Моя подруга из Бразилии, которая работает журналистом, поехала на Кубу на несколько дней, а потом рассказала мне, как ее удивило, что все кубинцы, с которыми она общалась, знают, кто такие Болсонару, Дилма и Лула (имеются в виду президентs Бразилии — действующий Жаир Болсонару и предыдущие Дилма Русефф и Лула-да-Сильва, прим. ред.). В других латиноамериканских странах, которые она посещала недавно, такого не было.

Чрезвычайный интерес кубинцев к международным событиям весьма необычен, однако мы сами, те, кто живет на острове, обычно его не замечаем и не придаем ему особого значения. Социальные волнения в Гаити, Чили, Панаме и Эквадоре, борьба за власть в Перу, нескончаемые репрессии и убийства общественных лидеров в Гондурасе и Колумбии — все это обычные темы для разговора у кубинцев. Кубинцы могут горячо обсуждать передаваемое по наследству неумелое управление, из-за которого правительству Мексики пришлось освободить наркоторговца, несправедливое заключение в тюрьму лидера левых в Бразилии, того самого Лулы-да-Сильвы, который точно победил бы на выборах, а также выборы в Боливии и США. Ну, а уж постоянная агрессия Вашингтона по отношению к Венесуэле и к самой Кубе — это обычная тема для разговора в любом уголке Кубы. Об этом могут говорить и те, кто играет в домино на улице, и студенты университета на занятиях.

Конечно, эти разговоры не отменяют ни серьезные трудности, которые испытывает экономика Кубы, ведь каждую неделю на нее обрушиваются новые санкции американского правительства, ни недостатки в сфере оказания услуг, с которыми сталкиваются граждане. Они обусловлены не только экономической блокадой, но и безразличием бюрократов, что в итоге приводит к недовольству жителей страны. Тем не менее сочетание экономической войны против Кубы и внутренних проблем не выливается в социальные волнения. Недавно на конституционном референдуме социалистическая система, представленная на Кубе одной-единственной партией, прошла испытание выборами. Несмотря на активную пропаганду, на которую США каждый год тратят десятки миллионов долларов, а также хорошо финансируемую деятельность организации Cuba Internet Task Force, революционное правительство, которое Вашингтон пытается свергнуть уже 60 лет, по-прежнему пользуется широкой поддержкой.

В основном СМИ приводят такое объяснение: «жестокие репрессии режима» и «апатия и вялость кубинцев» препятствуют появлению волнений. Но этой версии противоречит сама история Кубы: ни один режим, основанный на репрессиях, здесь не продержался в течение долгого времени. Ни политика Вейлера по борьбе с восстанием при помощи голода, ни диктатуры Мачадо и Батисты, ни другие репрессивные режимы — ни один из них не продержался во главе Кубы в течение долгого времени. И это несмотря на пресловутую «вялость» и долготерпение населения, из-за которых коррупция процветала на всех уровнях политической и экономической сфер.

Напротив, если бы выборы прошли не в феврале 2019 года, а сейчас, в условиях усилившейся блокады, возможно, что доля проголосовавших «за» нынешнюю кубинскую власть была бы еще выше. Несомненно, такой результат был бы обусловлен сочетанием трех конъюнктурных и двух структурных факторов.

Конъюнктурные:

— Чем агрессивнее ведет себя правительство США, тем сплоченнее становятся кубинцы, тем сильнее их патриотические чувства.

— Эффективная политика кубинского правительства, которое убедительно объясняет, как нехватка связана с ростом агрессии и как стратегия по борьбе с санкциями помогает улучшить жизнь обычных граждан.

— Международная ситуация, отмеченная явным провалом неолиберальной политики и дискредитацией буржуазной демократии.

Структурные:

— Политическая культура, которую массово распространял среди кубинцев с 60-х годов Фидель Кастро при помощи образовательной политики. Кубинцы знают, в чем состоит природа империализма, в чем суть проекта социальной справедливости, национального суверенитета и революции.

— Связь революционного правительства с народом, которую сохранил Рауль и поддерживает Диас-Канель. Она укрепляет представление о том, что правительство прислушивается к народу и работает вместе с ним.

Ни одной из латиноамериканских стран, которые сейчас подавляют общественные протесты при помощи стрельбы и слезоточивого газа или открыто нарушают нормы формальной демократии, хотя они сами их отстаивают, не приходится участвовать в экономической войне. Ни в одной из этих стран нет искусственно созданной оппозиции с миллиардным бюджетом, а политика и социальная стратегия лидеров этих стран не подвергаются такому постоянному линчеванию со стороны мировых СМИ, какое уже много лет выдерживает кубинское руководство.

Несмотря на все это, нужно признать, что на Кубе есть недовольные. Многие из них уезжают жить в Майами. Почти 60 лет качественного образования и неплохое здоровье, обеспеченные кубинской социалистической системой, позволяют этим людям быть более конкурентоспособными по сравнению с другими мигрантами, но от этого они не становятся свободнее. Благодаря мерам Дональда Трампа более миллиона кубинцев в США не имеют никакой возможности связаться с семьями, оставшимися на Кубе. Естественно, в СМИ не появляется никаких новостей о протестах, которые вызывают подобные ограничения. Также мы ничего не знаем о том, что отсутствие разногласий связывают с коррупцией и репрессивными, а вовсе не демократическими мерами, которые бывший кубинский правящий класс, распоряжавшийся на Кубе до 1959 года, похоже, внедрил в Майами во время длительного пребывания в этом городе. Он не пренебрег и поучительным примером системы, в рамках которой соревнуются оскорбляющие друг друга и прибегающие к коррупции Дональд Трамп и Джо Байден.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.