Речь идет об историческом моменте для трансатлантических отношений, которые нащупывают путь к возрождению после ударов со стороны Дональда Трампа. Первые шаги Джо Байдена на международной арене (возвращение США в ВОЗ и Парижское соглашение по климату) и назначения в Госдепартаменте, прежде всего, франкофила Энтони Блинкена, стали хорошей новостью для Европы и в частности Франции. Париж видит здесь возможность для сближения с Вашингтоном с целью восстановления международной системы. В четверг Эммануэль Макрон стал гостем американской экспертной группы Atlantic Council по случаю открытия ее европейского центра и подробно представил (на английском языке) свой взгляд на трансатлантические отношения и способы их восстановления.

У Эммануэля Макрона три приоритета в отношениях с новой американской администрацией. Восстановление подорванного за четыре года многостороннего подхода с необходимостью получить «конкретные результаты». Формирование новых партнерских отношений, новых форм сотрудничества для противостояния новым вызовам, таким как пандемии и климатические вопросы. Большее вовлечение в региональные кризисы для борьбы с терроризмом и обеспечения «мира и стабильности».

После хаоса при Трампе возвращение в Белым дом более классического президента дает некоторым европейцам надежду на возвращение к старой норме трансатлантических отношений. Но хотя у части немецкого политического класса может быть соблазн вернуться под американский щит в обороне, президент Франции в очередной раз подчеркнул стремление «переосмыслить европейский суверенитет». Он также подтвердил необходимость более реалистичного подхода к отношениям с Америкой, которая даже при Байдене будет больше сосредоточена на Азии, чем на Европе и Ближнем Востоке: «Европейский союз должен воспринимать себя как релевантное образование, способное самостоятельно принимать решения и проводить инвестиции, в частности в свою оборону».

Если в ноябре 2019 года президент Франции породил настоящее международное цунами заявлением о «смерти мозга» НАТО, сейчас он попытался убедить Atlantic Council в том, что формирование «суверенного образования» в Европе отвечает американским интересам. «Раньше только США занимались нашей безопасностью. Разделения бремени не было. Отношения стали нездоровыми, поскольку принадлежность к НАТО сводилась к проигрышному для всех подходу»: американский военный щит в обмен на контракты и закупку техники из США. «Нам нужно заняться нашим окружением», — подчеркнул президент Франции, напирая на «действительность»: «Ближний Восток и Африка — наши соседи, а не соседи США». Он напомнил о том, каким ударом для Франции стало в 2013 году решение Барака Обамы дать задний ход по Сирии, несмотря на нарушение «красной линии» режимом Башара Асада, который вновь пустил в ход химическое оружие. «Европейцы не должны находиться в ситуации, когда они зависят от решения Америки» в своих действиях, уверен президент.

Помимо стратегических и военных возможностей, лидерских качеств и энергичности ее президента, а также его стремления к совместимому с НАТО европейскому проекту, у Франции есть еще одно преимущество перед Германией в глазах Вашингтона: позиция по Китаю. Если Берлин стремится сделать европейскую позицию равноудаленной от США и Китая, Эммануэль Макрон выбрал свой лагерь. «США — наш союзник», тогда как Китай является не только «партнером» и «конкурентом», но и «системным соперником».

«Правила поведения» в НАТО

Франция многого ждет от новой администрации, в частности продолжения сотрудничества в Сахеле и на Ближнем Востоке, где все еще не удается искоренить «Исламское государство» (террористическая организация запрещена в РФ, прим.ред.). Кроме того, она рассчитывает на прояснения по ряду вопросов, в частности по НАТО и Турции, которая «подорвала доверие к альянсу», нанеся удар по курдским партнерам коалиции в Сирии. «Кто сегодня враг НАТО?» — ставит вопрос Эммануэль Макрон. Он также призывает к утверждению «правил поведения» в Североатлантическом альянсе. После прихода к власти Джо Байдена тон разговора с Турцией уже стал жестче, но Париж все еще ждет прояснений.

На вопрос о российской политике Франции, которая зачастую вызывает критику по обе стороны Атлантики, Эммануэль Макрон напомнил о двух осях своей дипломатии. С одной стороны, «жесткое осуждение» задержания Навального и репрессий в стране при сохранении санкций в ответ на аннексию Крыма. С другой стороны, убежденность в том, что Россия принадлежит к европейской семье и что «нельзя добиться мира и стабильности» на континенте без диалога с ней. Президент Франции не питает иллюзий и понимает, что для достижения результатов потребуются годы, быть может, десятилетия.

Как бы то ни было, трансатлантическое возрождение зависит не только от Байдена и стремления Франции к сближению с Вашингтоном. Оно обусловлено в том числе и европейским единством. Но с ним все еще довольно туманно, учитывая франко-немецкие разногласия, непонимание между востоком и западом, а также споры стран Северной и Южной Европы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.