Есть события, которые влияют на ход истории больше других. Одно из них, ключевое для Польши и Европы, произошло 15 августа 1920 года. Всего через 21 месяц после обретения независимости Польше пришлось дать решительный бой большевистскому врагу, чьи войска собирались распространить пожар коммунистической революции по всему континенту, ослабленному людскими и материальными потерями после Первой мировой войны. По мнению британского дипломата Эдгара д'Абернона (Edgar d'Abernon), битва за Варшаву занимает 18-е место в списке важнейших сражений в истории человечества. Она сыграла решающую роль в борьбе с тоталитаризмом в Европе и заслуживает сравнения с высадкой союзников в Нормандии в 1944 году. Тем не менее масштабы польских военных усилий 1920 года были потеряны из вида из-за железного занавеса, утвержденного в Ялте раздела Европы. Когда на берегах Вислы победа досталась полякам, на кону стояла свобода всех остальных европейских наций. Подвиг польских солдат спас их от тоталитарных потемок коммунизма.

В историческом плане, 1920 год завершил цепочку событий, которая началась еще в конце XVIII века с раздела Польши между Пруссией, Россией и Австрией. Битва за Варшаву увенчала один из самых выдающихся эпизодов европейской и мировой истории в строительстве современной нации. Нации, которая была создана без государства, на обломках военно-политических неудач (стоит отметить множество восстаний, кончавшихся развалом зачатков нашего государства), когда Польша была стерта с карты Европы на 123 года, до конца Первой мировой войны.

Позитивизм

Прежде всего, необходимо подчеркнуть масштабы преобразования польского общества. Существовавшая в конце XVIII века феодальная и практически лишенная политических институтов система вдруг породила за полвека одно из самых современных гражданских обществ Европы. Огромная сеть культурных и спортивных учреждений (например, гимнастическая ассоциация Sokół), сберегательные кассы, научные общества и образовательные кружки — все это достойно реформ эпохи Мэйдзи в Японии. Но если японские преобразования направлялись сильной центральной властью, великая польская демократическая революция второй половины XIX века шла снизу и вопреки воле угнетателей. Это подтверждает, что поляки сумели извлечь уроки из своей истории и выстроить нацию вокруг современных идей, таких как позитивизм, демократические реформы, независимость женщин и социальных масс. Без победы на фронте образования, науки и общественной мысли не было бы и военной победы.

Эта невероятная история первой польской революции по большей части остается неизвестной в Европе. При этом рассказ о ней достоин жемчужин литературы вроде «Демократии в Америке» Токвиля. В ноябре 1918 года вернувшая независимость Польша приняла одно из самых современных законодательств на Западе в общественном и электоральном плане. Чувство общей победы встало выше предрассудков, хотя дискриминацией очень хотели заняться достаточно широкие слои общества (так в тексте, очевидно, автор так деликатно напоминает, что в восемнадцатом веке в Польше утвердилось свое собственное, а не российское крепостное право, а «свободная Польша» конца 20-х и 30-х годов была националистическим режимом, принимавшим на обучение в вузы евреев и другие нацменьшинства по квотам — прим. ред.). Польша поставила перед собой цель добиться единства всей нации. Эта завершившаяся в конце XIX века умственная работа получила продолжение в государственной работе после возвращения госинститутов в 1918 году.

Таким образом, польский феномен представляет собой отличающуюся от западной демократизацию, которая сопровождалась настоящей социально-политической эмансипацией. Это история современности, которая выстраивалась вопреки империализму, абсолютизму и деспотизму держав, доминировавших в Европе XIX века. История непростого экзамена на зрелость, который возрожденному государству пришлось пройти всего через два года после возвращения независимости, дав отпор тоталитарной угрозе со стороны большевиков.

Единство

Война с ними стала демонстрацией необычайного политического единства нации. Было сформировано правительство национальной обороны с лидером крестьянского движения Винцентом Витосом (Wincenty Witos) на посту премьера и Игнацием Дашиньским (Ignacy Daszyński), одним из видных представителей польских левых, занявшим пост вице-премьера. Разногласия между отцами независимости, которые принадлежали к совершенно разным политическим течениям, были забыты перед лицом необходимости защитить недавно обретенную родину. В критический момент для страны политическая элита с блеском прошла этот экзамен. Польское общество при активном участии католической церкви поддержало военные усилия. Большевистские войска столкнулись с нацией, у которой не было ни малейшего желания терять такой ценой обретенную свободу.

Кульминацией борьбы Польши с большевиками стала битва за Варшаву, отважное контрнаступление на собиравшиеся у польской столицы силы врага. Командование взяли на себя маршал Пилсудский, начальник штаба Тадеуш Розвадовский (Tadeusz Rozwadowski), а также генералы Владислав Сикорский (Władysław Sikorski) и Эдвард Рыдз-Смиглы (Edward Śmigły-Rydz).

Французский историк Юбер Камон (Hubert Camon), выдающийся специалист по военной истории, назвал принесший победу полякам маневр современным вариантом наполеоновских успехов. Полякам удалось с минимальными потерями разбить мощную большевистскую армию, которая быстро продвигалась в направлении Западной Европы. Мобилизация польского общества была просто невероятной, учитывая, что страна была одной из самых пострадавших во время Первой мировой войны территорий. Примером может служить скорость формирования добровольческой армии генерала Халлера, которая быстро превысила 100 000 человек по личному составу. По аналогии с «чудом на Марне» (франко-британские войска остановили там наступление немцев в 1914 году) пресса назвала польскую победу «чудом на Висле».

Тайный фронт

Помимо противостояния двух больших армий, впечатляющих усилий всего общества и отражения стратегического гения, польско-большевистская война стала и дуэлью двух разведок. На этом тайном фронте битвы за Варшаву был свой герой в лице польского офицера и шифровальщика Яна Ковалевского (Jan Kowalewski), который раскусил советские коды. Его подвиг позволил получить ключевые данные для формирования эффективной операционной стратегии. Этот находившийся в тени герой очень помог остановить продвижение советских сил к Европе в 1920 году. Кроме того, во время Второй мировой войны он стал одним из главных участников операции Trójnóg находившегося в Лондоне польского правительства в изгнании: ее целью было заставить Италию, Румынию и Венгрию сменить лагерь, уйти от нацистов, чтобы тем самым облегчить наступление союзников на Балканах. К сожалению, под давлением Сталина Рузвельт отказался от плана высадки западных союзников на Балканах, за который выступал Черчилль. В противном случае Ян Ковалевский дважды стал бы спасителем Центральной и Восточной Европы от тоталитарного мира и советского доминирования.

Столетие битвы за Варшаву — одна из важнейших годовщин для современной свободной Европы. Поляки уберегли Запад от тоталитарного геноцида, описанного великими французскими историками в «Черной книге коммунизма». Наш опыт коммунизма с трагическими последствиями для страны и целых поколений поляков все еще окутан глубоким непониманием. Наследие коммунизма — настоящая проблема, которая портит социальную и государственную жизнь прошедших через демократические преобразования стран. Великий польский писатель и лауреат Нобелевской премии по литературе Владислав Реймонт (Władysław Reymont) написал после битвы за Варшаву книгу «Бунт», в которой описывает аллегорическое восстание животных против человека, критикуя тем самым механизмы тоталитаризма. Это было за 20 лет до знаменитого «Скотного двора» Оруэлла. Реймонт написал свою книгу, потому что полякам пришлось столкнуться с коммунизмом задолго до Запада.

Основополагающее событие

Польско-большевистская война — основополагающее событие для современной Польши и, пусть это пока и не осознано в самой Европе, один из узловых моментов всей истории Европы. Точка конфронтации двух противостоящих друг другу цивилизаций. Никто не знает этого лучше родившегося в 1920 году Кароля Войтылы. «С самого рождения я несу в себе долг перед всеми теми, кто сражались и одолели агрессора, заплатив высокую цену собственной жизнью», — писал будущий папа Иоанн-Павел II. Все мы должны заплатить этот долг. Столетие победоносной битвы за Варшаву — прекрасный повод напомнить о значимости этого события. Напомнить нам самим и всем европейцам.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.