Слабая мигающая точка на онлайн-карте Marine Traffics обозначает положение российского судна-трубоукладчика «Фортуна». Здесь, в ледяной воде к югу от Борнхольма, разыгрывается последний захватывающий акт драмы о миллиардных инвестициях, газе, геополитике и новых линиях конфликта между Востоком и Западом.

На борту «Фортуны», которая с января сражается с суровым ветром и нестабильной погодой на юге Балтийского моря, сваривают тяжелые секции труб. С помощью скрипучих лебедок их медленно опускают на морское дно. Там растет самый крупный, дорогой и скандальный инфраструктурный проект Европы.

Когда «Северный поток — 2» будет готов, по подсчетам, почти 10 миллиардов евро окажутся вложены в 1 230 километров труб, по которым в Западную Европу пойдет природный газ из гигантских запасов Газпрома на полуострове Ямал в Западной Сибири.

До Лубмина на востоке Германии осталось не более 150 километров. Там трубопровод, проложенный параллельно уже существующему «Северному потоку — 1», выйдет на сушу, чтобы соединиться с газовой сетью, идущей из Германии далее — в Нидерланды, Бельгию, Францию и Австрию.

Сейчас на счету каждый километр и каждый день. Работа застопорилась на целый год, когда США заявили о санкциях в адрес предприятий, которые, по мнению Вашингтона, помогают России наращивать влияние в регионе.

Чтобы наверстать время, упущенное из-за задержек, в дело пустили российское судно-трубоукладчик «Академик Черский». Ему уже 51 год, но его не раз модернизировали. Проблема в том, что оно не способно укладывать более 300 метров труб в день, по информации новостного агентства Bloomberg, — или 1,5-2 километра, если верить российским экспертам.

Судно-трубоукладчик "Академик Черский" в немецком порту Мукран на острове Рюген

Это строительство — гонка со временем. Хотя достроить осталось совсем немного, газопровод по-прежнему остается предметом большой геополитической ссоры. Однако не геополитика больше всего угрожает крупнейшему промышленному проекту Европы. Дно Балтийского моря может стать для него могилой. 

Многие традиционно верные союзники Германии хотели бы, чтобы «Северный поток — 2» был заброшен и без остатка съеден ржавчиной на дне моря. Они ждут не дождутся, когда время, отведенное на строительство, истечет.

Этот газопровод для многих участников европейских дебатов стал символом того, как страны ЕС одновременно осуждают Россию за попытку отравления Алексея Навального и выискивают выгодные бизнес-контракты в этой стране.

С одной стороны — осуждение и заверения, что все страны ЕС образуют единый мощный фронт. С другой — business as usual («обычный порядок вещей»).

«„Северный поток — 2" и так уже обошелся Европе слишком дорого, а вложения в безопасность, надежность и независимость ЕС с каждым годом становятся все больше», — писал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (Mateusz Morawiecki) в статье для газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung осенью.

Статья Моравецкого кипела гневом: Польша — традиционно один из самых яростных противников «Северного потока».

«Этот газопровод раскалывает энергетическую политику ЕС изнутри. Он делает Европу зависимой от российских газовых поставок и дает деньги российским олигархам. Но опаснее всего, что Россия под видом экономического сотрудничества усиливает влияние на одного из важнейших экономических и политических партнеров ЕС и НАТО — Германию», — бушевал премьер-министр.

«Нам в Европе нужно мужество и реальное лидерство, а не подчинение агрессивному поведению Москвы», — подытожил Моравецкий.

Но общей жесткой линии ЕС против России и «Северного потока» мешает не нехватка сильных лидеров, а распыление воли.

Экономики ЕС и России тесно связаны, и многие страны ЕС не только покупают российский газ. Они также экспортируют в Россию свои товары, заключают с ней контракты, у них есть предприятия на территории России, в том числе совместные. Например, в России работают несколько сотен французских заводов.

После российской аннексии украинского Крымского полуострова в 2014 году страны ЕС ввели совместные санкции против России: например, установили частичное эмбарго на оружие, ограничили деятельность российских банков в странах ЕС, заморозили счета ряда российских чиновников и отказали им во въезде.

Но газ и весь энергетический сектор санкций ЕС избежал. Одной из причин был «Северный поток — 2».

На прошлой неделе министры иностранных дел ЕС встретились, чтобы обсудить новые санкции против России. В этот раз предпосылкой стал приговор демократическому активисту Алексею Навальному, которого посадили в тюрьму на 3,5 года. Европейский суд по правам человека и множество экспертов по России считают этот судебный процесс политически мотивированным.

Страны ЕС договорились пополнить еще несколькими именами санкционный список лиц, которым запрещен въезд в Европу и чьи счета в Европе заблокированы, а недвижимость и яхты конфискованы.

Министр иностранных дел Швеции Анн Линде сказала на этой встрече, что «Северный поток — 2» пора тоже поставить под вопрос. Однако к ней не прислушались. Многие страны указали, что обсуждать «Северный поток» неуместно, так как это вопрос энергетики, а не внешней политики. Кроме того, не следует наказывать европейские предприятия.

Строительство газопровода "Северный поток-2" в Германии

Посол Швеции в ЕС Ларс Даниэльссон (Lars Danielsson) объясняет: «Германия постоянно приводит довод, что речь идет не о политике, а об экономике, о проекте, который задействует 150 европейских компаний, а людям дает рабочие места. И о выборе типа источника энергии. А этот выбор каждая страна ЕС делает сама для себя. Эти две точки зрения на „Северный поток" — политическая и экономическая — никак не могут примириться».

«Если вы хотите добиться каких-то более жестких действий (в рамках сотрудничества ЕС), кому-то придется привлечь Германию к суду, чтобы рассмотреть вопрос, имела ли она право подписывать с Россией контракт о газовых поставках. Но большинство юристов едины во мнении, что осудить Германию по такому обвинению не удалось бы, — говорит Даниэльссон. — Мы же не Соединенные Штаты Европы, мы — лишь союз. Но и союзу необходимо вести единую внешнюю политику, чтобы как-то функционировать».

Поэтому в Европе дебаты о «Северном потоке — 2» крутятся в основном вокруг Германии, четвертой по размеру экономики мира и главного игрока ЕС.

Речь идет об обеспечении Европы газом в ближайшие десятилетия, учитывая, что в Нидерландах, Дании и Великобритании его производство снижается из-за истощения запасов Северного моря.

Российский природный газ необходим, чтобы компенсировать эту нехватку, заявили Германия, Газпром, ENGIE, OMV, Shell, Uniper и Wintershall Dea в 2015 начали вместе строить «Северный поток — 2». Новый газопровод должен удвоить мощности уже существующего «Северного потока — 1». Два трубопровода смогут поставлять в общей сложности до 110 миллиардов кубометров в год.

Но с тех пор энергополитическая карта изменилась. Европа стремится к климатической нейтральности, и к 2050 году потребность в газе, по расчетам, снизится на 50-70%. Возможно, газ и вовсе будет не нужен, утверждает Немецкий институт экономических исследований.

Тем не менее Германия все равно держится за принятое решение, возражает против американских санкций и рискует оказаться в изоляции среди остальных стран ЕС. По словам немецкого эксперта по политике безопасности Йозефа Йоффе (Josef Joffe), дело вовсе не в деньгах, энергии или инфраструктуре.

«Речь идет о большой политике и государствах, которые стремятся к власти и сильной позиции в мире», — написал он в статье для Project Syndicate.

По словам Йоффе, Россия и Германия ведут игру еще с тех пор, когда лидер Пруссии Отто фон Бисмарк (Otto von Bismarck) взял себе за принцип «никогда не разрывать связи с Санкт-Петербургом».

Во времена холодной войны этому соответствовала так называемая Восточная политика Западной Германии. Телефонные линии между Бонном и Москвой ни в коем случае нельзя было обрубать. Открытые каналы с Советским Союзом сыграли решающую роль и для воссоединения Германии, которому противились и в Лондоне, и в Париже, но которое поддержал Михаил Горбачев.

В апреле 2005 года эта политика продолжилась. Тогдашний канцлер Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) и Владимир Путин состряпали «Северный поток», который запустили в ноябре 2011 года. Близкий друг Путина Шрёдер позднее возглавил правление компании, а недавно попал и в правление нефтяного гиганта «Роснефть», чей основной владелец — российское государство.

Шрёдер, которого часто называют «главным лоббистом Путина» называет критику в адрес «Северного потока» попыткой американцев оговорить и очернить Россию. Все для того, чтобы США смогли сами продавать ЕС свой газ, вокруг которого столько споров.

«Если мы сделаем так, как хотят американцы, мы просто срубим сук, на котором сами сидим», — сказал он недавно в интервью Rheinische Post.

По другую сторону Атлантики — человек, которому «Северный поток — 2» сейчас приносит больше всего головной боли.

Джо Байден оказался перед дилеммой. Много десятилетий он занимался политикой безопасности и знает, что, став новым президентом США, очень важно противостоять Путину. Он понимает, почему так опасна геополитическая игра России, борющейся за власть, и почему для ЕС плохо быть все более зависимым от российского газа.

В то же время Байден обещал наладить отношения с Европой. А ведь Дональд Трамп как раз не упускал возможности покритиковать Германию. Именно Трамп ввел санкции, из-за которых строительство остановилось на целый год.

«Мы не будем терпеть, что эти компании помогают России усиливать свое пагубное влияние. Выйдите из проекта прямо сейчас или готовьтесь к последствиям», — предостерег госсекретарь Трампа Майк Помпео.

Какое же решение найдет Байден? Остается лишь ждать, поживем — увидим.

Ожидалось, что в докладе Конгрессу от 19 февраля будет сказано о новых санкциях, но, когда его содержание просочилось в американские СМИ, оказалось, что упоминается лишь российское судно «Фортуна» и его владелец КВТ-Рус. А эта компания и так под санкциями.

Судно-трубоукладчик "Фортуна" покидает порт Висмар

Стоящий за этим докладом спикер Госдепартамента США сказал, что Госдеп «продолжает следить за компаниями, которые замешаны в потенциально заслуживающую санкций деятельность» и что пусть они «не удивляются», если их подвергнут дополнительным санкциям.

Доклад жестко раскритиковали как минимум политические противники президента. Сенатор-республиканец Тед Круз (Ted Cruz), один из архитекторов санкций Трампа, назвал его «подарком Путину» и предостерег, что Европа может пасть жертвой российского шантажа.

Но другие похвалили администрацию Байдена за то, что она действует умно. Не закрывая дверей, она тем не менее сохранила возможность закрутить гайки, если это потребуется, в то же время оставив Германии пространство для того, чтобы первой выступить с предложениями к странам Центральной и Восточной Европы.

Даже если США и Германия захотят найти компромисс, который позволит им сохранить лицо, это еще не значит, что проект будет завершен. Прежде чем первый кубометр газа отправится по новому трубопроводу в ЕС, весь проект нужно сертифицировать и застраховать.

Эту огромную работу изначально должны были провести немецко-норвежская сертификационная компания DNVGL и швейцарская Zurich Insurance. Но обе отказались, как только американцы стали угрожать санкциями, и теперь совершенно не ясно, кто же займется этим вместо них.

Как будто этого мало, свою роль играет также и немецкая внутренняя политика. Экологическая партия «Союз-90/Зеленые», которую сегодня поддерживает почти одна пятая избирателей, очень жестко выступила против «Северного потока — 2». По словам представителей партии, проект вредит природе, сотрудничеству в рамках ЕС, геостратегическим интересам Европы, а также Украине.

Кроме того, его считают подарком недемократической и репрессивной России, которая сажает в тюрьму оппозиционеров вроде Алексея Навального и жестоко подавляет уличные протесты.

«Очень неудачный проект, который на руку лишь Кремлю», — сказала на днях один из двух спикеров партии Анналена Бэрбок (Annalena Baerbock). В интервью с ассоциацией телерадиокомпаний ARD она потребовала у правительства немедленно остановить строительство газопровода.

В обычном случае к этой критике никто бы особенно не прислушался. Но на этот год в Германии приходится множество важных муниципальных выборов, а также выборы канцлера, намеченные на сентябрь. Они положат конец эпохе Меркель. Вероятно, это позволит самоуверенной и решительной экологической партии попасть в следующее правительство.

Владимиру Путину, Газпрому и немецкому правительству надо поспешить. На кон поставлены не только около 10 миллиардов евро, но и влияние в мире, а также политический престиж.

Заместитель председателя парламентской группы «Зеленых» Оливер Кришер (Oliver Krischer), координирующий работу группы по вопросам энергии и экологии, сказал Svenska Dagbladet, что «Северный поток — 2» — избыточный проект, с которым партия продолжает бороться.

Svenska Dagbladet: Но возможно ли вообще остановить «Северный поток — 2» сейчас, когда он уже почти готов?

Оливер Кришер: На практике США уже его остановили. Его потихоньку продолжают строить то тут, то там в Балтийском море. Но важные предприятия из него вышли, и не найдется ни одной компании, готовой его сертифицировать.

— Почему тогда строительство продолжается?

— Путин и Газпром хотят показать, что они не сдались, что они намерены воплотить сделку в реальность.

Есть вариант, что газопроводный проект доведут до конца, но на политических условиях, которые, например, помешают Москве оказывать давление на Украину. В то же время Германия может пообещать США покупать у них большие объемы газа.

Такое предложение еще в прошлом году выдвинул министр финансов Германии Олаф Шольц в письме администрации Трампа. Он также упомянул о немецкой финансовой поддержке в размере миллиарда евро, чтобы обеспечить возможность принимать сжиженный природный газ из США в немецких портах.

Вопрос в том, будет ли партия «Зеленых» отвечать силой на силу в ходе потенциальных правительственных переговоров осенью.

«На сегодняшний день говорить об этом всерьез нельзя», — комментирует Оливер Кришер. Он не захотел высказываться по поводу того, как партия намерена действовать, если газопровод все-таки будет достроен до выборов.

Что тогда будет с «Северным потоком — 2», который так близок к завершению, но при этом сталкивается с таким количеством препятствий?

Угроза новых санкций никуда не делась, а скорость укладки труб, которая до первых санкций достигала 10 километров в день, снизилась во много раз.

В то же время еще надо сделать немало, чтобы такой крупный и почти завершенный промышленный проект оказался окончательно похоронен на дне Балтийского моря.

Несомненно, случится еще немало драматических событий, прежде чем будет дан окончательный ответ.

Компания надеется на смену курса дебатов в преддверии отказа от ядерной энергии, который предстоит Германии в следующем году.

«Тогда и партии „Зеленых" придется отвечать, чем компенсировать нехватку энергии», — полагает Йенс Мюллер (Jens Müller), представитель «Северного потока — 2».

Но он признает, что положение нестабильное.

«Мы словно идем по провисшему канату без страховки. Мы видим проблемы — но также и возможности».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.