Азербайджан издавна считался партнером России в Закавказье, но в последнее время он неуклонно сползает в сферу влияния Анкары.

После того как Россия добилась прекращения огня между Арменией и Азербайджаном, чтобы положить конец конфликту в Нагорном Карабахе, появляются все новые свидетельства того, что турецко-азербайджанское военное сотрудничество намного прочнее и обширнее, чем утверждали средства массовой информации.

Войну в Нагорном Карабахе в значительной степени вели боевые беспилотники. Недавно российское издание «Взгляд» провело расследование и выяснило, что ударами по армянским и сепаратистским целям с применением БПЛА «Байрактар ТБ2» руководил турецкий генерал-майор, который находился в Баку по меньшей мере с июля. Пока неясно, были ли эти дроны тайно импортированы, или они до сих пор принадлежат турецкой армии. Так или иначе, российские военные эксперты сходятся во мнении о том, что операторами беспилотников были турецкие военные. Далее, источники «Взгляда» утверждают, что азербайджанскую армию подчинили 200 турецким военным советникам, которые во время конфликта докладывали непосредственно Анкаре. «Карабах принадлежит Азербайджану, — сказал корреспонденту „Взгляда" подполковник азербайджанской армии в отставке Олег Гулиев. — Азербайджан должен полностью вернуть Карабах, это правильно и справедливо. Но вернуть Карабах мы должны сами. Если мы его вернем на турецком поводке, то мы вернем только Карабах, а потеряем всю остальную нашу страну».

Турция не только участвовала в нагорно-карабахском конфликте, применяя дроны, а также предоставляя Азербайджану военных советников, военнослужащих спецназа и сирийских наемников. Появляется все больше свидетельств того, что Анкара сыграла очень активную роль в принятии со стороны Баку решения начать сентябрьское наступление. Многочисленные высокопоставленные турецкие руководители все лето встречались с азербайджанскими коллегами и обсуждали проблему Нагорного Карабаха. А перед сентябрьским наступлением резко увеличились поставки турецкого оружия в Азербайджан.

Эти события назревали уже давно. На протяжении нескольких лет получивший образование в советское время офицерский корпус Азербайджана постепенно заменяли теми военными, кто прошел обучение в Турции и продолжал тесно сотрудничать с турецкими советниками. Анкара получила едва ли не абсолютное право вето при назначении военных кадров Азербайджана на должности. А недавно Баку по просьбе Турции снял с должности министра обороны Закира Гасанова — якобы за его связи с Кремлем. Другого азербайджанского военачальника Наджмеддина Садыгова официально обвинили в измене, когда тот подверг критике участие Турции в карабахском конфликте. «Если мы отдаем туркам армию, может, и жен своих тоже?» — сказал Садыгов в начале октября, и эти слова стали для него роковыми.

Влияние Турции на Баку не ограничивается военными вопросами. Турецкое руководство во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом без устали внедряется в азербайджанскую политическую культуру и общество со своей пантюркистской концепцией «одного народа, двух государств». Оно утверждает, что Турция и Азербайджан связаны общей судьбой, в основе которой лежит единая этнокультурная идентичность. Такие же идеи Турция распространяет и среди других тюркоязычных народов на постсоветском пространстве, но самый сильный упор делается на Азербайджане.

С возобновлением конфликта в Нагорном Карабахе постепенный геополитический дрейф Баку достиг кульминационной точки. Эта бывшая советская республика, а позднее важный региональный партнер России все чаще выступает в качестве проводника турецких интересов в Закавказье. Политические сдвиги в Баку не остались незамеченными российскими политиками и комментаторами, но в Москве нет единого мнения о том, как лучше выстраивать отношения с Азербайджаном, ставшим союзником Турции.

Российский президент Владимир Путин неохотно признал крен Баку в сторону Анкары на прошедшей на этой неделе пресс-конференции. Назвав помощь Турции Азербайджану «геополитическим последствием развала Советского Союза», Путин отметил: «Азербайджан — это независимое суверенное государство. Азербайджан вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным. Кто же ему в этом может отказать?»

Сейчас первостепенной задачей для Кремля является сохранение российской миротворческой миссии в Карабахе и проведение для Турции красных линий, за которые она не имеет права заступать в своих военных посягательствах на оспариваемых территориях. Политические комментаторы предупреждают, что в распоряжении у Кремля очень мало инструментов и средств, чтобы помешать члену НАТО Турции создать на азербайджанской территории постоянные военно-морские и военно-воздушные базы, а затем и оспорить российское присутствие на Каспии. Выразив озабоченность по поводу масштабного влияния Анкары на внешнюю политику Азербайджана, российский депутат Константин Затулин призвал Кремль занять твердую и активную позицию против военного присутствия турок в Карабахе.

Хотя формально Москва входит с Арменией в один оборонный блок ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности), она уже давно выступает как нейтральная посредница в конфликтах между Ереваном и Баку. Наверное, такой подход себя изжил. Теперь, когда границы российского влияния в Закавказье четко очерчены, совершенно непонятно, будет ли Москва, наконец, подтверждать Армении гарантии безопасности и играть роль бастиона, противодействующего дальнейшему расширению турецкого влияния в регионе. «В основе наших отношений культурная, религиозная близость, — сказал недавно Путин в интервью российским СМИ. — Это важнее даже, чем отношения между конкретными людьми. Мы помним об этом и никогда не забываем. Это лежит в основе взаимодействия России с Арменией».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.