«Фигаро»: Месяц назад Собор Святой Софии в Стамбуле стал мечетью. В пятницу мусульманам отдали византийскую Церковь Христа Спасителя в Полях. Она была обращена в мечеть после взятия Константинополя османами в 1453 году, но была превращена в музей после Второй мировой войны. Чего пытается добиться Эрдоган?

Фабрис Моннье: Прежде всего, президент Эрдоган следует своему видению истории и течения времени. Он верит в триумф ислама и работает в этом направлении. Он был мэром Стамбула и эффективно работал на этом посту. Он делает все возможное, чтобы подчеркнуть мусульманский характер города, который, по мнению его самого и многих его собратьев по вере, стал частью их цивилизации после победы Мехмеда II Завоевателя в 1453 году. Возобновляя службы в бывших мечетях, которые были «несправедливо» превращены в музеи в связи с их богатым византийским прошлым, он удовлетворяет старые исламские порывы. То, что в двух упомянутых храмах велись мусульманские богослужения, полностью оправдывает их возвращение в ислам. Он исправляет ошибку превративших их в музеи кемалистов и входит в историю как тот, кто некоторым образом довершил завоевание 1453 года. Волна международного возмущения явно не слишком волнует этого человека веры, который убежден в справедливости своего дела и, без сомнения, пойдет еще дальше, когда ему представится такая возможность.

— Остались ли еще в Стамбуле христианские верующие?

— Несмотря на отсутствие официальной статистики, можно сказать, что их осталось очень немного, наверное, меньше 100 000 среди населения в 15 миллионов. Кроме того, по большей части, это пожилые люди, которые не привлекают к себе особого внимания. В масштабах «большой истории» это беспрецедентная ситуация. Напомним, что еще в 1914 году христиане составляли половину населения Стамбула. Их выдворили оттуда из-за политической и этнической напряженности. Они уезжали волнами: в 1913-1914 годах (после балканских войн), в 1923-1924 годах (после турецкой войны за независимость) и в 1974-1975 годах (после гражданской войны на Кипре). Они оставили после себя богатое наследие: дома и храмы, в том числе одни из самых древних в христианстве. По этому наследию ведется целый ряд судебных тяжб, за которыми пристально следят греко-православный и армянский патриархаты. Тем не менее они обессилены, и им все труднее действовать в рамках кризиса в восточном Средиземноморье, в частности из-за противостояния Анкары с Афинами. Власти мало прислушиваются к ним, поскольку видят в них иностранных агентов.

— Почему туристов привлекает в Стамбул в первую очередь христианское наследие?

— Европейские туристы проявляют интерес не только к османскому культурному наследию из дворцов, мечетей и рынков, но и Восточной римской империи, чьей столицей был Константинополь на протяжении более 1 000 лет (330-1453). И это, судя по всему, вызывает недовольство в высших сферах турецкого государства. Там хотят бросить тень на доисламское прошлое города, которое, несмотря ни на что, до сих пор привлекает слишком много внимания и вызывает слишком большое восхищение. Другими словами, все, что связано с христианским наследием, хотят сделать вторичным, выдвигая на первый план богатства и достижения турецко-исламской цивилизации. Европейский туризм несколько пострадает от этого, но азиатский будет только расти.

— Защищены ли христианские и православные церкви? Каково их юридическое положение?

— С юридической и имущественной точки зрения, христианские церкви Стамбула и его окрестностей «защищены» сложными и более-менее выполняемыми положения Лозаннского договора 1923 года. Их осталось не менее сотни. По большей части они принадлежат общинам православных греков, армян и католиков. Кстати, тут стоит отметить возникновение псевдоправославной турецкой общины «Караманли», клана из Анатолии, который присвоил себе три церкви (с их землями) при содействии властей. Такая ситуация сохраняется на протяжение десятилетий, несмотря на протесты патриархата. Стоит отметить, что некоторые церкви не находятся в руках общин, к которым официально относятся. Сегодня там нередко проводят службы непризнанные и почти что нелегальные меньшинства, такие как арабоязычные христианские беженцы с юго-востока Анатолии, которые не защищены Лозаннским договором. Они ушли с родных мест из-за атмосферы насилия и обосновались в Стамбуле в ожидании возможности перебраться в Европу или Америку. Все это может очень скоро привести к напряженности с властями… Христианское наследие Стамбула и его будущее — очень широкая и интересная тема, в которой нас могут ждать неожиданности.

*Фабрис Моннье (Fabrice Monnier), историк, специалист по Османской империи

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.