Появление ребенка с новым именем Лили Венсан в телепередаче «Котидьен» вызвало множество откликов. Мальчик восьми лет объявляет, под взглядом своей мамы, что он чувствует себя девочкой. Что об этом думать?

«Быть мальчиком» или «быть девочкой» — это вопросы, которые пронизывают каждое формирующееся детское сознание: ведь у детей в этом возрасте еще нет четкого понимания, что же означает наличие в мире двух полов — мужского и женского. Мысль о наличии разницы в структурах мужского и женского тела интригует детей. Хотя часто она сводится к краткому резюме: у мальчика есть орган, которого нет у девочки — как будто девочку этого органа кто-то лишил.

Но часто и эти совсем юные существа проявляют повышенное внимание к тому, что родители ожидали от их рождения. Хотели папа и мама, чтобы родился мальчик, или они предпочитали девочку? Эти вопросы проистекают из желания детей быть любимыми своими родителями. Ребенок страшится: а вдруг папа и мама были бы более счастливы с ребенком другого пола, чем мой? Определение себя как мальчика или девочки — оно часто вызывает у ребенка вопрос, насколько его реальный пол совпадает с ожиданиями родителей. Именно отсюда иногда возникающее желание найти свой «истинный» пол.

Порой ребенку кажется, что, поменяв пол, он гарантирует для себя еще более глубокую и искреннюю любовь со стороны папы и мамы. Это особенно часто происходит с «робкими мальчиками» или с теми девочками, у которых сложилось впечатление, что родители вместо них хотели иметь сыновей. Отсюда и возникает часто выражаемое ребенком желание сменить пол, за которым стоит желание изменить судьбу и наконец принадлежать к социальной группе, внутри которой ты будешь, наконец, счастлив. Теперь же этому еще неясному желанию ребенка дают модное название «трансгендерности». Это слово позволяет взрослым уклониться от вопросов, связанных с неблагополучием чувств ребенка. Активисты «трансгендерности» просто отворачиваются от внутреннего мира ребенка, предлагая упрощенное решение: свалить все на ошибку «природы», которая поместила девичью душу в тело мальчика, или наоборот. Между тем скорее всего речь идет о чувствах ребенка, а это требует уважения к этим чувствам, Порой проще бывает некритически проглотить «трасгендерное» объяснение, которое просто игнорирует чувства ребенка и связанные с ними метания юного сознания.

Что нужно делать? Во взрослой жизни требование смены пола принимается и является юридически корректным. Правда, проводится эта процедура довольно спорным образом. У человека просто меняется обозначение пола в его документах. При этом порой проводится, а порой и не проводится соответствующий курс приема гормональных препаратов. Иногда нет и соответствующего хирургического вмешательства, призванного откорректировать предполагаемую «ошибку природы».

Иногда возникает просто неправильное понимание того, что это значит — «уважать слова ребенка». Уважать слова ребенка надо, но это вовсе не значит «воспринимать слова ребенка буквально». Это вовсе не значит «относиться к ребенку как к маленькому взрослому». И тем более это не значит воспринимать этого маленького взрослого как личность, способную переработать информацию, во многом остающуюся для нее непонятной, — включая взрослые умствования о «сексуальной идентичности».

Какую реакцию могут вызвать эти умствования у ребенка? Часто возникающая тема смены пола отражает всего лишь трудности ребенка при понимании окружающего мира. Трудности в определении того, что же это такое — «быть мальчиком» или «быть девочкой». Трудности при попытке решить эту задачу: как остаться самим собой и при этом наилучшим образом удовлетворить ожидания родителей? Тут нельзя слепо полагаться на мнения групп активистов, которые просто отворачиваются от детских озабоченностей. Надо избегать и поспешно прописанных «лечений», особенно тех, что связаны с вмешательствами, нарушающими течение пубертата, — здесь англо-саксонская модель нам не указ.

Родители, несомненно, руководствуются самыми лучшими соображениями, они стараются быть внимательными к запросам своего ребенка. Но родителям в этой ситуации надо не бояться тревог ребенка по поводу их любви или нелюбви к нему. Вместо скоропалительных решений со сменой пола лучше прислушаться к ребенку, используя ту помощь психологов, которая сейчас вполне доступна людям, находящимся в трудной роли родителей. И здесь самый простой метод понять ребенка — это просто вспомнить самих себя во времена, когда вы, родители, были детьми. А психолог может помочь общаться с ребенком, вопросы которого на самом деле сводятся к потребности любить и быть любимым, получая со стороны взрослых понимание.

А последнее слово в этой статье мы предоставим писательнице Брижит Кернель. В своей книге о попытках матери Хемингуэя воспитывать его как девочку, она предлагает нашему вниманию такой мудрый вывод: «Нужно подождать как минимум до 25 лет, иначе, я опасаюсь, весьма возможно запоздалое раскаяние со стороны молодых людей, которые слишком рано пошли на операцию». Поспешный подход в таких тонких материях может повести к катастрофе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.