В начавшемся году Кремль будет в большей степени, чем когда-либо ранее, сосредоточен на внутренней политике. Владимир Путин знает, что будущее режима зависит от его выживания в условиях пандемии коронавируса и победы на выборах в Думу. Внешняя политика отходит на второй план. Если режим сможет продержаться до конца года, у действующего президента будут все шансы сохранить свой пост как минимум до конца срока.

Путину уже нечего предложить россиянам. Впрочем, он устал и даже не старается придумать ничего нового, что могло бы вызвать восторг соотечественников. Он хочет лишь удержать власть, даже если под конец против него будет выступать подавляющая часть общества. Его уже сейчас считают, пользуясь известным на Западе термином, «хромой уткой», то есть политиком, который скоро уйдет. Даже вся политико-юридическая операция с внесением поправок в конституцию, позволяющих Путину править пожизненно, не только не помогла «обнулить» таймер его правления, а лишь ухудшила ситуацию. 2021 год станет началом нового этапа — этапа стагнации, дающего основания переименовать российского президента, вспоминая о Брежневе, в Путенева.

Выборы Путенева

Все понимают, что это конец, вне зависимости от того, как долго продлится агония: год, два или четыре. Самым важным становится вопрос, что будет после Путина. Чем более долгим окажется этот этап, тем хуже для России. Поправки в конституцию позволяют Путину принять участие в выборах 2024 года, но он вряд ли это сделает, понимая, что чем отчаяннее будет цепляться за власть, тем более жалким, а, может, даже драматическим, окажется его конец.

2021 год станет важным периодом создания сценария передачи власти и поиска преемника. Следует напомнить, что искать преемника Бориса Ельцина начали практически сразу же после его переизбрания в 1996 году, но окончательное решение появилось лишь спустя три года. Впрочем, Путин отнюдь не был фаворитом. До него рассматривались кандидатуры других потенциальных «дофинов», например, Евгения Примакова, Сергея Кириенко, а в особенности Сергея Степашина. Все они были председателями правительства. Значит ли это, что Михаил Мишустин, который вот уже год занимает пост премьера, имеет шансы стать преемником?

Перестановки в правительстве, которые произошли в ноябре прошлого года, и появление в нем большего числа министров, лояльных прежде всего премьеру, а не Путину, свидетельствует о том, что Мишустин формирует собственную политическую силу. Но, скорее всего, все закончится так, как с Виктором Зубковым перед выборами 2008 года. Он стал главой правительства, но своего преемника (на один срок) Путин решил выбрать из его заместителей: Сергея Иванова и Дмитрия Медведева. В итоге победил второй. Впрочем, его и сейчас называют одним из фаворитов. Именно поэтому его сняли с должности премьер-министра, на которой проще утратить популярность, чем ее приобрести (в особенности в сложные времена), и назначили на беспроигрышный пост заместителя председателя Совета Безопасности.

Гонка преемников может затянуться до 2024 года, хотя есть вероятность, что победителя мы узнаем уже сейчас. Именно этот год станет для Кремля самым сложным, и тот, кто лучше всего проявит себя в деле защиты режима, может получить одобрение Путина и важнейших лиц в путинском окружении.

Почему 2021 год приобретет особое значение? Потому, что, самое позднее, в сентябре должны пройти выборы в Думу. Это будет последняя серьезная избирательная проверка до конца президентского срока Путина, и она окажется одной из самых непростых за все последние годы, что показало фальсифицированное «общенародное голосование» по вопросу внесения изменений в конституцию летом 2020 года. Фальсифицировать результат выборов будет еще сложнее.

С каждым месяцем Путин и его партия «Единая Россия» утрачивают доверие и поддержку граждан. Тенденцию, начало которой положило повышение пенсионного возраста и повышение налогов в 2018 году, подстегнула пандемия. Она в некотором смысле показала россиянам, что «царь голый». Избегающий встречаться с людьми, прячущийся в своем бункере Путин производит не самое лучшее впечатление, особенно на фоне того, что его команда не особенно хорошо справляется с коронавирусом. Экономические перспективы России в текущем году выглядят тоже не лучшим образом в связи с падением объема доходов от продажи нефти и газа. В новом году реальные доходы россиян снова упадут. Общественно-экономическая ситуация становится основной причиной роста недовольства в обществе, возрастает риск вспышки протестов или даже революции. Достаточно, чтобы на эту бочку пороха упала искра.

Закручивание гаек

Многотысячные уличные демонстрации, повторение белорусского сценария — это то, чего Кремль боится сейчас больше всего. Предыдущая волна протестов прокатилась зимой на рубеже 2011-2012 годов. Тогда люди вышли на улицы, протестуя против фальсификаций на выборах в Думу в пользу «Единой России» и намерения Путина вернуться в Кремль. Сегодня, учитывая реальную популярность партии власти, режиму для сохранения статус-кво пришлось бы устроить подтасовку результатов выборов невиданного за два последних десятилетия масштаба. Это неминуемо спровоцирует взрыв общественного недовольства. Так что уже сейчас Кремль прилагает все усилия к тому, чтобы пресечь его или хотя бы максимально ограничить. Именно поэтому было решено пойти на такой радикальный шаг, как покушение на Алексея Навального. Если кто-то и мог бы попытаться координировать общенациональные протесты, то только он, ведь либеральная демократическая оппозиция находится не в лучшем состоянии. Люди, однако, могут выйти на улицу, даже если Навального в стране не будет (сомнительно, что он решит вернуться в Россию). Это показывает пример Белоруссии. Режим, в свою очередь, принимает новые законы, фактически выводя за правовые рамки любые публичные действия отдельных лиц или организаций, в которых он видит угрозу.

В конце декабря парламент принял, а президент подписал ряд законов, дополнительно ограничивающих демократические процессы и свободу слова в России. Самое важное — это поправки в закон об «иностранных агентах». Они значительно расширяют действие этой скандальной нормы, которая появилась в 2012 году. Теперь она распространяется как на организации, так и на физических лиц. Что нужно, чтобы попасть в категорию «иностранных агентов»? Достаточно принимать участие в демонстрациях и митингах, деятельности политической партии, организации выборов, заниматься общественно-политическими исследованиями или проводить социологические опросы. «Заграничными агентами» будут считаться также корреспонденты зарубежных СМИ. Ужесточение закона станет ударом в том числе по некоммерческим организациям. Если их признают «иноагентами», им придется подавать в министерство юстиции документы с описанием планируемых ими программ, а потом отчеты об их реализации.

Другой закон, принятый 23 декабря, запрещает организаторам общественных мероприятий получать средства от иностранных государств, организаций и граждан, лиц без гражданства, «иностранных агентов», анонимных жертвователей и российских компаний, созданных менее чем за год до дня перечисления денег. Эта законодательная инициатива делает фактически невозможной общественную деятельность оппозиции.

Ужесточая законы, власть одновременно расширяет полномочия силовиков, показывая, что она уже делает ставку только на принуждение и репрессии, а не надеется завоевать расположение граждан уговорами. Уверенность Путина в том, что его последним редутом остается аппарат безопасности, это, по всей видимости, основная (помимо чекистской солидарности) причина, по которой скандал с Навальным ничуть не повредил ФСБ. Напротив, Федеральная Служба Безопасности получит больше полномочий и денег. Уже появился проект закона, предусматривающего, что президент или правительство смогут устанавливать сотрудникам органов безопасности ежемесячные и прочие дополнительные выплаты помимо тех, которые предусмотрены федеральным законодательством. Размер выплат будет зависеть от того, насколько сложными, масштабными и важными задачами будут заниматься эти люди.

Более того, Путин подписал закон о запрете разглашения данных не только о профессиональной деятельности судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета и ФСБ, а также некоторых категорий военнослужащих, но и об их частной жизни. Взамен за эти и другие привилегии для силовиков (в первую очередь ФСБ и Росгвардии) Путин ожидает абсолютной лояльности. Сработает ли это? Ответ мы узнаем в ближайший год, когда могут одновременно вспыхнуть протесты против фальсификаций на выборах, протесты на региональном уровне и выступления, имеющие социальную подоплеку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.