Интервью с депутатом Бундестага от партии «Зеленых» Мануэлем Саррацином (Manuel Sarrazin).

Dziennik Gazeta Prawna: Христианские демократы, как показывают опросы, теряют поддержку, «Зеленые» почти с ними сравнялись. Кто займет пост канцлера после сентябрьских парламентских выборов?

Мануэль Саррацин: Политическая ситуация накануне выборов стремительно меняется, она нестабильна, поэтому прогнозы давать сложно. Разумеется, я рад, что у нашей партии хороший рейтинг, но все еще может измениться. Скандал с масками, получение одним из депутатов Христианско-демократического союза денег из Азербайджана — это не самые лучшие сигналы для нашей демократии. Они снижают доверие ко всей политической системе, это меня огорчает.

— Кто станет канцлером, если «Зеленые» победят на выборах?

— Решение, касающееся конкретной кандидатуры, мы примем в ближайшие недели.

— Если судить по данным, которые есть сейчас, даже если вам не удастся одержать победу, велики шансы, что вы сможете принять участие в формировании правительства. Какую позицию занимают «Зеленые» по вопросу возвращающейся, словно бумеранг, темы военных репараций для Польши?

— В прошлом году я выступил с несколькими идеями в этой области и надеюсь, что правительство, вне зависимости от того, кто в него войдет, ими воспользуется. В частности, речь шла о медицинской помощи остающимся в живых жертвам Второй мировой войны. Позиции наших стран расходятся, и это, по всей видимости, не изменится, но нам не следует избегать дискуссий о немецкой ответственности, так, как мы недавно обсуждали в Бундестаге вину Германии перед Грецией.

— Следующий вопрос, вызывающий разногласия между Берлином и Варшавой, это строительство «Северного потока — 2».

— «Зеленые» занимают по нему четкую позицию. Жаль, что в немецком парламенте только мы решительно выступаем против этого газопровода. Я надеюсь, что новый канцлер тоже выступит против строительства. Представляется, однако, что на современном этапе остановить его будет сложно, у Германии нет соответствующих правовых инструментов. Даже если «Зеленые» войдут в правительство, я не могу обещать, что нам это удастся. Важнее всего, чтобы немецкие власти отказались от политической поддержки проекта.

— Как изменится подход к российско-немецким отношениям, если вы войдете в правительство?

— Немецкая политика в отношении России требует корректировки. Прежде всего следует дать четкую оценку внутренней ситуации в России, а также российским действиям в Центральной Европе и на Кавказе. В некоторых регионах мира нам следует вести с Москвой сотрудничество, но в других, особенно в соседствующих с нами, она не выступает конструктивным партнером, а, напротив, стремится к дестабилизации и действует против интересов Евросоюза. Нам нужно действовать решительнее, активнее поддерживать оппозицию в Белоруссии, а также такие страны, как Украина и Грузия (в особенности оппозиционные силы там). Также нам следует оказывать содействие интеграции Западных Балкан. Кроме того, мы должны вести диалог не только с Кремлем и Газпромом, как это делается сейчас, но и взаимодействовать с российским гражданским обществом.

— Отвлечемся от Востока. Еще в 1980-х годах немецкие «Зеленые» выступали против членства Германии в Североатлантическом альянсе. Какого мнения вы придерживаетесь сейчас?

— Альянс нам необходим. Президентам Путину и Трампу не удалось его расколоть, но ситуация в организации сложилась непростая. Нам пора обсудить новую стратегию, а также заняться развитием европейского военного потенциала (не противопоставляя его возможностям НАТО).

— Вы имеете в виду предложение президента Франции Эммануэля Макрона о стратегической независимости Европы?

— Это важная дискуссия.

— Как «Зеленые» относятся к программе совместного использования ядерного оружия, в рамках которой в Германии находятся американские ядерные бомбы?

— Мы однозначно выступаем за вывод этих вооружений. Важно спокойно подготовить программу таких действий, предварив их консультациями с нашими партнерами в Центральной Европе. Я знаю, что эта перспектива вызывает опасения в Польше и странах Балтии. «Зеленые» хотят мира без ядерного оружия, но нам нужно вести диалог и найти такой путь достижения нашей цели, который не вызовет возражений у наших партнеров в Центральной Европе.

— Администрация президента Байдена заявила о приостановке вывода американских сил из Германии. Какой вы можете дать комментарий?

— Я понимаю, что Польша хотела бы иметь как можно больше союзнических сил на своей территории, и осознаю, с чем связано это желание. Однако наша страна для американцев — это ключевой, хорошо обустроенный хаб. Если мы хотим иметь в Европе обладающие большим потенциалом, хорошо оснащенные американские войска, то Германия — идеальная база. В случае запуска процедур Пятой статьи Вашингтонского договора ключевую роль в защите Польши сыграют не 5 тысяч американских военных, размещенных сейчас на вашей территории, а союзнические силы, которые перебросят из Германии. Польша заинтересована в том, чтобы у нас находилось как можно больше американских военных, я не вижу для них лучшего места в Европе.

— На днях министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) заявила, что в 2022 году немецкий оборонный бюджет увеличится на 5% и составит почти 50 миллиардов евро.

— В контексте немецких военных расходов важнее всего не суммы, а эффективность использования средств. Если мы потратим больше денег на то, что не работает, уровень нашей безопасности не повысится. В первую очередь следует реформировать систему расходования средств на оборонные нужды. Мы не укрепим европейскую безопасность, бросая деньги на ветер. Достаточно упомянуть о наших проблемах с новыми винтовками.

«Зеленые» хотят иметь работоспособную эффективную армию. Надеюсь, что Польша как потенциальный крупный покупатель станет нашим партнером в разработке проекта танка нового поколения, которым сейчас занимаются Германия и Франция. Новое немецкое правительство должно найти возможность прийти к соглашению с Польшей по этому вопросу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.