В Дамаске состоялась важная двухдневная конференция — международная конференция по беженцам и внутренне перемещенным лицам. Целью этого мероприятия, в котором приняли участие делегации из 27 стран, была разработка программы возвращения в страну сирийских беженцев, находящихся преимущественно в соседних странах.

Тот факт, что в Дамаске был поднят вопрос о «возвращении», несомненно, в первую очередь указывает на то, что операция Атлантики по свержению Асада и разделу Сирии на этнорелигиозной основе отныне подходит к концу и Сирия вступает в фазу решения проблемы восстановления и воссоединения.

Так, президент России Владимир Путин в своем заявлении о конференции отметил, что теперь беженцы могут начать возвращаться домой и восстанавливать свою родину, потому что на большей части территории Сирии установились мир и стабильность.

Два препятствия на пути возвращения беженцев

Важнейший вопрос в связи с беженцами заключается в том, захотят ли они вернуться из стран пребывания. На решение сирийских беженцев о возвращении на родину влияют многие факторы, начиная от их позиционирования в войне против режима и заканчивая тем, что им некуда возвращаться.

Однако «гостеприимный» сигнал президента Сирии Башара Асада в адрес «беженцев, желающих вернуться на родину» указывает на оптимистичные перспективы в вопросе возвращения.

По словам Асада, на пути возвращения беженцев стоят два препятствия:

1. Санкции. Инфраструктура страны серьезно разрушена годами конфликта. Для того чтобы способствовать возвращению беженцев, необходимо восстановить инфраструктуру. Однако Асад справедливо говорит, что «США и их союзники препятствуют восстановлению Сирии несправедливыми санкциями».

2. Терроризм. Еще одной проблемой, мешающей возвращению беженцев, Асад называет по-прежнему сохраняющуюся в некоторых районах страны проблему терроризма и насилия.

Турцию не пригласили

На конференции в Дамаске присутствовали 27 стран, в том числе Россия и Китай, но не было Турции!

Почему? Потому что, к сожалению, правительство Партии справедливости и развития (ПСР) Турции планировало войти в Дамаск с целью «совершить победный намаз в мечети Омейядов». И хотя за прошедшие годы Анкара увидела, что эта цель — утопия, она не смогла отправиться в Дамаск, поскольку до сих пор выступает против Асада и не имеет дипломатических отношений с Дамаском.

Тем не менее проблема, обсуждавшаяся в Дамаске, является одной из важнейших проблем Турции. Ведь в Турции находится около 5 миллионов сирийских беженцев.

Обвинение, адресованное Асадом правительству ПСР в заявлении о конференции, к сожалению, также показывает, почему наша страна не может находиться в Дамаске. Асад обвинил Турцию и западные страны в препятствовании возвращению беженцев в Сирию. По его выражению, некоторые страны «самым отвратительным образом» делают эту гуманитарную проблему «предметом торга».

Беженцы — инструмент для ПСР

Да, печальный факт: основную ответственность за то, что сирийские беженцы находятся в Турции, несет правительство ПСР. Если бы ПСР не поставила целью свержение сирийского режима, не открыла границы для боевиков со всего мира, не создала армию из сирийской оппозиции, у Турции не было бы такой проблемы, как беженцы!

Поэтому сбрасывать ответственность с ПСР и грубо выступать против сирийских беженцев — большая ошибка как с политической, так и с гуманитарной точки зрения.

Для правительства ПСР сирийские беженцы использовались как инструмент, во-первых, для получения буферной / безопасной зоны на территории Сирии, во-вторых, для получения финансирования от ЕС.

Возможность ускользает

Даже рядовые граждане видят, что все это иллюзии, но полисимейкеры Анкары настаивают на правомерности своих ошибочных действий с целью «отхватить себе долю».

Когда начинались военные операции, направленные на препятствование созданию государства Партии «Демократический союз» (PYD) в Сирии, утверждалось, что это подтолкнет Анкару к достижению согласия с Дамаском. Мы неоднократно предупреждали: военное вмешательство против государства PYD без договоренности с Дамаском будет «неполным решением» и не позволит «окончательно избавиться от проблемы». Более того, ПСР будет использовать это для реализации цели по созданию своей «зоны влияния».

Так и произошло: за прошедшие с тех пор четыре года правительство ПСР сопротивлялось достижению согласия с Дамаском и пыталось создать зону влияния с центром в Алеппо. Когда же сирийская армия установила контроль над Алеппо, целью стало создание меньшей зоны влияния с центром в Африне — Идлибе. Очевидно, это тоже утопия.

Однако настойчивое стремление ПСР к «завоеванию» теперь заставляет даже упускать представившуюся Турции возможность решения проблемы сирийских беженцев!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.