Будучи директором национальной разведки, я имею доступ к такому объему разведывательной информации, какого нет ни у одного руководителя из американского правительства, за исключением президента. Я осуществляю общее руководство разведывательными ведомствами, а мой аппарат готовит ежедневные брифинги для президента, которые подробно излагают те угрозы, с которыми сталкивается наша страна. Занимая столь выгодную позицию, дающую хороший обзор, я могу сказать американскому народу, что Китайская Народная Республика (КНР) сегодня представляет наибольшую угрозу для Америки, а также самую большую угрозу для демократии и свободы во всем мире со времен Второй мировой войны.

Разведка докладывает ясно и точно: Пекин намерен властвовать над США и остальными миром в экономической, военной и технологической сферах. Многие крупные официальные инициативы Китая и известные компании просто маскируют деятельность Коммунистической партии Китая (КПК).

Я характеризую такой подход к экономическому шпионажу словами «воровство, копирование и вытеснение». Китай ворует у американских компаний их интеллектуальную собственность. Китай копирует их технологии. А потом он вытесняет американские фирмы с мирового рынка.

Возьмем для примера компанию «Синовел» (Sinovel). В 2017 году федеральный суд пришел к заключению, что этот производитель ветрогенераторов крадет коммерческие тайны у компании «Американ Суперкондактор» (American Superconductor). На «Синовел» наложили штрафные санкции, однако ущерб уже был нанесен. Из-за таких краж американская компания потеряла более одного миллиарда долларов акционерного капитала и была вынуждена сократить 700 рабочих мест. Сегодня «Синовел» продает ветроэнергетические установки по всему миру, как будто ее бизнес вполне законен, а ее продукция является плодом изобретательности и упорного труда, а не кражи.

ФБР часто арестовывает китайцев, крадущих секретные материалы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В этом году был арестован заведующий кафедрой химии Гарвардского университета. Китай предположительно платил ему 50 000 долларов в месяц в рамках плана по привлечению ведущих ученых к краже информации за деньги. Этот профессор не признал себя виновным во лжи американским властям. В 2019 году из онкологического центра Андерсона в Хьюстоне уволили троих ученых, подозреваемых в краже в интересах Китая материалов онкологических исследований. По оценке правительства США, кража Китаем интеллектуальной собственности обходится Америке в 500 миллиардов долларов ежегодно. Это по 4 000 — 6 000 долларов на каждую американскую семью.

А еще КНР крадет секретные оборонные технологии в интересах реализации агрессивных планов Си Цзиньпина по превращению Китая в первостепенную военную державу. Американская разведка указывает на то, что Пекин даже проводит опыты на военнослужащих Народно-освободительной армии Китая, используя рядовых НОАК в качестве подопытных кроликов. Цель этих экспериментов — создать солдат с улучшенными биологическими способностями. В погоне за силой и властью Пекин не признает никаких нравственных границ.

Китай также занимается перспективными технологиями и добивается в этом немалых успехов. Его разведслужбы, имея доступ к технологическим фирмам типа «Хуавэй», осуществляют злонамеренную деятельность, в том числе, внедряют уязвимости в программное и аппаратное обеспечение. «Хуавэй» и остальные китайские компании это отрицают, однако попытки Китая занять господствующее положение в сфере телекоммуникаций 5G обеспечат ему дополнительные возможности по сбору разведывательной информации, нарушению работы наших средств связи и вторжению в частное пространство пользователей. Я лично говорил союзникам США, что применение ими принадлежащих Китаю технологий приведет к тому, что Америка не сможет делиться с ними важными разведывательными сведениями.

Китай уже блокирует американский контент в интернете, отсекая своих граждан от нашей информации, потому что она создает угрозу идеологическому контролю КПК. Китай разрабатывает наступательные кибернетические средства, которые будут направлены против США. В этом году КНР провела масштабную кампанию влияния, целями которой стали многие члены конгресса и их помощники.

Представьте себе следующий сценарий. Принадлежащее китайцам производственное предприятие на территории США берет на работу несколько тысяч американцев. В какой-то момент представитель китайской компании обращается к руководителю профсоюза этого предприятия. Бизнесмен объясняет ему, что женщина-член конгресса из их штата упорно проталкивает противоречащий интересам Пекина законопроект, хотя он не имеет никакого отношения к отрасли, в которой работает компания. Он говорит, что лидер профсоюза должен потребовать от депутатки Конгресса изменить свою позицию, потому что в противном случае предприятие закроется, и все его рабочие места исчезнут.

Руководитель связывается с дамой-конгрессменом и дает ей понять, что члены его профсоюза не станут голосовать за нее на перевыборах, если она не изменит свою позицию. Себя профсоюзный деятель убеждает в том, что защищает своих членов, хотя на самом деле он действует в интересах КНР, а конгрессвумен, сама того не осознавая, тоже попадает под влияние Китая.

Наша разведка докладывает, что Пекин регулярно проводит в США такого рода операции по оказанию влияния. Я информировал комитеты сената и палаты представителей по разведке, что Китай в шесть раз чаще России и в 12 раз чаще Ирана пытается повлиять на членов конгресса.

Чтобы устранить эти и другие угрозы, я перераспределил годовой бюджет разведки, составляющий 85 миллиардов долларов, чтобы уделить больше внимания Китаю. Такие изменения следует сохранить и на будущее, чтобы у американской разведки было достаточно средств для обеспечения руководства страны объективной и достоверной информацией о китайских действиях и замыслах.

Внутри разведывательного сообщества уже идут здоровые дебаты и происходят изменения в мышлении. В годы холодной войны в центре внимания талантливых аналитиков и оперативных сотрудников всегда был Советский Союз, а потом Россия. Для тех, кто поднимался по карьерной лестнице на рубеже столетий, главной задачей был контртерроризм. Но сегодня нам надо ясно видеть факты и реальность, а они таковы, что в будущем Китай должен находиться в центре внимания наших органов государственной безопасности.

Другие страны тоже должны понять, что и для них это приоритет номер один. Мир встал перед выбором между двумя абсолютно несовместимыми идеологиями. Лидеры Китая стремятся подчинить права личности авторитарной воле коммунистической партии. В отличие от нас, они осуществляют государственный контроль над компаниями, вторгаются в сферу частной жизни и попирают свободы своих граждан, ведя за ними слежку и наблюдение.

Мы не должны самонадеянно полагать, что попытки Пекина ввергнуть мир во мрак потерпят неудачу просто потому, что раньше в современную эпоху силы добра одерживали верх. Китай считает исторической аномалией то, что это не он стоит во главе мирового порядка. Он хочет изменить такое положение дел и остановить распространение свободы по всему миру.

Пекин готовится к бессрочной конфронтации с США. Вашингтон тоже должен к этому готовиться. Наши лидеры должны преодолеть межпартийный раскол и осознать угрозу. Им надо открыто говорить о ней и предпринимать действия по ее устранению.

Это вызов для целого поколения. Американцы всегда были на высоте положения в сложные времена. Они уничтожили скверну фашизма и сорвали Железный занавес. О нынешнем поколении будут судить по тому, как оно ответит на попытки Китая переделать мир по своему образу и подобию и заменить Америку в качестве господствующей сверхдержавы. Разведывательные данные ясны и понятны. Наш ответ должен быть таким же.

Джон Рэтклифф — глава национальной разведки США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.