Администрация Байдена ввела санкции против российских официальных лиц и компаний в ответ на отравление и на арест Алексея Навального. Поступив таким образом, администрация отметила, что это только первая волна ответных действий Америки на якобы имеющую место враждебную деятельность России, и что в предстоящие недели она может объявить о дальнейших мерах. Команда Байдена предельно ясно указывает на то, что никаких попыток перезагрузки отношений с Москвой не будет, и в то же время ищет возможности для налаживания сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес.

Первый пакет антироссийских санкций, объявленный администрацией Байдена (с учетом того, что введенные в начале года санкции против «Северного потока — 2» были повторением мер, принятых администрацией Трампа), это в лучшем случае разумно достаточный компромисс. Подобно мерам, принятым в ответ на убийство Джамаля Хашогги, антироссийские санкции являются попыткой сбалансировать противоречивые и конкурирующие между собой американские интересы.

С самого первого дня администрация Байдена хотела, чтобы ее подход к России отличался от политики ее непосредственной предшественницы (которую считали чрезмерно великодушной по отношению к Владимиру Путину), а также от усилий администраций Буша и Обамы, которые в начале своих сроков искали возможности для налаживания рабочих отношений с Кремлем. Эти меры должны были показать, что новая администрация будет без колебаний давать отпор действиям России, которые Вашингтон посчитает предосудительными.

Но санкционные меры указывают и на то, что у аппарата национальной безопасности Байдена отсутствует единая позиция по двум важнейшим вопросам. Вопрос первый: не переживает ли Россия при нынешнем руководстве быстрый и перманентный упадок источников своей государственной мощи (особенно экономических), и не утрачивает ли режим свою легитимность? Вопрос второй: стоят ли более жесткие действия против Москвы того, чтобы из-за них лишаться поддержки России в реализации важных американских инициатив (по Ирану и Северной Корее)? В США многие члены конгресса из обеих партий считают, что Россия несомненно находится в состоянии упадка, а также не может и не желает оказывать реальное содействие Вашингтону. Это один из немногих вопросов, по которому существует настоящий двухпартийный консенсус. Для таких людей объявленные администрацией Байдена меры являются слишком слабыми и недостаточно убедительными. Но похоже, что команда Джо Байдена, которая не доверяет правительству Путина и недолюбливает его, пока еще не готова сделать ставку на то, что путинская Россия на последнем издыхании, а Москва не в состоянии сильно навредить США, если ей захочется выступить против американских инициатив.

На фоне этих дебатов возникает вопрос о том, как действия США против Москвы отразятся на более важных для Вашингтона отношениях с Берлином и Пекином. Канцлер Германии Ангела Меркель и ее правительство не очень довольны тем курсом, которым следует путинская Россия, но Меркель подает США четкий сигнал о том, что Берлин не пойдет по тому пути, который выбрал Вашингтон, и что у Германии (а соответственно, и у всей Европы) есть к России интерес, который она не позволит США игнорировать. Наверное, важно то, что когда встал вопрос о Навальном, администрация Байдена решила принять точно такие же меры, как и Евросоюз, ни в чем его не опережая.

А если, как полагают некоторые представители аппарата национальной безопасности Байдена, главное стратегическое соперничество будет с Китаем, повышенное внимание США к России в ближайшей перспективе даст Китаю возможность укреплять свои позиции. Более того, поскольку соотношение сил постепенно меняется в пользу Пекина, у Москвы может возникнуть желание пересмотреть глубину своего стратегического партнерства с Китаем. Мы слышим в этом отголоски политики бывшего президента Барака Обамы, который хотел сделать так, чтобы в санкциях против Москвы были предусмотрены возможности для нормализации отношений. А поскольку администрация Байдена пытается сформировать прочный евроатлантический консенсус по Китаю, ей наверняка придется пойти на компромиссы с Германией в вопросах политики в отношении России. Только в этом случае Вашингтон сможет заручиться ее поддержкой в действиях против Пекина.

Байден теперь может с полным на то основанием заявлять, что он отреагировал на действия России и защитил американские ценности, заставив Москву расплачиваться за свои действия. Но его критики обязательно укажут на то, что новые санкции носят в основном символический характер и введены для галочки. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров в ответ на действия США пригрозил контрмерами и предупредил, что российско-американские отношения от этого еще больше ухудшатся, хотя сами санкции ни в коей мере не станут смертельным ударом по ключевым российским приоритетам. Риторика и реальность не совсем совпадают, но нам придется немного подождать, чтобы увидеть, в каком направлении в предстоящие месяцы пойдет команда Байдена в отношениях с Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.