«Фигаро»: Как вы отреагировали на странную церемонию инаугурации, которую организовал в среду Александр Лукашенко?

Светлана Тихановская: Эта в тайне организованная инаугурация —что, кстати, многое говорит о нашем так называемом президенте — совершенно ничего не меняет. Она подтверждает, что он боится народа. Ее даже не транслировали по телевидению… Правда в том, что Лукашенко прячется, потому что белорусы считают его нелегитимным после 9 августа. Они больше не доверяют ему, не считают его президентом.

Кадры с его инаугурации лишь породили новую волну протестов. Люди вышли на улицы, чтобы показать несогласие, но их собрания были жестко подавлены. Так, где его 80%? Почему они не пришли его поздравить? Я вижу, что европейские страны воспринимают его избрание как то, что оно есть на самом деле: фарс.

— Как бы то ни было, в понедельник они не смогли договориться о введении санкций против белорусского руководства. Вы разочарованы?

— Я была бы разочарована, если бы многие страны в принципе выступали против таких санкций. По факту же против их принятия выступил только Кипр, причем по своим особым соображениям, а не потому, что он принимает Лукашенко как президента. Европейские страны понимают, что санкции необходимы. Собрание в понедельник — всего лишь один этап, будут и другие. Но Европа должна быть смелее. Вы видите, как отважен белорусский народ, и за что он борется. Разве было бы не замечательно, если бы еще одна европейская страна открылась демократии?

— Почему вы считаете важным, чтобы санкции коснулись лично Лукашенко?

— Чтобы он понял, что Европа не оставит его преступления безнаказанными, что она не приемлет применение насилия против собственного народа. Европа — это в первую очередь демократия и защита прав человека. Обсуждение нелегитимности Лукашенко важно, но судьба белорусского народа еще важнее. У народа нет свободы слова без риска попасть в тюрьму. У него нет права на уличные демонстрации с критикой режима и на свободные выборы президента…

— Эммануэль Макрон собирается в понедельник в Литву. Что вы ждете от этого визита?

— Я очень рада, что Макрон приедет в Вильнюс. Не знаю, будет ли у меня возможность встретиться с ним, но мне известна позиция Литвы по Белоруссии. Литовские власти активно стоят на защите нашего дела, и я уверена, что они расскажут ему о серьезности ситуации в Минске. Они объяснят ему, как важно, чтобы он помог нам выбраться из тупика. Президент Макрон должен говорить громче. Он — очень влиятельная персона в Европе и во всем мире. Мы многого ждем от него.

— Думаете, он сможет повлиять на Владимира Путина?

— Он определенно может поспособствовать возобновлению диалога. Мы искренне сожалеем, что президент Путин решил поддержать диктатора против белорусского народа, и знаем, что он с вниманием относится к мнению Макрона. Нам хотелось бы, чтобы Франция начала диалог и сыграла роль посредника в поисках выхода из кризиса.

— Белорусы устраивают демонстрации на протяжение многих недель, репрессии продолжаются, а власть не демонстрирует ни малейшего признака слабости. Как изменить расклад?

— Единственный способ заставить его уступить — это давление: демонстрации, забастовки, влияние соседних стран и ОБСЕ. Нужно прекратить финансовую поддержку режима, чтобы тот больше не мог платить полицейским, которые бьют демонстрантов. Необходимо начать диалог, чтобы избежать углубления политического и экономического кризиса.

— Владимир Путин призвал Александра Лукашенко принять представителей оппозиции и начать конституционную реформу с прицелом на выборы 2022 года. Что вы думаете об этой дорожной карте?

— Она не обсуждается. Если Лукашенко хотел провести конституционную реформу, об этом нужно было думать раньше. Это просто способ выиграть время. Белорусам больше не нужен этот режим.

— Что остается от созданного в Минске координационного совета?

— Эта структура была создана для диалога между народом и властью. Был сформирован комитет из семи человек, но четверо оказались за решеткой, а двое были выдворены из страны. На свободе только нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, но вместе с ней были послы нескольких европейских стран, чтобы не дать посадить ее. Полиция засела рядом с ней, чтобы запугать ее. В таких условиях мы организуемся на основе круга из 70 представителей спорта, политики и бизнеса. Я сама напрямую в этом не участвую, чтобы власти могли говорить с ними, хотя меня и не признают президентом. Как бы то ни было, все это непросто, потому что люди столкнулись с давлением: они знают, что их могут посадить за участие.

— Лукашенко не первую неделю называет вас марионеткой Польши, Литвы и Европы. Что вы ему ответите?

— В прошлом моего мужа Сергея Тихановского обвиняли в связях с Москвой. В начале кампании его называли пророссийским кандидатом. Когда Лукашенко увидел, что европейцы начали поддерживать нас, он обвинил их в том, что они направляют демонстрации. Если он хочет найти виновного в том, что происходит в стране, ему достаточно посмотреть в зеркало.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.