Ксения Фадеева родилась и выросла в Томске, российском городе в самом сердце Сибири. Она ходила в местную школу и государственный университет. В сентябре в возрасте 28 лет её избрали в городской совет. Она обошла кандидата от правящей партии Владимира Путина. Однако в следующий раз, когда Фадеева попытается баллотироваться, рядом с её именем в бюллетене, вероятнее всего, будет стоять официальное предупреждение для избирателей о том, что она является «иностранным агентом». Случится это, если её вообще допустят к участию в выборах. Это только один из результатов законов, поспешно представленных для рассмотрения в российском парламенте в ноябре.

Спровоцировал их неожиданных успех Фадеевой и других антикремлевских кандидатов на прошедших в сентябре местных выборах. Эти законы ещё больше ужесточат и так репрессивное российское избирательное законодательство. Их цель — подавить растущие инакомыслие в избирательной урне. Путинский режим в целом популярен, его поддерживают могущественные службы безопасности, огромный государственный контроль над экономикой и по большей части послушные медиа. Однако он чрезмерно чувствителен к потенциальным угрозам и параноидален относительно нестабильности. Он стремится задавить любые проявления независимости в жестко контролируемой политической системе. Рейтинг доверия Путина в этом году упал, а уровень поддержки его партии «Единая Россия» достиг рекордного минимума.

Всё это объясняется годами снижения реальных доходов населения, спровоцированной пандемией рецессией и экономикой, которая получила недостаточно поддержки из скудных государственных расходов. В результате на парламентских выборах следующего года партия, вероятно, с трудом сохранит нынешние три четверти мест. А ведь именно это подавляющее большинство обеспечивает Кремлю железную хватку на законотворческом процессе и не оставляет пространства для дебатов.

Эта угроза спровоцировала целый ряд предложенных законопроектов, направленных на сдерживание оппозиционных партий до того, как действующие депутаты парламента, лояльные Путину, уйдут в отставку и начнут предвыборную кампанию. В ноябре за три дня предложили к рассмотрению четыре отдельных законопроекта. В них предлагается запретить последние законные средства спонтанного протеста, а также усилить государственный контроль за распространяемой в интернете информацией. Фадеевой и тысячам других российских активистов, участникам кампаний и потенциальным кандидатам новые законы придают печально известное обозначение «иностранный агент». Увеличился масштаб и охват этого термина, впервые появившегося в законодательстве в 2012 году.

С тех пор это понятие регулярно расширялось, чтобы под него подпали все те, кого Кремль считает врагами. Во главе этого списка находится Алексей Навальный, активист антикоррупционного движения и оппозиционный политик. Его организация придумала «Умное голосование», эта инициатива предлагает недовольным избирателям поддержать тех кандидатов, у которых больше шансов обойти кандидата от «Единой России». Именно таким путем Фадеева и её коллеги смогли обойти партийное большинство в Томске. «Я уверена, что все эти репрессивные законы — реакция на нашу победу… на успех „Умного голосования", — говорит Фадеева, глава регионального штаба Навального. — Они в ужасе от происходящего, учитывая падающие рейтинги „Единой России" и Путина, поэтому они пытаются затянуть гайки. „Единая Россия" отлично понимает, что не сможет честным путем победить на выборах в Государственную думу, поэтому сейчас мы видим появление этих безумных новых законов. Они пытались остановить нас бесконечными арестами за митинги, штрафами, обысками и уголовными делами. Это не сработало… Очевидно, что они продолжат придумывать всё новые репрессивные меры, чтобы как-то остановить нас».

Охота на ведьм

«Иностранный агент» — этот термин содержит намеки на подрывную деятельность и шпионаж. Впервые он был использован, чтобы заклеймить российские неправительственные организации, собирающие деньги за границей. Их называли предателями или намекали, что они действуют в интересах иностранного государства, чтобы подорвать своё. В прошлом году под этот термин стали подпадать пользующиеся иностранной поддержкой медиагруппы. Это название обременяет указанную организацию целым рядом бюрократических требований, таких как ежеквартальные отчеты о политической активности и финансировании, угрожает им неожиданными рейдами в офисы и налагает крупные штрафы за подтвержденные нарушения.

Предложенный 18 ноября законопроект ещё больше ужесточает существующее законодательство, включая в этот термин физические лица, которые, предположительно, получали какие-либо материалы или организационную поддержку из-за границы. Также под термин подпадают лица, связанные или поддерживаемые какой-либо российской организацией, на которую распространяется действие этого закона, например, организация Навального. Этим лицам будет запрещено занимать муниципальные административные должности, а в случае выдвижения кандидатом на выборах в бюллетенях, предвыборной литературе и новостных сообщениях рядом с их именем будет стоять пометка «иностранный агент». «Очевидно, что такая пометка отпугнет людей, — говорит Екатерина Шульман, ассоциированный участник российской и евразийской программы Королевского института международных отношений Чатем-Хаус. — У этого термина есть значительные отрицательные оттенки значения. Кроме того, он отпугнет кандидатов от идеи иметь какие-либо связи с „Умным голосованием"».

По мнению Шульман, представители оппозиции, вероятно, не будут иметь возможность принимать участие в выборах. Объясняется это существующей практикой квалификации кандидатов, а также положением, запрещающим, например, баллотироваться осужденным преступникам. Шульман добавляет, что новые законы касаются «тонкой настройки» государственной системы. «Это очевидная попытка заклеймить „Умное голосование" как поддерживаемую извне деятельность, — говорит она. — Всё это весьма открыто направлено на то, чтобы помешать кандидатам, которых поддерживают Навальный и его региональная сеть». Андрей Климов, председатель Комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации, поддерживает эту меру и считает её «взвешенной, серьёзно проработанной». «В нашей комиссии есть масса материалов о том, как иностранные государства, организации и лица пытаются заниматься в России политическим миссионерством», — сказал он на прошлой неделе в интервью Парламентской газете.

«Они не скрываю конечную цель… изменить политическую систему РФ». Критики заявляют, что закон намеренно сформулирован настолько широко. Правительство легко может использовать его, чтобы очернить оппозиционных деятелей, которые никогда не получали прямого финансирования из-за рубежа, но участвовали в каком-либо мероприятии, например, организованном или спонсированном иностранной группой или разрекламированном каким-либо иностранным СМИ. «Законопроект символизирует начало новой охоты на ведьм, направленной против общественных организаций и правозащитников, выступающих за справедливость и честь, — говорит Наталья Прилуцкая из российского отделения Amnesty International. — Российские власти уже обеспечили гражданскому обществу финансовый голод и заставили многие организации закрыться. Сегодня они ещё больше демонизируют одиночных активистов».

Подавление гражданского общества

Уже довольно давно российская политическая оппозиция вынуждена обходить постоянно растущие препятствия, чтобы выступать против режима Путина, находящегося у власти уже почти 21 год. Начиная от обременительных юридических требований, направленных на то, чтобы помешать им, до частого преследования со стороны государства и квазигосударственных образований. Иногда эти атаки могут быть физическими: в августе Навального отравили с помощью запрещенного боевого нервнопаралитического вещества «Новичок», когда он участвовал в кампании в поддержку «Умного голосования» в Томске. При этом Навальный не может баллотироваться против Путина из-за предыдущего обвинения в мошенничестве (Европейский суд признал это обвинение политически мотивированным).

Навальный обвинил российское государство в том, что оно стоит за этой попыткой убийства, из-за которой он провел в состоянии комы 18 дней. Он всё ещё проходит реабилитацию в Берлине, где его лечили. Кремль отрицает какую-либо причастность к отравлению. До этой попытки убийства Навального неоднократно помещали под стражу, его арестовывали заранее, чтобы не дать ему шанса принять участие в протестных маршах. Кроме того, было нападение с применением химического вещества, из-за которого он чуть не остался слепым на один глаз. Многократно подвергались обыску офисы его Фонда борьбы с коррупцией, который регулярно публикует расследования предполагаемого взяточничества со стороны государственных деятелей и видных российских бизнесменов.

Однако наибольший ущерб наносят российские суды и законы. ФБК, которому присвоили статус «иностранного агента» в октябре прошлого года, сейчас проходит процедуру ликвидации. Обусловлено это судебным иском за клевету, поданным бизнесменом Евгением Пригожиным, чьи связи с Кремлем обеспечили ему прозвище «повар Путина». Сейчас на организацию наложен штраф в размере 29 миллионов рублей. По мнению Шульман, огромное количество новых законов, направленных против деятелей оппозиции, наводит на мысль, что подход к выборам следующего года будет аналогичен подходу к выборам в Мосгордуму в 2019 году. Тогда решение не допускать почти всех оппозиционных кандидатов привело к самым большим за последнее десятилетие протестам в российской столице. В ходе тех выборов, во время которых впервые заработало «Умное голосование», «Единая Россия» потеряла треть своих мест в городском совете, а её большинство сократилось до пяти.

На местных выборах этого года, помимо Томска, «Умное голосование» помогло покончить с большинством «Единой России» в совете Новосибирска, третьем по размеру городе страны. К опасениям Кремля перед парламентскими выборами следующего года добавляются непрерывные протесты в Хабаровске против ареста и замены популярного местного губернатора. Протесты продолжались ежедневно на протяжении последних четырех с половиной месяцев. В то же время этой осенью Путин с озабоченностью наблюдает, как народные выступления после сфальсифицированных выборов свергли президента в Киргизии и повергли Белоруссию в кризис. По мнению правозащитных организаций, предложенные законопроекты — ответ «Единой России» на эти угрозы. Таня Локшина, заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии, считает, что законодательство наложит «новые драконовские ограничения на независимость общественной деятельности». «Оно позволит государству объявлять физические лица иностранными агентами, обязуя их представляться соответствующим образом, когда они что-либо комментируют, и фактически не допуская их к участию в выборах, включая выборы местного уровня, — говорит она. — Правительство открыто пытается подавить гражданское общество».

Москва уже давно утверждает, что другие государство, в частности США, финансируют российские организации и физических лиц, чтобы дестабилизировать страну, свергнуть Путина и спровоцировать «цветную революцию» с целью привести к власти прозападное правительство. Депутаты парламента считают закон США, требующий регистрации лоббистов других государств, аналогичным предложенному законодательству. В дополнение к закону о статусе иностранного агента, российский парламент обсуждает законопроект, направленный на ограничение свободы протестов и информации в интернете. Последний даст Москве право ограничивать доступ к Ютьюбу, Фейсбуку и Твиттеру. Именно эти социальные сети часто используют оппозиционеры, чтобы распространять агитационные материалы и привлекать, чаще всего, молодых сторонников. Это способ обойти санкционированный Кремлем бойкот со стороны основных телевизионных каналов. Первый законопроект закроет последнюю лазейку для несанкционированного уличного протеста.

Сейчас разрешение требуется только для массовых митингов. Чтобы обойти это правило, граждане устраивают одиночные пикеты, где один протестующий некоторое время держит плакат, а потом передаёт его следующему человеку. Новый закон, предложенный депутатом от «Единой России», сделает эту практику незаконной. «Сейчас удивляться не принято, тем более когда речь идет о нынешнем этапе российского законотворчества. Тем не менее, последние сутки выдались столь ударными с точки зрения выдачи на-гора запретительных инициатив, что совсем без эмоций реагировать на все на это не удается», — написал в авторской статье Дмитрий Дризе, заместитель главного редактора «Коммерсанта», самого читаемого в стране авторитетного издания. «С одной стороны, у нас можно все, а с другой — только теоретически, — сказал он о влиянии предложенного законодательства. — Соберешься стать независимым политиком или же вздумаешь протестовать против чего-либо, так поймешь, что по закону это сделать невозможно».

Всё дело в экономике

На последних парламентских выборах, прошедших в 2016 году, оппозиция играла незначительную роль. «Единая Россия» набрала 54% голосов и заняла 343 места из 450. Однако с тех пор многое изменилось. В то время Путин и его партия были на гребне народной поддержки после вторжения России в Крым и его аннексии двумя годами ранее. Сегодня уровень поддержки «Единой России» составляет 31%, согласно данным ВЦИОМ. В августе уровень поддержки составил рекордный минимум — 30,5%.

Наиболее недовольные избиратели говорят о мрачном состоянии экономики. Российская экономика начала свое падение в 2014 году, ещё до пандемии, когда западные санкции, введенные из-за аннексии Крыма, совпали с падением цен на нефть (основного экспортного товара России) и привели страну к резкой рецессии. В прошедшие семь лет реальные доходы населения падали в течение пяти из них. По данным Всемирного Банка, ожидается, что в этом году ВВП страны упадет на 6%, поскольку Москва пытается справиться с распространением covid-19 с помощью периодических режимов изоляции и неорганизованных карантинных мер. Несмотря на то, что во втором квартале года доходы упали на 8% (это самый большой спад за последние 20 лет), правительство отказалось увеличить финансовую поддержку, которая оказалась меньше, чем у других основных европейских стран.

Согласно данным опроса, проведенного в октябре независимой аналитической организацией «Левада-Центр», 43% граждан считали, что страна движется в неверном направлении. В 2014 году такое мнение высказало 23% опрошенных. «Каждый из этих законопроектов имеет смысл только в контексте выборов, разумеется… [„Единая Россия"] испугалась, — говорит Леонид Волков, глава региональной сети Навального. — Ничего нового: просто обычное их презрение к гражданам России». По словам Климова, эти законы будут рассмотрены до конца года, чтобы к сентябрю они уже вступили в силу. «И это крайне важно — мы стремимся принять комплекс намеченных мер правового реагирования до начала избирательной кампании 2021 года в России, — говорит Климов, — и это не случайно».

Получение простого большинства не будет особой проблемой для «Единой России», худший вариант — необходимость организовывать коалиционное правительство с другими в целом прокремлевскими, но иногда непредсказуемыми партиями, например, коммунистами или ЛДПР. Это значительно подорвет контроль Кремля за законотворчеством. Также это может помешать каким-либо маневрам по приведению к власти преемника, если Путин решит отойти от власти в 2024 году. Его четвертый президентский срок подойдет к концу, но конституционные изменения, прошедшие через парламент в этом году, позволят ему выдвигаться ещё на два шестилетних срока. «Этот достаточно лихорадочный законотворческий процесс демонстрирует нервозность в умах кандидатов [от правящей партии]», — считает Шульман, в прошлом году её уволили с должности члена Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека вместе с другими тремя чиновниками, критиковавшими правительство за то, как оно урегулировало ситуацию с московскими протестами. «Направление и намерения этих репрессивных политических стратегий показывают предполагаемые угрозы: плохие иностранцы, иностранное влияние и возможные массовые протесты и митинги, и Ютьюб… альтернативное телевидение, угрожающее государственной монополии на государственные телеканалы».

До выборов осталось менее 10 месяцев, Фадеева утверждает, что её не подавил такой законодательный натиск, разве что немного оскорбил, ведь всё своё финансирование она получает из местных источников. «Конечно, иметь статус „иностранный агент" для меня неприятно и даже оскорбительно, — говорит она. — Да, вероятно, некоторую часть избирателей это отпугнет,… но основная задача — убедить наших сторонников прийти на выборы. Поэтому мы должны продолжать работать, как мы и работали до этого».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.