Президент Трамп и Конгресс должны пообещать, что в случае любого развертывания российских сил безопасности в Белоруссии в отношении России последуют новые санкции.

Это предупреждение необходимо сделать после просьбы президента Белоруссии Александра Лукашенко к Владимиру Путину о помощи в области безопасности. После кражи голосов на выборах 9 августа Лукашенко применял насилие в попытке запугать протестующих, чтобы те остались дома. Это не сработало. Вместо этого диктатор лишь спровоцировал более глубокое противодействие в отношении своей власти. Протесты нарастали, вылившись в массовые уличные шествия по Минску в воскресенье. За прошедшую неделю положение дел человека, правившего Белоруссией в течение 26 лет, не изменилось. По время митинга в понедельник, 17 августа, Лукашенко встречали не радостными приветствиями, а криками «Уходи! Уходи!»
И это возвращает нас к Путину. Лидеры двух государств разговаривали в воскресенье, 16 августа, согласившись, что источником этих народных протестов является внешнее давление со стороны стран, связанных с НАТО. Это лживое заявление, но, представляя свои трудности как феномен внешнего воздействия, Лукашенко претендует на легитимность своих непрекращающихся репрессий. Он также дает Путину повод для военного вмешательства, если оба лидера решат, что оно необходимо. И что же теперь?

Скажем, в то время как развертывание традиционных сил России в Белоруссии маловероятно, Путин наверняка уже развернул там группы военной разведки. Наиболее вероятно, что последуют целенаправленные репрессии в отношении лидеров протеста и видных диссидентов. Соединенные Штаты не должны сидеть сложа рук. В то время как администрация Трампа уже осудила, пусть и запоздало, Лукашенко, ни ему, ни Путину еще не угрожали санкциями. Это являет печально разительный контраст с обычно сговорчивым Европейским союзом, согласившимся продлить санкции.

Лидирующая позиция США важна по двум причинам. Во-первых, она поспособствует защите прав человека в Белоруссии и авторитету Америки как мирового лидера послевоенного либерального международного порядка. Во-вторых, потому что Путин будет использовать свою поддержку в отношении Лукашенко в качестве опоры для продвижения своего конечного интереса в поглощении Белоруссии как части России. Если это поглощение произойдет, это будет означать, что российские силы почти полностью окружат Прибалтику и с двух сторон притеснят Польшу. Одним словом, это лишь усугубит и без того значительные задачи, с которыми сталкиваются военные стратеги НАТО.

В то время как цены на нефть растут (что помогает Путину, так как поток его государственных доходов зависит от экспорта нефти), Путин стремится к прекращению американских и европейских санкций, введенных вслед за его захватом Крыма в 2014 году и вмешательством в выборы в США в 2016 году. Пока Франция и Италия настаивают на ослаблении этих санкций, Путин чувствует, что может вскоре добиться желаемых результатов.

Если же российский лидер считает, что любое вмешательство в поддержку Лукашенко приведет к ужесточению санкций против России, он будет действовать осторожнее. Представление, будто Путин является своеобразным российским неоконсерватором, готовым пойти на огромные риски, чтобы изменить мир под свою конкретную олигархически-покровительственную идеологию, является распространенным заблуждением.

В действительности же, Путин является рискоустойчивым реалистом, предрасположенным к продвижению российского могущества в мире, но не любой ценой.

Взамен США должны взять на себя инициативу, чтобы не дать Путину помешать белорусам в их стремлении к представительной демократии.

И не допустить, чтобы Кремль превратился в еще большую угрозу для НАТО.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.