Новости о масштабных «антиковидных» митингах в ЕС уже стали привычными. Но до полноценного политического кризиса дело до сих пор не доходило. К этому вплотную приблизилась Чехия, где парламент неожиданно отказался в очередной раз продлевать чрезвычайное положение. Чешская история особенно показательна, учитывая то, что главным бенефициаром этого кризиса может стать РФ. Поэтому стоит подробнее рассмотреть, что случилось в Праге и какие последствия это может иметь.

Коммунисты против

Очередное голосование в чешском парламенте двенадцатого февраля не сулило сенсаций. Хотя на рассмотрение депутатов был вынесен вопрос очередного продления чрезвычайного положения в стране, сомнений, что это решение будет принято, фактически не было. Тем неожиданнее стал результат. Голосовать за правительственную инициативу отказались коммунисты (Чехия остается последней центральноевропейской страной, где коммунисты до сих пор заседают в парламенте), а без них собрать достаточное количество голосов оказалось невозможно.

Здесь надо объяснить, что действующее чешское правительство является правительством меньшинства. Его сформировали две партии — ANO, лидером которой является премьер Андрей Бабиш, и социал-демократы. Вместе эти партии не имеют большинства в парламенте, а потому во время важных голосований вынуждены обращаться за помощью к другим партиям, чаще всего — к коммунистам.

Впрочем, в вопросах коронавирусных ограничений остальные оппозиционные силы традиционно не поддерживают правительство. В оппозиции считают, что правительство «проспало» вторую волну, а теперь пытается жесткими ограничениями продемонстрировать свою деятельность.

Таким образом, демарш коммунистов создал по истине патовую ситуацию. Без продления карантина ограничения должны были завершиться в ночь на пятнадцатое февраля. Однако, несмотря на сложную эпидемическую ситуацию, было очевидно, что сделать это просто невозможно. «Если кто-то не одобрит чрезвычайное положение, он несет непосредственную ответственность за смерть наших сограждан», — заявил премьер Бабиш.

По его словам, в таком случае «больницам придется вернуть взятое у государства оборудование, дополнительные выплаты врачам станут невозможными, более того, заработает трудовой кодекс, который запрещает им работать сверхурочно. Большинство мероприятий, установленных правительством и местными властями для сокращения контактов, будут отменены, и это приведет к скачку заражений».

Собравшись на экстренное заседание, правительство все же нашло выход: чрезвычайное положение может быть объявлено правительством в случае, если с таким предложением к нему обратятся гетманы — главы краев. Гетманы всех чешских краев, а также столицы оперативно обратились с таким призывом — и правительство получило возможность самостоятельно продлить чрезвычайное положение еще на два месяца.

Две недели на компромисс

Впрочем, всем в Чехии очевидно, что это является не решением проблемы, а лишь отсрочкой. В частности, гетманы, которые столкнулись с мощной критикой и даже угрозами за свои обращения, уже заявляют, что не дадут согласия на новое продление чрезвычайного положения без правительственных уступок. В частности — согласия правительства открыть школы, закрытые еще с октября.

Показательно, что обращение к правительству не хотел подписывать мэр Праги, однако в последний момент его убедили аргументом, что в ситуации, когда вся страна будет ездить в свободную от карантина столицу на шоппинг, последствия могут оказаться еще более трагическими.

Поэтому вероятность согласия всех глав чешских регионов на очередное продление чрезвычайного положения является не очень высоким.
А вдобавок-те же самые коммунисты уже обжаловали этот шаг правительства в суде. По их мнению, возможность объявления чрезвычайного положения правительством касается лишь отдельных регионов страны, тогда как объявление этого положения на всю страну возможно только с согласия парламента. Сейчас коммунисты громко угрожают правительству уголовной ответственностью за превышение своих полномочий, что тоже не добавляет стабильности.

Впрочем, благодаря этой законодательной лазейке правительство Андрея Бабиша получило время для поиска компромисса с оппозицией. Пока компромисс заключается в замене режима чрезвычайного положения действием специально принятого закона о пандемии. Это является давним требованием оппозиции — заменить дополнительные полномочия правительства четкими и прописанными нормами закона.

Принципиальное согласие премьера на такую замену уже получено. «Закон о пандемии должен заменить постоянное продление чрезвычайного положения. Мы учли большинство предложений оппозиции и готовы выполнить их», — отмечает Бабиш.

Впрочем, принципиальным расхождением между правительством и оппозицией является вопрос бюджетных компенсаций в связи с потерей бизнеса из-за пандемии. Поэтому, несмотря на заинтересованность правительства о компромиссе с оппозицией, его достижение явно не будет простым.

Тем более, когда существуют силы, которые будут торпедировать преодоление этого кризиса.

Шанс для Земана и россиян

Зачем коммунисты пошли на создание этого кризиса? Хотя единого ответа на этот вопрос нет, распространенным является предположение, что тем самым они действовали в пользу президента страны Милоша Земана. Дело в том, что конституционные полномочия чешского президента довольно ограничены — и это не соответствует амбициям Земана. Однако в случае политического кризиса президент резко увеличивает свое влияние.

Милош Земан активно продвигал создание действующего правительства во главе с Андреем Бабишем, коалицию с которым не хотели создавать ни в одной из партий, прошедших в парламент. Он лично оказывал давление на социал-демократов, склоняя их к коалиции, и всячески содействовал созданию действующего правительства, пусть это и будет правительство меньшинства.

Правительство, которому постоянно не хватает голосов и которое постоянно вынуждено обращаться за помощью к президенту — оптимальный вариант для Земана. Впрочем, такая удобная для него ситуация длилась недолго.

Довольно быстро Андрей Бабиш сумел организовать работу своего правительства, находя без помощи президента голоса для нужных законодательных инициатив. Как следствие, политическое влияние президента вновь начало падать.

Нынешний кризис дает Земану шанс на реванш. Однако остается еще один вопрос: какие последствия это может иметь?

В последние недели Милош Земан уделяет много времени критике правительства, который не хочет обращаться к РФ за вакциной «Спутник V». Само по себе в этих заявлениях нет ничего удивительного — Земан известен своими теплыми отношениями с авторитарными режимами, вроде РФ или Китая, и небезосновательно считается наиболее пророссийским среди глав государств ЕС.

Политический кризис дает президенту Земану возможность «дожать» правительство в этом вопросе. И тогда Чехия станет второй страной ЕС после Венгрии, которая согласится использовать российскую вакцину. И этот вопрос-крайне важен для РФ, в которой вакцину рассматривают как идеологическое оружие в гибридной войне.

Поэтому остается открытым вопрос: а не сознательно ли чешские коммунисты, также известные теплыми отношениями с РФ, шли на создание политического кризиса?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.