В интервью с главными редакторами основных российских СМИ, опубликованном 14 февраля, президент России Владимир Путин заявил, что российские власти «не будут делать ничего противоречащего Конституции России» в своих отношениях с Японией. В июле прошлого года в российскую Конституцию были внесены поправки, и включен пункт, запрещающий «отчуждение территорий России». Поэтому в Японии широко разошлись сообщения о том, что этим заявлением Путин фактически отверг всякую возможность возврата «северных территорий» России.

Каковы же истинные намерения Путина, который часто проявлял дружеское отношение к Японии? Есть ли реальная возможность возврата островов? Если такой возможности нет, то как Японии вести себя с Россией?

Можно начать с вывода. Да, действительно, заявление Путина от 14 февраля, наверное, было бы правильно интерпретировать как означающее, что он не намерен возвращать «северные территории» Японии.

По правде говоря, об этом говорил не только Путин. В статье в Sankei Shimbun от 3 февраля сообщалось о том, что бывший премьер-министр России Медведев также сделал аналогичное заявление.

18 февраля официальный представитель Министерства иностранных дел России Захарова тоже заявила, что «есть Конституция, поэтому мы не можем никак даже обсуждать вопрос о северных территориях».«.

Теперь стало ясно: у России нет никакого желания возвращать Японии «северные острова».

Написав это, я как-то ясно осознал, что переговоры по «северным территориям» провалились и японо-российские отношения вступили в новый сложный период.

Но ведь на самом деле ничего не изменилось.

Я прожил в Москве 28 лет с 1990 по 2018 год. И уже тогда со всей ясностью обнаружил, что Россия совсем не желает возвращать «северные острова». И причина этого состоит в том, что россияне даже не подозревают, что они «незаконно оккупировали» четыре северных острова. Такого понимания у них нет.

Позвольте мне объяснить, что это значит.

Русские позиционируют Вторую мировую войну как «священную войну между добрым Советским Союзом (Россией) и злой нацистской Германией». Поэтому они называют ее не «Второй мировой войной», а «Великой Отечественной войной».

В этом их представлении советская (российская) армия «абсолютно хорошая», а немецко-фашистская армия «абсолютно плохая». Позиция Японии — «союзник абсолютного зла (нацистской Германии)».

В этом мифе вся неудобная для России информация, такая как «японские военнопленные в Сибири» или «нарушение советско-японского Пакта о нейтралитете» полностью опускается и широко не освещается. Поэтому большинство россиян не осведомлены о существовавшем когда-то советско-японском Пакте о нейтралитете и содержании в плену в Сибири множества японских военнопленных. У них в голове существуют прочный образ «хорошей России».

Поэтому россияне считают, что «четыре северных острова были законно отобраны у Японии Советским Союзом, выигравшим войну». Поэтому, даже если Япония требует их «возврата», общая реакция россиян — «не возвращать», ну, или, как минимум «мы не понимаем, почему это мы должны возвращать Японии эти острова».

Поэтому я всегда честно заявлял и писал, что вернуть «северные территории» нам очень сложно.

Например, 3 октября 2016 года журнал Diamond Online написал: «Даже Путин, который в целом достаточно терпимо относится к Японии, вынужден постоянно говорить о том, что возвращение всех четырех островов невозможно». Что касается формулы «возвращения двух островов», то у Японии и России есть для этого принципиальная правовая основа под названием «Совместная советско-японская декларация 1956 года», которая предусматривает, что «группа островов Хабомаи и остров Шикотан будут переданы Японии после заключения мирного договора». Но для этого у руководителей обеих стран должна быть политическая воля.

Однако, если для Японии формула «двух островов», является всего лишь предшественником окончательного возврата всех островов (то есть Кунашир и Итуруп возвращаются позже), то для России эта формула изначально являлась конечной. То есть речь шла о том, что территориальная проблема в полном ее объеме в любом случае решена не была бы.

России нужны только японские инвестиции

Таким образом, у Японии и России имеются принципиально различные взгляды на «территориальную проблему». Так почему же отношения с Россией улучшились в период правления премьер-министра Абэ? Ответ — «деньги». Многие в Японии говорят: «Я не понимаю, о чем думает Путин». Но на самом деле его мысль очень проста.

«1. Я хочу японские инвестиции»

«2. Однако я не хочу возвращать „северные острова"».

Чтобы избежать недопонимания, эти два момента можно резюмировать так. Если речь заходит о реальном продвижении японско-российского экономического сотрудничества, то отношения между Японией и Россией несколько улучшаются, а если же их главной темой становится только возврат «северных территорий», то они ухудшаются. Давайте проверим.

Синдзо Абэ был повторно назначен премьер-министром в декабре 2012 года. В 2013 году он быстрыми темпами улучшал отношения с Россией. Это произошло потому, что Абэ с энтузиазмом относился к разрешению «территориальной проблемы» с Россией как к своему персональному делу. В то время Абэ почти совсем не повто-рял заклинание «Верните острова!» и сосредоточился исключительно на развитии экономических связей между Японией и Россией.

Однако в марте 2014 года Россия аннексировала Крым, и после этого в японско-российских отношениях наступил переломный момент. Япония приняла участие в американо-европейских санкциях против России. В результате японское правительство и японские компании больше не могли говорить об экономике (то есть о зарабатывании денег) с Россией. Единственная тема, которую японские правительственные чиновники могли поднимать на переговорах с Россией — это возврат четырех островов. Российская сторона твердо стояла на позиции: «Японские инвестиции нам нужны, но возвращать острова мы не хотим». Поэтому отношения между Японией и Россией начали ухудшаться.

Следующий поворотный момент наступил в мае 2016 года. Премьер-министр Абэ, который встречался с Путиным в Сочи, предложил «план двухстороннего сотрудничества из восьми пунктов», в таких отраслях, как медицина, энергетика, новые технологии и культурный обмен. Другими словами, японское правительство перестало говорить только о проблеме «северных территорий» и снова заговорило о зараба-ывании денег в России. Президент Путин остался этим очень доволен и в декабре того же года посетил Японию, и даже побывал на родине премьер-министра Абэ в префектуре Ямагути. Это резко улучшило отношения между Японией и Россией.

Последним поворотным моментом при администрации Абэ стал ноябрь 2018 года. Премьер-министр Абэ, который встретился тогда с Путиным в Сингапуре  предложил «ускорить переговоры по мирному договору на основе Совместной советско-японского декларации. Для Японии это была большая уступка. Премьер-министр Абэ отказался от линии на возврат всех четырех островов, которая до этого была основополагающим курсом японского правительства, и перешел к линии на возврат двух островов, заявив, что она-то как раз и основана на Совместной советско-японской декларации.

Однако Путин не оценил смелое решение премьер-министра Абэ. Он продолжал занимать прежнюю линию состоящую  в том, что  «России нужны японские инвестиции, но Россия не хочет возвращать Японии территории». Россия ясно обозначила свое нежелание возвращать даже два острова, не говоря уже о четырех.

После этого отношения между Японией и Россией снова ухудшаются. «Если мы вернем вам острова, американцы сразу же разместят на них военные базы», — сказал тогда Путин. А в марте 2019 года даже заявил, что «Япония должна выйти из японо-американского договора безопасности». С тех пор отношения между Японией и Рос-сией окончательно испортились.

И все-таки, почему мы должны добиваться примирения с Россией

Автор всегда полагал, что для Японии вернуть «северные территории» будет очень сложно, и всегда откровенно писал об этом. С другой стороны, однако, он также настаивал и на том, что Японии было бы лучше «примириться с Россией». На первый взгляд эта логика может показаться противоречивой.

Хотя это и мало известно широкой общественности, но в период с 2012 по 2015 годы вокруг Японии складывалась довольно напряженная международная ситуация. В сентябре 2012 года японское правительство (администрация Нода) приняло решение об объявлении суверенитета Японии над островами Сенкаку.

Китай был в ярости. Это японское решение привело к эскалации китайских агрессивных проявлений вокруг островов Сенкаку и способствовало формированию единого фронта в составе Китая, России и Южной Кореи в их попытках изолировать Японию. Конечной целью этой стратегией было снижение американского присутствия в Азии. Тогда автор утверждал, что для того, чтобы нейтрализовать эту стратегию Китая, Японии необходимо было улучшить отношения с США, Россией и Южной Кореей.

И тогдашний премьер-министр Абэ действовал так, как если бы он придерживался такой политики. В апреле 2015 года он произнес в США речь под названием «Альянс надежды», резко улучшив американо-японские отношения. В декабре того же года было подписано «Японско-корейское соглашение относительно компенсаций по проблеме „женщин для утешения"», которое временно улучшило отношения между двумя странами. В декабре 2016 года Путин посетил Японию, и отношения между Японией и Россией значительно продвинулись вперед, хотя и временно. Таким образом, премьер-министру Абэ удалось нейтрализовать стратегию Китая, целенаправленно улучшив отношения с каждой из упомянутых выше стран.

С другой стороны, если посмотреть на китайско-американские отношения, то в октябре 2018 года война за гегемонию между США и Китаем началась с «антикитайской речи» тогдашнего вице-президента Майка Пенса. Китай попытался втянуть Соединенные Штаты в совместный фронт по линии мировой торговли, но потерпел неудачу. В результате между ними произошел ожесточенный конфликт по вопросам международной торговли и прав человека, в котором и Соединенные Штаты серьезно пострадали.

Как нам вести дела с Россией в будущем?

А как же насчет позиции нынешнего японской администрации, которая фактически участвовала в дипломатии Абэ? Глядя на слова и дела премьер-министра Суги, видно, что он не придает большого значения России.

Например, давайте посмотрим на расписание проведения телефонных переговоров на высшем уровне после вступления Суги в должность. Сразу росде занятия должности премьер-министра собеседниками Суги были тогдашний президент Трамп, премьер-министр Австралии Моррисон 20 сентября, премьер-министр Германии Меркель и президент ЕС Мишель 22-го, премьер-министр Великобритании Джонсон 23-го, президент Мун Кореи 24-го. 25-го сентября состоялся телефонный разговор Суги с премьер-министром Индии Моди и Председателем КНР Си Цзиньпином. (Кстати, телефонный контакт с Си заметно запоздал). Однако телефонный разговор с президентом Путиным состоялся еще позднее — 29 сентября.

Почему такая необычная медлительность? Ответ прост: господин Суга, который был ближайшим сподвижником бывшего премьер-министра Абэ, скорее всего понимает, что вернуть «северные территории» очень непросто. И он пока не усматривает «стратегического значения» в сотрудничестве с Россией.

Самая важная составляющая стратегии премьер-министра Суги — «свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион». Основными странами-проводниками этой стратегии являются Япония, США и Австралия. В дополнение к этому, Великобритания, Франция, Германия и 10 стран АСЕАН могут тоже присоединиться к ней, чтобы создать мощный «антикитайский альянс». Россия в этой стратегии не участвует. Поэтому премьер-министр Суга не проявляет энтузиазма в отношениях с ней.

Автор когда-то настаивал на мысли о том, что в противостоянии Китаю Западу обязательно необходимо отделить его от России. И сегодня я по-прежнему считаю важным разделить Китай и Россию.

Но сейчас Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Путин прочно связаны стратегией «свержения Соединенных Штатов», и их трудно отделить друг от друга. Именно поэтому Япония сосредоточилась на углублении сотрудничества с США, Индией и Австралией в рамках «соглашения четверки», а также с Великобританией, Францией, Германией и странами Юго-Восточной Азии. Учитывая «медовый месяц» Китая и России, который пока практически невозможно прервать, такая внешнеполитическая линия Японии, наверное, разумна.

Что касается собственно отношений между Японией и Россией в долгосрочной перспективе, то вероятнее всего, они будут оставаться вялыми, однако Япония (да и Россия тоже) вряд ли будут испытывать из-за этого большие проблемы. С учетом этого можно констатировать, что премьер-министр Суга, которому нелегко сейчас «раскачать» свою дипломатическую стратегию на российском направлении, в целом придерживается в своей внешней политике правильных приоритетов.

А что же насчет «северных территорий»? Поскольку Путин уже ясно заявил, что «Россия их Японии не вернет», маловероятно, что они возвратятся нам во время его пребывания в должности. Видимо, остается только ждать прихода к власти в России нового президента.

Ёсинори Китано — аналитик-международник, блогер, основатель и владелец интернет-изданий, писатель. Активно консультирует японские государственные и бизнес-структуры по вопросам России и стран СНГ. Первый японец, окончивший Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) при Министерстве иностранных дел России и аспирантуру. Среди его книг: «Америка, гегемонистская нация, пришедшая в упадок», «День, когда союз Китая и России уничтожит Соединенные Штаты», «Перекрестки Японии, колониальной нации», «Последняя священная война Путина», «Самая сильная лекция Путина о независимости Японии», «Кремлевский метод» и другие.

Комментарии японских читателей

mu

На «северных островах» уже 80 лет живут русские люди. Их акватория богата рыбой и морскими ресурсами. Она имеет большое военно-стратегическое значения для России, откуда ее подводные лодки могут успешно сдерживать ВМФ противника. О каком возврате островов тут можно говорить?!

Япония на 80 лет опоздала со своей политикой по возврату островов!

gam

Китай сейчас становится для России гораздо более важным партнером в Азии. Здесь не только экономическое сотрудничество, здесь и военно-стратегическое взаимодействие. Инвестиции в Россию идут из Китая. Даже в Арктике у них возникают близкие интересы.

А что может в этом плане дать России Япония? Да ничего. Поэтому Россия так упорствует в своей жесткой линии по островам. Никогда нам не получить их обратно!

ryo

Согласен со статьей. Япония научилась только повторять, как мантру: «Верните острова!». Она неспособна посмотреть на эту проблему конструктивно, в том числе и глазами противоположной стороны. Нужно здраво и хладнокровно, без истерик, пересмотреть нашу стратегию на российском направлении. Без этого острова нам однозначно не вернутся никогда.

ico

Что хорошего получит Россия, передав нам «северные острова»? Она потеряет громадные доходы от эксплуатации их водных ресурсов, потеряет удобный выход для своих подводных лодок в Тихий океан, имеющий для нее стратегическое значение. Если возврат островов произойдет, то обозлится не только русское население островов, но значительная часть простых россиян!

Япония кричит «Верните острова!», но никаких выгод взамен России не предлагает. Даже если Россия за острова получит «мирный договор», то в условиях существования американо-японского договора безопасности смысла в этом «мире» особого не будет!

Для России самым выгодным является сохранение нынешнего тупикового положения. Прямо противоположно тому, чего хочет Япония!

aae

«Остается только ждать другого президента!». Если говорить честно, то Путин не так уж плохо относится к Японии и даже демонстрировал какое-то подобие готовности достигнуть с ней соглашения по территориям. Япония сама упустила свой шанс.

То есть сейчас нам остается только ждать либо еще более лояльного к Японии российского лидера, либо диктатора, еще более жесткого, чем Путин, который сможет просто приказать российскому народу смириться с возвратом островов. Но это невозможно!

hab

Думаю, что анализ автора заслуживает интереса. Следует вспомнить, что в войну на Дальнем Востоке Советский Союз втянула Америка. Теперь же Америка втянула Японию в конструкцию японско-американского договора безопасности, в рамках которого мы должны противостоять и Китаю, и России. В этих условиях возврат «северных островов» Японии мирным путем невозможен. В условиях ослабления мировой гегемонии США Япония должна сегодня становится настоящим независимым государством. Нужно менять нашу написанную американцами конституцию и становиться обычным нормальным государством. Тогда может быть откроются какие-то перспективы и с «северными островами»!

miy

Как совершенно правильно указывается в этой статье, «северные острова» нам уже не вернутся! Отбросьте иллюзии! Побежденные никаких прав не имею! И Америка здесь не поможет!

А с экономическим сотрудничеством с Россией пора кончать. Как и с Китаем!

cro

С нашим нынешним правительством никаких перспектив по возврату островов нет. Хватит питать какие-то иллюзии! Россия сильна и доказала свою силу!

bga

Россию нужно очень сильно заинтересовать перспективой возврата островов! Никакими мирными переговорами здесь дела не решишь. Острова нужно выкупить! Сей-час Россия сильно в деньгах не нуждается, но времена могут измениться! Отбросьте соображения ложного престижа и «сохранения лица»! Уже сейчас начинайте тайные контакты с Россией по выкупу островов! Все балаганы с мирными договорами пора прекращать! Дела нужно вести серьезно!

dos

Сейчас Америка пока помалкивает, но ясно, что как только острова будут возвращены Японии, там тут же появятся американские базы! Поэтому Россия нам острова и не отдает!

huc

Русские люди все чаще задаются вопросом: как получилось так, что на Кунашире и Итурупе, которые изначально были заселены айнами, вдруг появились японцы? Как эти острова вдруг попали под японский суверенитет? Что делали японцы с коренным населением островов? Нам эту проблему тоже игнорировать нельзя и нужно тщательно с ней разобраться!

bgs

Автор прав в одном: в нынешних условиях при Путине Россия будет делать только то, что считает нужным для себя! В этой связи в его заключении о том, что для Японии сейчас выгодно разделить Россию и Китай есть противоречие. России это сейчас невыгодно, и она на это не пойдет!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.