, Джеймс Рузвельт и де Хэвилленд предложили выступить с категорическим осуждением коммунизма. После бурного обсуждения Рейган, продюсер Дор Шери (Dore Schary) и другие отправились домой к де Хэвилланда, где она объявила, что решила открыто выступить против коммунистов и «выкурить» их. В июле 1946 года Джеймс Рузвельт подал в отставку, и вскоре стало очевидно, что единственными оставшимися членами комитета остались коммунисты, которые его и создали.

Рональд Радош — соавтор книги «Красная звезда над Голливудом: давний роман киностудии с левыми»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.