Пекин задел за живое. «Выбор лидеров (то есть Сталина и Мао Цзэдуна — прим. авт.) 70 лет назад определил, где и почему Россия и Китай сейчас», — написал аналитический центр близкий к китайскому правительству. Если бы кто-нибудь подобным образом высказался о советском лидере на Западе, поднялась бы буря. Однако против Китая, от которого Москва ждет поддержки и помощи, она бессильна.

Россия — самое большое государство мира и Европы. Европейская часть России составляет 39% ее площади, таким образом образуя самую большую государственную территорию старого континента, опережая всех остальных (Украина занимает 5,9%, Франция — 5,4%, Испания — 4,9%). В Европейской части России проживает около 110 из 144 миллионов россиян, что делает ее государством с самой большой численностью населения в Европе (в Германии — 83 миллиона, Великобритании — 68 миллионов, во Франции — 67 миллионов).

Вместе с военной мощью площадь и численность населения образуют три столпа российского державного статуса, к которым Москва упорно присовокупляет четвертый — «исторический». Европа якобы обязана своим выживанием России, а точнее ее «освободительной» миссии. Только якобы благодаря Александру I, гению мира, был повержен Наполеон, гений войны. Только благодаря Сталину удалось победить Гитлера… Одержимость историей, а точнее ее «правильной» версией, привела российскую политическую элиту к необходимости закрепить ее «защиту» в Конституции. Кто не согласен с догматической интерпретацией, тому грозит уголовное преследование. Кстати, мы с этим уже сталкивались, как и жители Прибалтики, Украины и Польши.

Было бы логично предположить, что если Россия с таким рвением, добиваясь признания «исторической правды», требует от Европы уважение к себе и призывает Соединенные Штаты к «взаимоуважительному диалогу», то точно так же она будет вести себя и с остальными. В конце концов, один из негласных аспектов державного статуса заключается в том, что держава отстаивает свои интересы и ценности перед всеми. Американцы так поступают с правами человека, французы — с наследием революции, а китайцы — с наследием Мао Цзэдуна.

Самой важной частью государственного канона «исторической правды» для Кремля является мифологическое понимание так называемой Великой Отечественной войны. Когда на Советский Союз напал вероломный нацистский змей, только благодаря гениальному командованию Сталина, огромному героизму Красной армии и самопожертвованию трудового народа наконец удалось задушить в его берлинском гнезде. Если вы хотели бы что-то из этого оспорить, то на вас сразу как минимум обрушится лавина критики, а может, и судить будут. Точно так же, как в советские времена, в современной России суд автоматически означает срок. Правда, бывают иногда исключения. Почему?

Сначала союзники, потом враги, а потом опять…

Дело в том, что Россия простирается не только в Европе, но и в Азии. Это банальное утверждение справедливо с XVI века, но только сейчас этот факт обретает большую важность и даже сопряжен с потенциальной опасностью для России. Когда в свое время казаки преодолели Сибирь, благодаря речной системе Амура они добрались аж до Китая, а точнее до его сферы интересов. Тогда Китай был несравненно сильнее России, поэтому исход столкновения был предопределен.

Их взаимоотношения закрепил Нерчинский договор (1689 год), и в таком виде они просуществовали еще около 170 лет. В 40-е годы XIX века британцы доказали, что Китай отнюдь не так силен, как думал. Через 20 лет этим воспользовались и русские, и вместе с британцами, французами и другими державами добились от Китая больших уступок. России тогда удалось завладеть большой территорией в бассейне Амура, и свой триумф «правителя востока» она закрепила основанием Владивостока.

Дальнейшую российскую экспансию в этой части мира остановило сокрушительное и позорное поражение в Русско-японской войне (1904 — 1905). Кто знает, как ситуация развивалась бы дальше, если бы китайская империя не развалилась на шесть лет раньше российской. В январе 1912 года в Китае провозгласили республику, но страна погрузилась в череду гражданских войн, которые увенчались победой коммунистов в 1949 году.

Для полноты картины стоит добавить, что в 1937 — 1945 годах, когда в Азии шла Вторая мировая война, СССР проявлял необычайную пассивность. В конце 30-х годов в серии приграничных конфликтов ему удалось отстоять свою территорию, а точнее защитить свою зону влияния в Монголии от японцев, которым Сталин предоставил свободу действий в Китае. В войну с Японией, с которой он подписал пакт о ненападении (до апреля 1945 года обе стороны его соблюдали), СССР вмешался только в конце августа 1945 года. Правда, впоследствии СССР сыграл важную роль, оказав поддержку китайским коммунистам в заключительной фазе гражданской войны в Китае.

По версии Москвы, дальнейшие события развивались примерно так. СССР сыграл принципиальную роль не только в победе китайских коммунистов в гражданской войне, но и, что главное, в укреплении их власти и строительстве социалистического общества. Однако, несмотря на бескорыстную и братскую помощь китайскому народу, в Китае верх взяли силы враждебные марксизму-ленинизму, и из-за постоянных провокаций с китайской стороны между двумя странами произошел разрыв… В конце 60-х случился короткий приграничный конфликт, и СССР по всем параметрам оказался несравненно сильнее Китая.

По всей видимости, так же было в 1989 году, когда Михаил Горбачев, впервые из советских лидеров за 20 лет, посетил КНР. К тому моменту реформы, которые Дзэн Сяопин, открывший для мира страну, разоренную политическими и экономическими экспериментами Мао, и внедрявший так называемую «социалистическую рыночную экономику», проводил уже десять лет, начали приносить первые ощутимые результаты.

У вас есть Европа, а Азия наша

С тех пор прошло 30 лет, за которые Китай превратился во вторую крупнейшую экономику мира, а СССР перестал существовать. Если мы отвлечемся от европоцентристской или евроатлантической перспективы, мы ясно увидим, что именно это и есть самое значительное геополитическое изменение в системе международных отношений. Пока США, бесспорно, сохраняют позицию сильнейшей мировой экономики, а также сильнейшей военной державы, оставаясь сверхдержавой (на сегодня единственной). Конечно, США уже не так независимы, как в 90-е годы прошлого века, но властный потенциал, которым располагает Вашингтон, намного больше, чем у кого-то другого. А что если сравнить потенциалы Москвы и Пекина?

Если оставить в стороне площадь, Россия отстает от Китая во всех отношениях, за исключением размеров ядерного арсенала. До сих пор казалось, что Москва компенсирует диспропорцию активной и эффективной внешней политикой. Но при ближайшем рассмотрении ясно, что их объединяет только неприятие доминирования США, и более ничего. Китай не признал столь важную для России аннексию Крыма, не открыл настежь свой рынок для российского сырьевого экспорта, не предоставил огромные суммы в виде кредитов и инвестиций. Хотя Москва на все это надеялась и даже объявляла уже свершившимся фактом. Плюс ко всему еще есть очень болезненный вопрос ценностей и истории.

Китай не ставит под сомнение российский взгляд на военные события в Европе, но ясно дает понять: что касается Второй мировой войны, его война (против Японии) «началась раньше, закончилась позже и принесла больше потерь», чем в случае СССР. Если бы нечто подобное прозвучало в Европе, началась бы медиа-вакханалия, и российское руководство как минимум запротестовало бы. Но в ответ на подобное заявление Китая — тишина.

Судя по всему, ничего подобного не произойдет и в связи с публикацией, которую на прошлой неделе выпустил портал «Гуаньча», сотрудничающий с Шанхайским институтом международных отношений близким к китайским правительственным кругам. В русском переводе китайского текста, подготовленном агентством «ИноСМИ» (Inosmi.ru), можно прочитать: «Выбор лидера 70 лет назад определил то, какими Китай и Россия стали сегодня». Речь о лидерах Сталине и Мао, а упомянутое событие — война в Корее, которую в китайских источниках до сих пор называют «войной против американской агрессии и в помощь Корее».

Далее автор утверждает, что КНР еще в Корее проявила себя как более сильный соперник США, чем СССР. Сталин якобы боялся американцев, оплошал в роли лидера социалистического лагеря, потому что не сумел победить капиталистов, и Корея осталась разделенной. Лучше всего отсутствие у Сталина прозорливости и способности реализовать мудрую стратегию подтверждает ситуация в СССР в июне 1941 года. «Кто-то однажды сказал, что, если бы Мао Цзэдун стоял во главе Советского Союза во время Великой Отечественной войны (…), тогда потери бы составили меньше одной пятой или даже одной десятой от тех, что были. Основанием для этого является то, что КПК никогда не позволяла своим врагам уничтожить армию по размеру больше дивизии!»

Дальше автор превозносит Мао Дзэдуна и хвалит его гениальность, хотя нам это, учитывая, что мы знаем о его «достижениях», может показаться наивным, смешным или глупым. Однако нужно учитывать, что современная КНР является и в обозримом будущем останется коммунистической диктатурой, где партийные формулы и «каноны» имеют совершенно не такое значение, как в открытых и образцово плюралистических обществах. Поэтому нам стоит обратить внимание на «выкрики» о том, что Коммунистическая партия Китая создала лучшую сухопутную армию в мире — Народно-освободительную армию Китая, которая по своим возможностям превосходит всех; или о том, что китайские коммунисты обладают лучшими организационными способностями и являются лучшими в обучении, так как сумели взять все самое лучшее из советской и американской модели и избежать их ошибок.

«Разве это не закономерно, что страна под управлением такой партии в конечном итоге догонит и перегонит Соединенные Штаты?» — подытоживает автор. Этого еще придется подождать, но нет сомнений, что последняя фраза очень нравится и Москве тоже. Но этим, пожалуй, все и ограничивается…

Автор — политический географ, сотрудник Факультета социальных наук Карлова университета и Столичного университета в Праге.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.