Таджикистан снова стучится в двери Кремля, пытаясь добиться восстановления транспортного сообщения, прерванного пандемией коронавируса.

Однако Россия не торопится и, возможно, пытается воспользоваться моментом для оказания давления на Таджикистан, чтобы тот задумался о членстве в возглавляемом Москвой Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

Премьер-министр РТ Кохир Расулзода на этой неделе посетил Москву с целью облегчить жизнь трудовым мигрантам — как тем, кто уже находится в России, так и тем, кто хочет туда поехать. Однако официальная повестка дня была шире.

8-9 февраля официальные лица двух стран собрались на 17-е заседание Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Главной темой переговоров якобы было расширение доступа на российский рынок для таджикской сельскохозяйственной продукции.

Но в воздухе явно тяжело висела другая тема — COVID-19, на что указывает одна ключевая строчка в отчете МИД Таджикистана о переговорах.

«С учетом улучшения санитарно-эпидемиологической ситуации в Таджикистане, российской стороне было предложено рассмотреть вопрос скорейшего возобновления авиационного сообщения между странами», — говорится в документе.

Таджикистан заявил о решительной и окончательной победе над коронавирусом. Причем победы удалось добиться подозрительно быстро. Если в декабре органы здравоохранения обычно сообщали о примерно 30 новых случаях в день (причем даже это число почти наверняка было крайне заниженным), то начиная с 1 января данный показатель обычно равен нулю. Этим заявлениям трудно поверить, что понять, что происходит, можно.

Объявление о победе над COVID-19 прозвучало в переданном по телевидению новогоднем обращении президента Эмомали Рахмона, который похвастал, что «коронавирус в нашей стране почти исчез». За речью последовали изменения в ежедневных сводках о новых случаях заболевания, чтобы отразить эту новую реальность.

У отчаянных попыток таджикского правительства убедить, что кризис в сфере здравоохранения закончился, один важный адресат — Россия. Денежные переводы от трудовых мигрантов обычно эквивалентны порядка трети ВВП страны. Но в 2020 году пандемия нанесла удар по этому столпу таджикской экономики.

Согласно данным Центрального банка РФ, за первые три квартала прошлого года из России в Таджикистан было переведено 1,2 миллиарда долларов, что на 37 процентов меньше, чем за тот же период 2019 года. Тем временем таджикский ЦБ заявил, что падение было не столь драматичным, но его данные представляются столь же полезными и заслуживающими доверия, что и данные Министерства здравоохранения.

Прием, который оказали Расулзоде в Москве, вселяет мало надежды на улучшение ситуации. Он встретился только с вице-премьером РФ Алексеем Оверчуком, а на межправительственном заседании присутствовали лишь второразрядные представители российских министерств.

Кроме того, Москва не принимает заявления Душанбе о победе над COVID-19 за чистую монету. Российское правительство заявило, что делегация «Роспотребнадзора» совершит визит в Таджикистан для оценки эпидемиологической ситуации в стране. Когда конкретно это произойдет, пока не объявлялось.

Не вселяют особой надежды и действия России по вопросу о возобновлении авиарейсов. Транспортное сообщение с такими странами, как Казахстан, Кыргызстан и Беларусь, более или менее вернулись к норме, хотя ситуация с коронавирусом в этих государствах далеко не идеальная. Но Таджикистану в подобной привилегии отказали, и вряд ли это случайность.

Разница между Таджикистаном и этими странами состоит в том, что последние являются членами ЕАЭС.

Прокремлевские СМИ прозрачно намекают на то, устранив эту разницу, Душанбе сможет избежать неудобств в настоящем и будущем.

Государственный новостной портал Sputnik, например, приводит слова некоего Юрия Шурыгина, главы базирующейся в Москве Ассоциации малых и средних экспортеров, который сказал, что вступление в ЕАЭС откроет для Таджикистана «большое окно возможностей».

Более подробно об этом упоминается в статье «Независимой газеты», в которой также утверждается, что Душанбе старается максимально затянуть процесс, чтобы «выторговать как можно более льготные условия для Таджикистана при вступлении в ЕАЭС».

Таджикистан оказался в незавидном положении, столкнувшись с выбором между двумя малоприятными вариантами: либо позволить запереть себя в торговом блоке, по отношению к которому он не проявляет энтузиазма, либо смотреть на то, как таджикские трудовые мигранты продолжают терпеть бесконечные лишения и унижения.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.