Очередная напряженность в отношениях Киева и Будапешта возникла после прямых призывов венгерских чиновников, в том числе и министра иностранных дел Петера Сийярто, адресованных украинским венграм голосовать за одну из партий, которая принимала участие в местных выборах в Закарпатье — КМКС (Общество венгерской культуры Закарпатья) и поддержать на выборах мэра Берегового действующего городского голову, представителя венгерской общины Золтана Бабяка. В ответ на такие призывы МИД Украины заявил о «прямом вмешательстве» Будапешта в украинский избирательный процесс и о неуважении Венгрии к украинскому законодательству.

Трудно понять поведение венгерской стороны в этой ситуации, если не анализировать ее предыдущую политику. Наш МИД назвал вещи своими именами, охарактеризовав поведение своих венгерских партнеров как наглость.

Наглое поведение венгерской стороны проявляется не только в стилистике слов, но и является проявлением позиции, которую занимает Венгрия по отношению к Украине в течение последних нескольких лет. Нынешняя венгерская власть, прежде всего, премьер министр Виктор Орбан и министр иностранных дел Петер Сийярто, не чувствует границ и суверенитета Украины. Они не считают Украину стороной равноправных отношений, смотрят на нее свысока и пытаются диктовать ей свои условия. Фактически они не признают существования нашей государственной границы.

Часто венгерские чиновники, находясь на Закарпатье и посещая венгров Украины, ведут себя, как дома, чувствуют себя там единственными хозяевами и не считаются с позицией нашей страны.

У венгров сформировалось ощущение безнаказанности. Изменения во внешней политике Венгрии в отношении Украины произошли сразу после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе — Будапешт почувствовал слабость нашей страны и решил, что может действовать с позиции силы. И шантаж Украины со стороны венгерских властей посредством использования право вето на любые встречи на высшем уровне в формате НАТО как раз и является результатом ощущения безнаказанности венгерской верхушки.

Венгерские политики думают, что Украина заинтересована в поддержке Венгрии больше, чем их страна заинтересована в Украине. Исходя из такой позиции, они пытаются диктовать украинцам, что им делать в своей же стране. Конечно, это неприемлемо ни с точки зрения нормальных партнерских и дружеских отношений, ни с точки зрения международного права.

Нынешний инцидент — это, так сказать, рецидив того, что венгерское руководство «путает берега» в двусторонних отношениях: оно не чувствует, где заканчивается венгерское государство, его власть, суверенитет и юрисдикция, а где начинается территория, юрисдикция и суверенитет других государств.

Это, кстати, касается не только Украины, но и практически всех государств — соседей Венгрии. Правительство Виктора Орбана более десяти лет у власти и, кажется, несколько утратило ощущение реальности. Он привык к тому, что, чтобы выигрывать выборы в Венгрии, нужно мобилизовать свой электорат на противостояние с какими-то «внешними угрозами» для венгров. Поэтому конфликты с соседними странами правительство Орбана генерирует регулярно: сначала такие проблемы были с Румынией на тему венгерского меньшинства в Румынии, затем — со Словакией. Наконец, дошла очередь и до Украины и венгров Закарпатья.

Изначально Украине нужно было отвечать жестко на любые подобные действия венгров, причем отвечать формально. Но при этом понимать, что правительство Орбана заинтересовано в создании межнационального конфликта. Их партийно-политическая цель — питаться энергией конфликта зарубежных венгров и, таким образом, легитимизировать свою власть в Венгрии.

Поэтому Киеву следует отвечать твердо, последовательно и формализовано, но не втягиваясь в эту игру в межнациональный конфликт, потому что это может иметь разрушительные последствия не только для Закарпатья, но и для Украины в целом.

Кроме того, Киев должен обнародовать свои выводы, чтобы у венгерского руководства не оставалось иллюзий. Ведь венгры настаивали на том, что главная причина испорченных украинско-венгерских отношений — это действия националистического руководства времен Порошенко и языковая статья закона об образовании.

Но, как мы сейчас увидели, попытки «не националистического» президента Зеленского и очень мягкого в своей стилистике министра иностранных дел Кулебы как-то улучшить отношения с Венгрией и преодолеть противоречия, которые существовали, теперь одним махом перечеркнуты действиями венгерских чиновников.

Подчеркиваю, перечеркнуты они именно венгерской стороной, которая не чувствует границ. Поэтому венграм следует дать понять, что на Украине существуют границы, и эти границы надо уважать и с ними считаться.

После запрета на въезд для отдельных одиозных представителей правящего режима в Будапеште, Сийярто прибегнул к оскорбительным высказываниям. По сути, он прямым текстом сказал, что Киев таким образом отказывается от «венгерской поддержки» в евроатлантической интеграции Украины. Это означает, что Венгрия будет продолжать свою политику блокирования встреч на политическом уровне в формате НАТО, то есть встреч президента, премьер-министра и министра иностранных дел Украины.

Впрочем, теперь будет более жесткий ответ со стороны партнеров по НАТО, которые, в отличие от венгерского руководства, не заинтересованы в такой линии поведения по отношению к Украине. Ведь бойкот Украины не в интересах региональной безопасности и Североатлантического альянса. Таким образом, венгерское руководство будет все больше подвергаться давление внутри НАТО, особенно после президентских выборов в США (тем более, если их проиграет нынешний президент). И это далеко не впервые венгерские политики создают сами себе проблемы и играют сами против себя.

Владимир Горбач, политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.