Недавние антипутинские протесты против задержания оппозиционера Алексея Навального приняли небывалый размах. Российский режим столкнулся с настоящей угрозой впервые за двадцать с небольшим лет. США и Европе надо воспользоваться этим, но в то же время проявить осторожность, чтобы не пробудить старые националистические рефлексы советских времен.

«На этот раз все будет иначе». Так называется книга о финансовом и экономическом кризисе 2007-2008 годов. Применима ли такая формулировка к ситуации в России в 2021 году?

Следует воздерживаться от двух радикальных теорий. По первой, демонстрации против Путин и за освобождение Навального — всего лишь «много шума из ничего». «Доказательства» коррупции режима якобы не удивили и не шокировали российское население, подавляющее большинство которого становится только циничнее. Быть у власти — значит обогащаться. И чем абсолютнее власть, тем больше денег. Путин гарантирует стабильность. Навальный — «иностранный агент». Если уж Лукашенко сумел удержаться у власти в Белоруссии, то Путин и подавно сможет сделать это в России.

Первые настоящие трещины власти

По второй теории, прошедшие в 200 городах от Москвы до Владивостока демонстрации указывают на первые настоящие трещины власти, означают начало конца для Путина.

До этого, конечно, еще не дошло (пока?), но сформировалась новая политическая данность. Она связана с переплетением трех факторов: личности Навального, избрания Байдена и covid-19. Впервые символом противостояния Путину стал человек, который продемонстрировал отвагу и всерьез воспринимается режимом (покушение на его жизнь тому доказательство). Навальный — моложе и харизматичнее Путина. Если режим будет держать его за решеткой, то превратит его в современную версию Андрея Сахарова, физика-ядерщика, защитника прав человека и лауреата Нобелевской премии мира 1975 года. (По стечению обстоятельств я был в Москве на его похоронах в декабре 1989 года. Режиму тогда оставалось всего пара лет).

Байден — более опасный противник

Помимо появления Навального еще одной плохой новостью для Москвы стало избрание Джо Байдена. В отличие от предшественника он серьезно относится к правам человека и демократии, что вынуждает путинскую Россию (и Китай Си Цзиньпина) занять оборонительную позицию. Если из-за Навального Путин выглядит «старее», то Байден выставляет его подход к власти в карикатурном свете, как нечто давно отжившее свое. При Байдене Вашингтон — куда более надежный и ответственный партнер в подписании договоров о контроле вооружений. В то же время новый президент — более опасный противник благодаря большему профессионализму и авторитету.

Наконец, коронавирус. Период пандемии обостряет неравенство и делает несправедливость еще более невыносимой. Сейчас, когда беднякам приходится страдать сильнее всего, зрелище непомерной роскоши может подтолкнуть к восстанию. Видео о «дворце Путина» на черноморском побережье стало вирусным в сети и набрало более 100 миллионов просмотров. Нет сомнений, что с юридической точки зрения российский лидер не является владельцем этой собственности. Но она определенно была построена для его исключительного пользования. На фоне дворца Путина, шедевра непомерной роскоши и безвкусицы, резиденция Трампа во Флориде кажется чуть ли не скромной рыбацкой лачугой!

При этом, конечно, путинская Россия 2021 года — не Франция июля 1789 года или 1830 года. Как и не Румыния Чаушеску 1989 года.

Сложная и изменчивая ситуация

Но в то же время… Российский режим впервые за двадцать с небольшим дет столкнулся с настоящей угрозой. Эрозия власти касается деспотических режимов, как и демократических систем.

В такой сложной и изменчивой ситуации Европа и США должны выработать общую позицию по отношению к Москве. Им нужно избежать двух ловушек. Первая — усиление в России ощущения того, что Навальный — иностранный агент. Действующий режим пускает в ход националистическую карту, которая уже не раз позволяла ему скрыть ошибки и просчеты. Вторым и еще более серьезным промахом стало бы решение закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит. Не стоит раскачивать лодку: это внутреннее дело России.

Советские практики

Путин сначала плодил провокации в адрес США и Европы, а также пространно рассуждал о моральном износе демократических систем (когда ощущал себя в позиции силы), но сейчас стремится впечатлить нового американского лидера и европейское руководство проявлением дипломатической доброй воли во всех вопросах. С негласным предупреждением: будет жаль, если вы упустите такую возможность для сближения и договоренностей, зациклившись на судьбе Навального и демократии в России. Верный старым советским практикам Путин считает, что может любыми путями вмешиваться в наш избирательный процесс, но обратное нам не позволено.

Как бы то ни было Путин и повальная коррупция, которая является движущей силой и сутью его режима, представляют собой проблему не только для России, но и всего мира. В частности, для всех тех, кто так или иначе отказываются систематически разделять свои ценности и интересы.

«Ветер фронды поднялся с зарей, рокочет и ворчит на Мазарини». С этих стихов начинается второй том «Трех мушкетеров» Дюма: «20 лет спустя». В России тоже поднимается ветер фронды. Еще не революция, хотя исключать ее тоже нельзя. Особенно если ощущение несправедливости и гнев пересилят страх.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.