Прием, оказанный на этой неделе оппозиционному политику Светлане Тихановской в соответствии с протоколом, достойным официального визита, не оставляет никаких сомнений: Польша намерена быть в авангарде стран, поддерживающих «свободную Белоруссию». Соперницу президента Александра Лукашенко, не признающую победу самодержца по итогам президентских выборов 9 августа, в среду 9 сентября принял премьер-министр Матеуш Моравецкий. Он пообещал ей в ближайшее время представить «экономический план, демонстрирующий, что Европа открыта для Белоруссии».

Тем самым Польша лишь подтверждает в глазах минского режима свой имидж больной мозоли. Александр Лукашенко продолжает изображать народный бунт, требующий его ухода, как заговор, который плетут иностранные силы, в частности польские. Уже 10 августа, на следующий день после своего скандального переизбрания, Александр Лукашенко начал говорить о звонках из Польши, Великобритании и Чехии, которые «управляли нашими, извините меня, овцами [протестующими]». Затем он предположил, что Варшава жаждет заполучить приграничную Гродненскую область, которая принадлежала ей с 1919 по 1939 год.

Хотя Польша отрицает наличие каких-либо территориальных притязаний в отношении своего восточного соседау и отвергает любые обвинения во вмешательстве, она не скрывает своей дипломатической активности на белорусском треке. 10 августа премьер-министр Польши выступил с просьбой о проведении внеочередного заседания Европейского совета, дабы «откликнуться на призыв народа Белоруссии», который, по его словам, жаждет «перемен» и «присутствия Европейского союза в своей жизни». Он также объявил об увеличении помощи независимым СМИ и жертвам репрессий режима.

Единодушная поддержка парламента

Столь активное участие не ново. После президентских выборов в Белоруссии 2006 года, которые, по мнению Евросоюза, сопровождались «целым рядом существенных нарушений», Польша предоставила стипендии белорусским студентам, отчисленным из университетов по политическим мотивам. Она также запустила телеканал «БелСат», вещающий на Белоруссию информационные передачи из Варшавы. На фоне засилья государственных СМИ, лояльных режиму Александра Лукашенко, «БелСат» воспринимается как независимый телеканал, из-за чего постоянно подвергается нападкам со стороны властей.

Как полагает Войцех Конончук, специалист по Восточной Европе и заместитель директора польского государственного аналитического центра по международным отношениям OSW, живучести польских инициатив в отношении Белоруссии способствует «политический консенсус, определяющий с 1991 года [и распада СССР] восточную политику Польши». Даже сегодня, несмотря на очень высокий уровень поляризации польского общества и политического ландшафта, польский парламент единодушно высказался в поддержку независимости Белоруссии и в пользу мер по оказанию помощи.

Основное содержание этой восточной политики по-прежнему базируется на «доктрине УЛБ» (Украина, Литва, Белоруссия), разработанной еще в 1950-х годах в среде польских политических беженцев, оказавшихся к западу от железного занавеса. В отличие от националистов, которые упорно отказываются принимать унаследованные от Второй мировой войны границы, продолжая надеяться однажды вернуть себе утраченные восточные территории, отошедшие Украинской, Литовской и Белорусской ССР (УЛБ), сторонники этой доктрины полагают, что самый надежный способ сдержать имперские амбиции России — это поддержка независимости государств «УЛБ».

От Варшавы это потребовало отказа от собственных имперских притязаний и означало потерю таких исторических культурных центров, как Вильнюс и Львов, несмотря на по-прежнему проживающие там более или менее многочисленные польские общины. Как подчеркивает Войцех Конончук, доказательством приверженности Польши этой доктрине служит тот факт, что «ни одна из партий, представленных в польском парламенте, ни разу не призывала к пересмотру границ».

Ослабленная собственными авторитарными замашками

Однако белорусский кризис выявил расхождения во мнениях относительного того, как именно стоит гарантировать суверенитет государств УЛБ. Как отмечает Войцех Конончук, Польша традиционно обещает своим восточным соседям известный триптих: «демократизацию, рыночную экономику и сближение с Западом», которому она сама следовала с конца 1980-х годов. Войдя в состав НАТО, а затем и ЕС, Польша стала позиционировать себя в обеих структурах как активный апологет расширения на Восток, в частности, подтолкнув в 2009 году Евросоюз к созданию Восточного партнерства.

Варшава также смогла выступить в качестве посредника в соседних политических кризисах, в частности, во время украинской «оранжевой революции» 2004 года и на Майдане десятью годами позже. Эта связь с прошлыми «цветными революциями» теперь как раз подпитывают обвинения Александра Лукашенко в адрес Польши.

«Авторитарные режимы более подвержены влиянию России, чем демократические», — считает Войцех Конончук, эксперт по Восточной Европе

В то же время, опираясь на опыт Киева, которому выбор в пользу Запада стоил Крыма и части Донбасса, польские комментаторы склонны полагать, что неконтролируемое свержение Александра Лукашенко, которое неизбежно повлечет за собой российское вмешательство, может оказаться для безопасности региона гораздо опаснее, чем его сохранение у власти. «Авторитарные режимы более подвержены влиянию России, чем демократические, — утверждает Войцех Конончук, — и именно Александр Лукашенко привел свою страну в столь зависимое от России положение. Главная угроза независимости Белоруссии — это он».

Однако стоит сказать, что авторитет Польши как проповедника демократии сейчас несколько подорван ее собственными авторитарными замашками, в частности, политической опекой над общественными СМИ и судами или недавними арестами десятков ЛГБТ-активистов. По этой причине западные ведомства, обычно относящиеся с большим пониманием к польской чувствительности в отношении России, на этот раз не спешат отвечать на призывы Варшавы к более активному участию ЕС в белорусском вопросе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.