Москва сделала новый шаг на пути к расширению прямого военного присутствия путем дислокации своих военно-морских подразделений на Ближнем Востоке и в Северной Африке. По мнению военных, об этом свидетельствует недавнее соглашение с Суданом о создании пункта материально-технического обеспечения для российских военных кораблей в Красном море — очевидный признак увеличения радиуса операций российского флота в данном регионе. Однако, что весьма примечательно, проект соглашения, опубликованный Кремлем два дня назад, представляет собой почти дословную копию соглашения о создании российской военно-морской базы в сирийском Тартусе.

Так, портал правительства России опубликовал указ президента Владимира Путина, поручившего Министерству обороны создать на территории Судана центр материально-технического обеспечения для российского ВМФ, способный принимать корабли, оснащенные ядерной техникой. Другими словами, этим указом президент одобрил предложение правительства о подписании соответствующего соглашения с Хартумом и поручил Министерству обороны подписать его от имени правительства Российской Федерации.

Согласно интернет-порталу, который обычно публикует договоры и указы, связанные с международными соглашениями, предложение по данному вопросу представил премьер-министр России Михаил Мишустин. Сообщается, что работа по созданию центра ведется в координации между Министерствами обороны и иностранных дел, «отвечает целям» по поддержке мира и стабильности в регионе, носит оборонительный характер и не направлен против других стран.

С возможностью продления

Президентский указ поручает Министерству обороны подготовить для подписания Суданом окончательный текст соглашения, включающий положения касательно вместимости центра (до 300 военных и персонала и четырех военных кораблей одновременно, включая атомные корабли «при соблюдении принципов ядерной и экологической безопасности»). Срок действия соглашения составляет 25 лет с возможностью продления по его истечении.

В документе отмечается, что пункт материально-технического обеспечения гарантирует постоянное присутствие формирований вооруженных сил с их собственной военной техникой, а также создание объектов жизнеобеспечения для военных и остальной инфраструктуры, включая мастерские для ремонта российских военных кораблей. Все они будут обеспечены необходимым оборудованием, припасами и другими материалами. В проекте двустороннего соглашения отмечается готовность России бесплатно предоставить Судану вооружение и военную технику с целью организации противовоздушной обороны военно-морской базы этой страны в Порт-Судане. Кроме того, в соответствии с документом, Россия также сможет использовать воздушное пространство Республики Судан для полетов в целях реализации этого соглашения, в том числе путем создания в этой африканской стране временных военных пунктов для защиты нового центра от внешних угроз.

Также Москва гарантирует охрану границ акватории пункта, противовоздушную оборону, внутреннюю безопасность и поддержание правопорядка на территории базы. Что касается суданской стороны, то она должна взять на себя обеспечение внешней безопасности российского центра.

Деятельность на данном военном объекте будет осуществляться «в соответствии с правилами и требованиями экологической безопасности, установленными законодательством Российской Федерации». Между тем Москва гарантирует «принятие всех возможных мер для предотвращения нанесения ущерба населению, природным ресурсам, культурным и историческим ценностям Судана». Российские военные пользуются полным иммунитетом, и суданское законодательство на них не распространяется.

Сирийский сценарий

Эти положения договора с Суданом многим напомнили документ о создании российской военно-морской базы в сирийском Тартусе. Так, тексты двух соглашений практически идентичны, особенно когда речь идет о полномочиях российских вооруженных сил и их подчинении своему законодательству, а не законам страны пребывания, а также возможности продления сроков российского военного присутствия. Единственная разница заключается в том, что срок действия соглашения с сирийским правительством составляет 49 лет.

Обратил на себя внимание еще один важный момент. Как известно, российская военно-морская база в Тартусе в течение многих лет сохраняла статус центра материально-технического обеспечения, отвечающего за техническое обслуживание, дозаправку и снабжение российских военных кораблей в бассейне Средиземного моря, однако со временем объект превратился в полноценную и постоянную военно-морскую базу. Соответствующий протокол был подписан в 2017 году.

Слухи о подписании российско-суданского соглашения вызвали неоднозначную реакцию. Многие опасаются, что это соглашение — лишь первый шаг к укреплению постоянного присутствия России в Красном море и подготовка к сирийскому сценарию развития событий. Российская база в Тартусе была создана в 1971 году для обеспечения временного базирования советских военно-морских сил. Она использовалась для ремонта и снабжения топливом и расходными материалами кораблей 5-й эскадры ВМФ СССР вплоть до 1992 года. В 1977 году 54-я оперативная бригада советских вспомогательных судов была перебазирована из портов Александрия и Мерса-Матрух в Тартус. В том же году было сформировано Управление 229-го дивизиона морских и рейдовых судов обеспечения, которое подчинялось командиру бригады судов обеспечения Черноморского флота.

После распада СССР 5-я (Средиземноморская) эскадра кораблей ВМФ прекратила свое существование. Но Россия сохранила пункт материально-технического обеспечения, который использовался для поставок топлива и продовольствия на корабли ВМФ России во время их плаваний в Средиземном море в период с 1992 по 2007 годы. В 2008 году президент России Дмитрий Медведев и сирийский лидер Башар Асад обсудили в Сочи статус пункта материально-технического обеспечения в Тартусе, где в то время был только один плавучий причал. Тогда было принято решение построить еще один плавучий причал.

После начала сирийского кризиса в 2011 году Россия продолжила оказывать военную помощь Сирии в рамках ранее заключенных контрактов в области военно-технического сотрудничества. С июня 2012 года пункт материально-технического обеспечения в Тартусе начал использоваться для поставок российского оружия и военных грузов в Сирию в рамках соглашений, заключенных в 2006-2007 годах, а затем поставки стали носить характер «военной помощи сирийскому правительству».

После начала сирийской кампании Россия начала масштабные работы по расширению территории пункта материально-технического обеспечения в Тартусе и созданию новых причалов, способных принимать огромные корабли.

Москва также предоставила Сирии зенитно-ракетные комплексы С-300 для защиты военно-морской базы в Тартусе и российских кораблей, находящихся близ побережья соседних стран.

В декабре 2017 года президент России Владимир Путин внес на рассмотрение в Госдуму проект соглашения между Россией и Сирией о расширении территории пункта материально-технического обеспечения в Тартусе, ставшей постоянной военно-морской базой России в регионе.

4 корабля

Хотя российский флот присутствует в Средиземном море на постоянной основе (включает до 15 боевых кораблей и вспомогательных судов, которые могут находиться в регионе одновременно), в отчетах Министерства обороны России указано, что в октябре в этом регионе находились около 100 кораблей. Это указывает на большое значение будущего соглашения с Суданом: хотя в нем говорится о постоянном и одновременном присутствии 4 кораблей, оно открывает перед российским флотом двери для более масштабной военной активности в Красном море.

По мнению адмирала в отставке Виктора Кравченко, создав военно-морскую базу в Судане, Россия укрепит присутствие в Африке и расширит оперативные возможности флота. «Фактически у России появится база на Красном море. Это напряженный регион. Российское военно-морское присутствие там необходимо. Конечно, оперативные возможности нашего флота повысятся», — добавил адмирал. Также, по его словам, пункт материально-технического обеспечения в Судане будет иметь важное значение для российских военных кораблей, выполняющих задачи по борьбе с пиратством и принимающих участие в сопровождении конвоев. «В перспективе пункт материально-технического обеспечения в Судане может стать полноценной военно-морской базой», — заключил Кравченко.

Как отмечала Москва ранее, база в Тартусе сама по себе способна удовлетворить потребности страны по защите своих интересов не только в Средиземном, но и в Красном море. В 2015 году главнокомандующий ВМФ России Виктор Чирков заявил: «Эта база важна для нас. Она работала и будет работать в будущем для снабжения российских кораблей при выполнении миссий в Средиземном море и содействия борьбе с пиратами в Аденском заливе и Индийском океане».

Судя по всему, соглашение с Суданом позволит Москве изменить существующее уравнение за счет расширения постоянного присутствия в регионе. Недавно проправительственная «Российская газета» написала, что «плюсы появления российской морской базы на берегу Красного моря заметно перевешивают». Россия осознает стратегическое значение Красного моря, Баб-эль-Мандебского пролива и Аденского залива. К тому же, мониторинг ситуации в этом регионе отвечают интересам национальной безопасности Российской Федерации.

Впервые сообщения о возможности создания пункта материально-технического обеспечения в Африке появились в 2017 году, когда президент Судана Омар Хасан аль-Башир во время официального визита в Россию выступил с предложением о создании российской военной базы в своей стране.

Тогда большинство российских экспертов отнеслось к данной идее скептически, особенно из-за опасений по поводу высоких затрат на создание полноценной военной базы. Кроме того, у политиков в Москве вызывала обеспокоенность нестабильная на тот момент политическая ситуация в этой африканской стране. Наконец, по мнению местных экспертов, появление российских военных кораблей у берегов Африки могло спровоцировать ответный шаг Вашингтона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.