В Европе найдется мало стран, которым российские проправительственные СМИ уделяли бы в последние годы столько же внимания, сколько Черногории.

После парламентских выборов, состоявшихся в конце августа 2020 года в Черногории, в этой стране появится новое правительство. Его сформирует прежняя оппозиция.

Это следует из договора, который в начале сентября в Подгорице заключили лидеры трех политических объединений: избирательных блоков «За будущее Черногории», «Мир — наша нация» и «Черным по белому», которые победили прежде правившую Демократическую партию социалистов, возглавляемую Мило Джукановичем (сейчас он занимает пост президента, но в прошлом не раз становился премьером).

Эта партия хоть и получила больше всех голосов избирателей, но не сумела сформировать большинство в парламенте. С 1990 года Демократическая партия социалистов оставалась доминирующей политической силой и управляла страной вплоть до недавнего времени. Теперь она потерпела первое со дня своего основания поражение на выборах.

Новая правящая коалиция объединяет около 20 мелких политических партий и движений, едва получивших большинство в парламенте (41 депутатский мандат из 81). Резкие перемены во власти вызвали множество предположений о том, в каком направлении теперь будет двигаться самое маленькое балканское государство (общая численность населения Черногории составляет 620 тысяч человек).

Тернистый путь к независимости, проблемы с демократией

Черногория стала независимым государством в июне 2006 года. До этого (с 2003 года) она входила в состав Государственного союза Сербии и Черногории, а еще раньше вместе с Сербией образовывала Союзную Республику Югославию. Это был своего рода обломок первоначальной социалистической Югославии, от которой постепенно отделилась Словения, Хорватия, Македония и Босния и Герцеговина. Провозглашению полной независимости Черногории предшествовал референдум, состоявшийся в мае 2006 года. Его результат едва соответствовал требованиям: была установлена минимальная 55-процентная граница для объявления независимости, и она была превышена всего на 0,5%.

Небольшой перевес в результатах референдума о независимости свидетельствовал о расколе в стране. Дело не только во мнении населения о возникновении самостоятельного государства (44,5% участвовавших в референдуме выступили «против» независимости от Сербии), но и в проблеме этнической и языковой идентичности (черногорцы и сербы), а также в отношении к прошлому и наследству бывшей Югославии, воплощенном в двусторонних отношениях с Сербией.

Что касается интеграции Черногории в Европейский Союз, то ее поддерживает большинство населения, и в этом вопросе на политической арене царит консенсус. Однако вопрос членства страны в НАТО раскалывает общество и политиков. Одна часть черногорцев видит будущее своей страны в тесном союзе с демократическим Западом, а другая поддерживает союзничество с Россией. Многие подчеркивают значимость собственной государственности и хотят максимальной автономии от Сербии. Другие, в свою очередь, ратуют за крепкие связи с этой страной, которую по-прежнему считают «материнской». До сих пор правительство Демократической партии социалистов придерживалось линии европейской интеграции и трансатлантического партнерства.

Парламентским выборам в Черногории предшествовала политическая турбулентность, обусловленная поляризацией населения и конфронтацией внутри политических элит. Сказались все упомянутые разногласия в обществе, а также разгоревшийся в конце 2019 года конфликт вокруг собственности местной православной церкви, которая подчиняется Сербской церкви.

Демократическая партия социалистов беспрецедентно правила на протяжении 30 лет, не имея альтернативы и не чередуясь с оппозицией. В результате властные механизмы «проржавели», и политика стала олигархической. В 2020 году организация Freedom House, которая отслеживает состояние демократии в мире, понизила рейтинг Черногории, впервые с 2003 года исключила ее из категории государств с демократическим режимом и отнесла к категории государств с гибридным режимом. Причина — в авторитарных эксцессах, распространении коррупции и злоупотреблении властью представителями правящей партии.

Черногория под пристальным вниманием России

В Европе найдется мало стран, которым российские проправительственные СМИ уделяли бы в последние годы столько же внимания, сколько Черногории. У читателей российских газет после опубликованного могло сложиться впечатление, что Черногория — насквозь коррумпированное государство, где открыто правит мафия и творится полицейский произвол, где грубо попираются политические права граждан и где свобода вероисповедания оказалась под угрозой. То есть, получается, это страна с враждебной по отношению к России политикой и с правительством, которое, как вассал, подчиняется Западу. Антироссийскую ориентацию Черногории якобы подтверждает ее вступление в НАТО. Российские СМИ не раз называли Черногорию «самой антироссийской страной на Балканах».

Представьте, что прокремлевским СМИ (а с ними и российскому правительству) очень мешают такие явления в чужом государстве, как коррупция, недемократические эксцессы, подавление политических прав граждан и недостаточная религиозная свобода. Вряд ли сегодня в это поверят те, кто хотя бы отдаленно знаком с внутренней ситуацией в самой России. Я уже не говорю о странах, с которыми Кремль сегодня поддерживает дружественные отношения (Белоруссия Лукашенко, Китай, Венесуэла, Сирия, Иран, Северная Корея). Подлинная причина российских пропагандистских нападок на Джукановича и Демократическую партию социалистов не проблемы управления страной, а прозападный внешнеполитический курс.

Держать Балканы как можно дальше от Запада, превратить их в зону собственного влияния, а затем использовать этот регион в конфронтации с западными странами и их объединениями — вот политический подход современной России, унаследованный от Российской империи и Советского Союза. Это та самая знаменитая российская балканская «геополитика», через призму которой Москва смотрит на события в отдельных балканских государствах. В итоге все происходящее трактуется в пользу известного нарратива о столкновении Запада с Россией и ее союзниками. В ход идут аргументы о славянском братстве, неизменных духовных ценностях, православии, исторических традициях и тому подобном.

Предвыборная обстановка в Черногории была для российских СМИ буквально идеальной возможностью показать, как в маленькой балканской стране разворачивается борьба между силами зла, которые воплощает местное прозападное правительство, и силами добра, связанными с Россией, на сторону которой встали черногорские патриоты. Принятый в конце 2019 года закон об инвентаризации церковной собственности, против которого выступила Православная церковь, придал дополнительный импульс пропагандистской медиа-машине Москвы.

В качестве примера можно процитировать статью из газеты «Взгляд»: «Черногорский народ уже неоднократно восставал против своего „благодетеля", а наиболее показательными стали протесты в связи с ускоренным вступлением республики в Североатлантический альянс. Ключевым участником тех протестов стала Сербская православная церковь… Есть Сербская церковь — союзница РПЦ, противница НАТО, сторонница дружбы с Россией. Есть Мило Джуканович — фактический диктатор, мафиозо, марионетка „пентагоновских ястребов" и один из наиболее антироссийских политиков Балкан, вопреки здравому смыслу продвигающий церковный раскол…»

По мнению авторов того же издания, нынешний президент Черногории «променял Белград и Москву на своих злейших врагов и привел страну в НАТО, тем самым задавив черногорскую общественность».

Путч против НАТО и «украинский сценарий» для Черногории

Россия пыталась помешать вступлению Черногории в НАТО всеми возможными и невозможными способами. 16 октября 2016 года, в день парламентских выборов, с помощью своих местных и сосредоточенных в Сербии агентов Россия попыталась совершить в Подгорице переворот. Целью было помешать проатлантическим силам победить на выборах, устроив фиктивное «народное восстание» (на самом деле планировалось захватить правительственные здания силами местных боевиков типа Гиркин-Стрелков на Донбассе).

Однако эта попытка провалилась, и двое сотрудников российской военной разведки, отправленные в Черногорию из Москвы и координировавшие путч, успели сбежать обратно в Россию через Сербию. Черногорская полиция задержала местных путчистов, и в мае 2019 года Верховный суд в Подгорице приговорил двух отсутствующих российских координаторов путча, офицеров разведки (один из них ранее работал военным атташе в Польше) к 12 и 15 годам заключения за попытку вооруженного переворота с целью помешать стране вступить в НАТО.

Наконец России не удалось помешать Черногории войти в НАТО. В 2017 году Черногория стала полноправным членом альянса. После событий в октябре 2016 года, обнародовании результатов расследования и приговора Верховного суда отношения между Кремлем и Подгорицей достигли точки замерзания. Московские СМИ развязали жесткую кампанию против балканской страны, руководство которой выбрало западный путь.

Кремлевская пропаганда внесла в воображаемый список недружественных шагов «необоснованные обвинения» России в том, что она организовала попытку путча, а также поддержку санкций Европейского Союза за аннексию Крыма и войну на Восточной Украине. Кроме того, Москва упрекала Черногорию в «заискивании» перед ЕС в вопросе легализации гомосексуальных браков. События, связанные с возвращением российских туристов из Черногории и граждан Черногории из Москвы во время коронавирусного кризиса в марте 2020 года, российские государственные органы и проправительственные СМИ назвали шантажом со стороны Подгорицы.

Чтобы российская общественность лучше понимала внутриполитические события в Черногории, прокремлевские СМИ воспользовались известным пропагандистским трюком. Они приравняли происходящее в Черногории к ситуации в других странах, с которыми российская общественность знакома лучше. Москва вытащила «украинскую карту». После 2014 года кремлевской пропаганде удалось создать в представлениях значительной части российского общества негативный образ Украины и украинцев, которых изобразили неблагодарными ренегатами, которые предпочли Запад и отрицают общие исторические корни с Россией.

Вот на эту «удобренную» почву легли обвинения в адрес Черногории в том, что ее руководство пошло по «украинскому пути» в отношениях с братской Сербией и хочет полностью оделить свою страну от нее (так же, как якобы Украина сделала с братской Россией). Российские СМИ утверждали, что события в Черногории напоминают «террор, который развязала киевская власть против сторонников сохранения русского языка и вообще против оппозиции». По мнению московских СМИ, черногорское руководство встало на «украинский путь», стремясь отделить православную церковь в своей стране от Сербской церкви (точно так же, как якобы действовала Украина против Русской православной церкви).

Даже появилось мнение о том, что устремление Черногории в сторону Запада может быть вызвано тем, что в этой стране осело немало украинских эмигрантов, которых стало больше, чем проживающих там русских.

Выборы 2020: что дальше?

Москва возлагала большие надежды на парламентские выборы в Черногории и возможную победу оппозиционных сил. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил: «Хорошие отношения между Россией и Черногорией восстановятся, а временщики, которые проводят русофобскую политику в Черногории, уйдут».

Московские СМИ преподнесли представителей черногорских оппозиционных партий как альтернативу, которая может полностью изменить ситуацию в стране. Они отдавали предпочтение, прежде всего, тем политикам, которые, как, например, Милан Кнежевич, пророссийский лидер Демократической народной партии, утверждали, что в случае появления нового парламентского большинства, в котором будут доминировать силы, поддерживающие военный нейтралитет, новое правительство может пересмотреть «незаконное решение» о вступлении в НАТО. Кроме того, они предлагали отказаться от поддержки санкций Европейского Союза против России и обещали наладить отношения с Евразийским экономическим союзом с Россией во главе. При этом они требовали отменить приговор местным участникам попытки путча в 2016 году.

Наконец выборы состоялись, и ясно, что скоро страну возглавит новое правительство. Уже на следующий день после объявления результатов триумфаторы поспешили заверить отечественную и зарубежную общественность в том, что основное направление внешней политики страны не изменится. Черногория по-прежнему будет стремиться как можно скорее вступить в Евросоюз и сохранит членство в НАТО. Прямо об этом сказал в интервью «Дойче велле» лидер блока «Черное по белому» Дритан Абазович. Он опроверг мнение о том, что новую правительственную коалицию образуют пророссийские и просербские силы, и добавил, что новое правительство будет укреплять самостоятельную черногорскую государственность и выполнять все прежде взятые международные обязательства, включая признание Косово.

Даже пророссийский политик Кнежевич вынужденно констатировал, что хотя в свое время его партия выступала против вступления Черногории в НАТО, это уже произошло и отменить это решение уже никто не в силах. Подобные заявления вряд ли вселяют в Москву большой энтузиазм или приносят удовлетворение.

Время покажет, удастся ли черногорскому правительству, едва получившему парламентское большинство, долго продержаться и выполните ли оно свои поствыборные обещания. Если так, то, вполне вероятно, российские СМИ обрушатся на членов нового правительства так же, как когда-то на их предшественников.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.