Россияне понимают, что лишь информационная война позволяет им в период мира вести эффективные действия в отношении своих европейских и заокеанских противников. Они создали действенные инструменты, позволяющие им оперировать в СМИ, интернете, бизнесе и политике.

Это специализированные формирования, в которых работают высококлассные специалисты по ведению пропагандистских и психологических операций, эксперты по кибервойнам, дипломаты, политики, бизнесмены. Спектр действий таких формирований, как мы видим, очень широк. В принципе, нет такой сферы жизни страны-неприятеля, на которую они не могли бы оказать влияния. Действия ведутся беспрестанно и интенсивно, а всю эту активность поддерживают не только дипломатические и предпринимательские структуры, но также гражданская и военная разведка.

Основная сфера — это атаки на все и вся, что может каким-либо образом обесценить политику Кремля, все, что носит черты враждебности в отношении России или имеет антироссийский характер. Объектами воздействия становятся в первую очередь СМИ, как носители информации, которую Москва хочет донести до политиков и жителей атакуемой страны. Сообщения подбираются и компонуются таким образом, чтобы они оказали воздействие на сознание адресата, при этом учитывается специфика того или иного народа, его культура, обычаи, позиция в рамках международного сообщества и другие подобные факторы. Получаются тщательно скомпонованные наборы информации, которые попадают на благодатную почву. Одно послание формируется для поляков, другое — для немцев или французов.

Информационная война как элемент стратегии, формирующей убежденность в величии российской империи и ее военной мощи, направлена прежде всего против НАТО и ЕС. Все иллюзии насчет мирной стратегии Кремля развеялись после агрессии на Украину, а любые попытки наладить отношения с Россией она оборачивала в свою пользу, видя в них признак слабости стран Западной Европы. Это вписано в традиции российской внешней политики. Такая тактика нацелена прежде всего на противопоставление друг другу членов ЕС в надежде на расшатывание европейского сообщества, а в будущем — и подрыва единства НАТО. Информационная война должна позволить сформировать такой образ мира, какой присутствует в российской стратегии.

Калининградский укрепленный лагерь

Калининградская область всегда имела ключевое значение в политической и военной стратегии СССР (а сейчас России). Это российский плацдарм в одном из европейских субрегионов, ворота, ведущие в Балтийское море и на Польскую низменность, через которые проходит путь в Центральную и Западную Европу.

После окончания Второй мировой войны в области располагались основные элементы Балтийского флота и 11-й армии с подразделениями морской пехоты и военно-морской авиацией. Эти войска предназначались для высадки на Ютландском полуострове, блокирования Датских проливов для сил НАТО, а также защиты и поддержки десантных сил. После роспуска Организации Варшавского договора на протяжении примерно 30 лет в области велась реорганизация военных структур, сопровождавшаяся частичным сокращением потенциала.

Войска Калининградского оборонительного района, согласно официальной информации, подчиняются, как 11-я армия, командованию Западного военного округа. Кроме того в регионе дислоцируются основные силы Балтийского флота.

В целом их предназначение остается прежним: в случае войны они должны будут обеспечить обретение перевеса в Балтийском регионе как на море, так и в воздухе. Региональный расклад сил изменился, в частности, в странах Балтии появились войска НАТО, поэтому можно предположить, что силы КОР предполагается использовать также с другой целью. Один из возможных вариантов — это блокирование переброски натовских подразделений по суше, морю и воздуху на территорию стран Балтии, а также поддержка российской 6-й армии, которая размещается за их восточной границей. В следующей фазе операции, после захвата Прибалтики, основные действия могут переместиться в южную часть Балтийского моря и в направлении польского побережья. Наносящим удар с востока силам потребуется поддержка.

Интересно, что натовские военные с упорством, достойным лучшего применения, продвигают концепции о необходимости укрепления стран Балтии в случае войны и переброски в их район значительных сил Альянса. В контексте подавляющего перевеса противника, в частности 1-й танковой армии и войск КОР, такая операция выглядит с военной точки зрения не слишком разумной. Более того, к российскому потенциалу следует добавить вооруженные силы Белоруссии, которые в случае развязывания конфликта станут частью российского контингента. Российской 6-й армии, взаимодействующей с Балтийским флотом, понадобится на захват стран Балтии от двух до четырех суток. Силы, выдавленные в этот относительно узкий коридор (180 — 230 километров оперативной глубины), очень быстро лишатся поддержки и будут разбиты.

Следует осознать, что Сувалкский перешеек, который демонизируют американские и польские эксперты, имеет не оперативное, а, максимум, тактическое значение. В случае нападения россияне не будут смотреть на политическую карту мира и линию границы между Польшей и Литвой, а просто пройдут по той территории, какую выберут.

Это лишь варианты потенциальных сценариев, которых можно обрисовать гораздо больше. Однако мой текст не о них.

В ситуации возникновения угрозы войны в КОР помимо находящихся в боевой готовности сил Балтийского флота, авиационных и ракетно-комических сил можно мобилизовать как минимум две мотострелковые дивизии. На складах находится также законсервированная техника, самое меньшее, для двух мотострелковых бригад и 2-3 танковых полков. Объявленное недавно Москвой решение о формировании в Калининградской области новой дивизии подразумевает под собой развертывание кадрированных в настоящее время подразделений на базе техники со складов. Это могут быть 1-я или 18-я гвардейские мотострелковые дивизии. Часть техники (в особенности танки Т-72, БТР-80, БТР-82) в последние годы наверняка прошла модернизацию. Кроме того, была обновлена техника в ракетно-артиллерийских подразделениях, они получили более современные версии 152-мм гаубицы «Мста» или 220-мм реактивных систем залпового огня «Ураган». Потенциал этих сил можно быстро укрепить, перебросив людей и вооружения морским или воздушным путем.

Размещенные в КОР войска, несомненно, выглядят внушительными по сравнению с небольшими силами НАТО в Восточной Европе, что тем более должно склонить политическое и военное руководство Альянса предпринять шаги, направленные как минимум на выравнивание потенциалов в регионе.

Теория блефа

Размещенные в интернете польские и заграничные материалы о военном потенциале России в Калининградской области говорят о том, что это самый милитаризованный регион во всей РФ. Так или это на самом деле?

Из сообщений СМИ и заявлений российских политиков следует, что да. В последние годы мы были свидетелями пропагандистского наступления, цель которого состояла в запугивании польской общественности размещенными в Калининградской области войсками (а в особенности ракетами). Однако внимательный анализ российской военной активности в разных точках земного шара склоняет трезво оценить возможности Москвы в реализации задач по модернизации вооруженных сил и их использования в относительно стабильных регионах.

Участие в операциях в Сирии и Ливии — это затратное мероприятие. Болезненный урок, который российская армия получила в рамках азербайджано-армянского конфликта, склоняет политиков и военных к идее о наращивании присутствия в регионах, представляющих для Москвы интерес и входящих в ее сферу влияния. Военная и экономическая экспансия в Восточной Африке требует вложения сил и средств. Для России, которая столкнулась с усугубляющимися экономическими и социальными проблемами, все это становится серьезным испытанием. За право входить в список глобальных игроков и называться империей приходится платить высокую цену. Также россияне знают, что самая безопасная граница находится на западе, ведь ее охраняет неагрессивный союз — НАТО.

В 1936 году Адольф Гитлер устроил в Берлине масштабный военный парад. В течение нескольких часов перед напуганными польским, французским, английским атташе шли колонны современной техники. Гитлер сообщил, что это только войска Берлинского округа. Депеши дипломатов, которые они отправили в Генеральные штабы своих стран, всерьез обеспокоили их начальников. В таком состоянии Запад вел переговоры в Мюнхене. Лишь спустя годы выяснилось, что на парад стянули силы со всей Германии. Блеф удался.

Такой ли игрок Владимир Путин? В своем умении мастерски блефовать он, пожалуй, успел убедить уже всех. И использовал он не силу Калининградской области. Чем, как не блефом, были заявления о желания сотрудничать с НАТО, звучавшие всего несколько лет назад? Все члены Альянса поверили, что Кремль неожиданно воспылал к ним любовью, и сразу же урезали свои военные бюджеты. Это, как, например, в Польше и Германии, привело к сокращению численности вооруженных сил. И вдруг после нападения на Украину они поняли, что Путин обвел их вокруг пальца. Процесс наверстывания упущенного займет несколько лет и потребует значительных расходов, но начать его необходимо, и любое промедление может обойтись нам еще дороже.

Конечный итог

Мы стали объектом массированных атак в рамках информационной войны. Запугивание, провокации в СМИ — это будни холодной войны. Непроверенная информация, которую распространяют наши собственные политики и пресса, порождает у общественности тревогу. Сообщения, не основанные на анализе данных разведки или, например, спутников, то есть на точных сведениях, порождают информационный хаос. Именно этого и добивается Россия, которая хочет втянуть в эту войну политиков и СМИ (в частности, польских). Они вольно или невольно становятся носителями мастерски переработанной информации. Буквально клиническим примером бессилия польских политических сил или даже саботажа стала попытка скомпрометировать главу Генштаба и нашу армию после штабных учений «Зима — 2020». Россияне и их СМИ были очень довольны такой ситуацией и воспользовались ей. Международный имиджевый провал — огромная цена, которую нам пришлось заплатить за некомпетентность людей, занимающих руководящие должности.

Что тревожит на этом фоне больше всего? Бессилие НАТО и ЕС в информационной войне. Они не смогли выстроить систему с инструментами, позволяющими принимать в ней участие и бороться с российской пропагандой, внедрить правовые механизмы, которые бы защитили граждан от политиков и СМИ, сеющих страх и распространяющих дезинформацию. А именно это должно выступать одним из элементов системы безопасности государства.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.