Земельная реформа и открытие рынка сельскохозяйственных земель является предметом гордости для Владимира Зеленского, президента Украины. На последнем саммите Украина — Евросоюз, проходившем 6 октября, эта украинская реформа получила самое большое количество похвал от представителей ЕС. Тем не менее в статье украинского журналиста-расследователя Игоря Стаха эта реформа на самом деле пока не сдвинулась с места из-за коррупционных схем в Государственной службе Украины по геодезии, картографии и кадастру (Госгеокадастр), то есть ключевого ведомства, занимающегося регуляцией рынка земли. Мы решили прояснить эту ситуацию и лично поговорить об этом с Игорем Стахом.

Максим Руст: Правильно ли я понимаю: в своей статье вы утверждаете, что Госгеокадастр, возглавляемый Романом Лещенко, в настоящее время замедляет исполнение закона о земле в той его части, которая связана с открытием рынка земли?

Игорь Стах: В настоящий момент это именно так. Условием для открытия рынка земли является полная инвентаризация сельскохозяйственных земель. За год к списку инвентаризации добавлено в пять раз меньше земель, чем в прошлом году. Госгеокадастр не смог выполнить эту задачу, несмотря на то, что сроки окончания инвентаризации были растянуты на дополнительные полтора месяца.

- В чем причина: это некомпетентность или коррупция?

Мы на Украине привыкли шутить по поводу этой ситуации. Перед нами пример компетентности и ума — но только не в хорошем деле, а в коррупции. Суть в том, что Госгеокадастр глубоко вовлечен в различные коррупционные схемы, имеющие отношение к доступу к земле. Как де-юре, так и де-факто частная собственность часто обходит законодательство, имеющее отношение к этой организации.

— А была ли на Украине какая-то частная собственность на землю до принятия Закона о земельной реформе в этом году?

— Владение земельными участками частными лицами существует на Украине уже давно, однако следует отметить, что условия владения сильно отличаются для различных категорий участков. В отношении так называемых земельных паев (shares), которые получили в результате развала колхозов миллионы украинцев, вот уже 20 лет действует мораторий на куплю-продажу земли. Это ограничивает права этих миллионов собственников на свободную продажу своих участков, тогда как «приусадебные участки» свободны от такого рода ограничений.

Таким образом, частное владение земельной собственностью на момент начала реформы Зеленского существовало, однако в очень ограниченном масштабе и не для всех. Кстати, я указал в моем материале, что [глава Госгеокадастра, уполномоченный президента Украины по земельным вопросам] Роман Лещенко остановил предоставление земли тем категориям граждан, которые имеют право на это в соответствии с действующим законом. Сделана была эта приостановка под надуманным предлогом. То есть наверху взяли паузу с продажей земли до того момента, пока система учета земли не будет очищена от коррупции.

— Вы написали, что в результате этой паузы региональные подразделения Госгеокадастра сегодня используют довольно примитивную коррупционную схему. Указания сверху о выделении земельных участков не выполнялись, поскольку чиновники ссылались на старые документы с недействующими номерами. Что это за история, о которой вы упоминаете?

— Это не главная беда, скорее побочный эффект коррупции. Хотя и это проблема, когда региональные чиновники находят «прорехи» в законодательстве для того, чтобы обойти инструкции центральных властей и продолжить свою собственную коррупционную деятельность. В данном случае речь идет о подлоге, то есть о прямом преступлении.

— Каковы наиболее популярные схемы для незаконного получения земельных участков в частную собственность?

— Наиболее распространенный способ предполагает использование подставных лиц, которые получают земельные участки в качестве «подарка». Затем они нередко изменяют указанное официальное сельскохозяйственное назначение этой земли с «частной крестьянской фермы» на «частный приусадебный участок». Замысел тут в том, что после такого подлога участок можно свободно продавать на основании действующего закона. В данном случае используется законодательная «лазейка», которая позволяет обойти установленный законом мораторий. Ведь он не относится к категории приусадебных участков!

В ситуации, когда «земельный вопрос» далек от разрешения, описанную мной схему применить легче. Если этот вопрос близится к своему решению, используется другая схема — разделение участков на более мелкие куски. Для получения более дорогой земли в природных заповедниках коррумпированные чиновники часто используют в качестве «третьих лиц» привилегированные группы населения, включая ветеранов войны. Эти люди имеют право на получение почти 5 гектаров (12 акров) земли в таких природоохранных зонах.

В таком случае продажа и покупка земли приобретает форму выдачи кредита одним частным лицом другому частному лицу с залогом в виде земельного участка. Кредит искусственным образом объявляется невыплаченным, и залог переходит в собственность заимодавца. Очевидно, что подобные схемы становятся возможными только при участии в них чиновников из Госгеокадастра.

Я хотел бы подчеркнуть, что даже в том случае, когда прокуратура проявляет интерес к тому, чтобы разобраться в подобных схемах на предмет их законности, сделать это бывает крайне сложно. Объясняется это тем, что украинская юридическая практика в первую очередь защищает права покупателя.

Большие участки земли могут быть сданы в аренду на срок до 49 лет. Для этого Госгеокадастр проводит официальные аукционы по предоставлению земельных участков в аренду в присутствии всего двух участников торгов. На самом деле лишь один из этих двух кандидатов хочет взять в аренду землю. Следует отметить, что те газеты, в которых публикуются условия проводимых аукционов, включая даты и места их проведения, выходят тиражом всего в несколько экземпляров. И поэтому почти всегда на поверку выясняется, что «счастливый победитель аукциона» просто не имел конкурентов. Сами эти аукционы проводятся быстро, вся процедура заканчивается в течение десяти минут. Посмотрев на документы, вы сами сможете увидеть, что конечная цена на аукционе очень мало отличается от той, которая была первоначально заявлена.

Я могу показать вам еще несколько популярных коррупционных схем, но я думаю, что и приведенных мной примеров будет достаточно.

— Вы считаете, что президент Зеленский сознательно назначил человека с коррупционными намерениями на пост руководителя Госгеокадастра?

— Насколько мне известно, в настоящее время никто из известных мне журналистов, занимающихся расследованиями, не располагает информацией о личном участии Зеленского в этих схемах. Им также неизвестно о какой-либо личной выгоде, которую может получить Зеленский от назначения коррумпированных чиновников на такого рода ключевые посты. Тем не менее, у меня есть некоторые сомнения относительно того, что президент вообще может быть не в курсе того, что происходит в этом ведомстве. Потому что все эти коррупционные схемы реализуются системно, из года в год.

Тем не менее реальная проблема не в личных качествах Зеленского. У президента нет своей собственной команды. У него, в действительности, нет критериев для подбора кадров. Он вынужден следовать рекомендациям своих советников и политических союзников. А они часто сами вовлечены в эти коррупционные схемы.

Возьмем, к примеру, главу Госгеокадастра Романа Лещенко. Он, как мы говорим в таких случаях, был «политиком регионального масштаба», депутатом регионального совета Черкасской области. Мало кто его замечал, но вот, во время президентской избирательной кампании он передал большую сумму денег (1,6 миллиона украинских гривен) фонду возглавляемой Зеленским партии «Слуга народа». Это примерно 64 тысячи американских долларов по тому обменному курсу, который действовал в первой половине 2019 года. И вот, после победы Зеленского такой важный спонсор вполне естественно становится уполномоченным президента по земельным вопросам.

Интерес Романа Лещенко к земле давний: он активно включился в дискуссии еще в тот момент, когда в Верховной Раде только обсуждался законопроект об открытии земельного рынка. Более того, анализ его публичных выступлений свидетельствует о том, что г-н Лещенко постоянно защищал принципы свободной покупки и продажи сельскохозяйственных земель. Он даже предлагал более либеральный подход к функционированию подобного рынка, чем тот, который был принят депутатами Рады.

Выходит, назначение Лещенко на ключевой пост главы Госгеокадастра было в определенной степени логичным решением, совсем не случайным.

— Однако вы написали, что это назначение сопровождалось скандалом…

— Да, и у президента этот факт должен бы вызывать серьезное беспокойство. В борьбе за пост главы Госгеокадастра не хватало прозрачности, а все необходимые документы были оформлены задним числом — так, чтобы облегчить назначение Лещенко. В результате ключевая позиция была получена с помощью традиционной коррупционной схемы. А ведь и сам Зеленский, и доверяющие ему западные СМИ уверяли, что подобные коррупционные схемы останутся в прошлом после прихода к власти Зеленского.

Однако сегодня этот человек становится все большей проблемой для Владимира Зеленского. Посудите сами. Наш президент едет на саммит Украина — Евросоюз и обсуждает там «успехи» в проведении земельной реформы. А тем временем его протеже тормозит проведение этой самой реформы и принимает активное участие в коррупционных действиях.

Игорь Стах — украинский журналист, блогер и автор многочисленных антикоррупционных расследований. В 2019 году он был несколько раз избит неизвестными людьми за свою работу. В настоящее время он находится за пределами Украины.

Максим Руст — политолог, занимающийся изучением элит на постсоветском пространстве. Он имеет степень доктора наук (PhD) в области политологии Варшавского университета. Кроме того, он является постоянным автором журнала New Eastern Europe.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.