Европа ожидала затишья на четыре года с «Сонным Джо», но в итоге столкнулась с уверенным в себе и властным президентом, который, скорее, заслуживает прозвища «Снайпер Джо». Кроме того, первые внешнеполитические решения Байдена сильнее всего выводят из равновесия Германию, хотя именно у нее в прошлом была самая острая «аллергия» на Дональда Трампа.

Месяц назад госсекретарь США Энтони Блинкен выдвинул настоящий ультиматум компаниям, которые принимают участие в реализации проекта «Северный поток — 2»: если они «немедленно» не выйдут из него, их ожидают санкции. Он также лично подчеркнул в беседе с немецким коллегой Хайко Маасом несогласие США с этим проектом по удвоению объемов экспорта российского газа через Германию, чтобы на этот счет не осталось никаких неопределенностей. Глава американской дипломатии осудил «российский геополитический проект с прицелом на разделение Европы и ослабление европейской энергобезопасности».

Американцы и страны Восточной Европы считают проект экономическим и политическим средством манипулирования европейскими государствами и подрыва трансатлантических связей. По прибытии в Белый дом Джо Байден обнаружил у себя на столе материалы о российских кибератаках во время избирательных кампаний в США и некоторых европейских странах. После потворства Путину в годы Трампа он хочет удержать Россию в стороне.

Худшее обострение со времен холодной войны

В 2015 году после долгих колебания Франсуа Олланд все же решил под международным давлением отменить поставку двух боевых кораблей «Мистраль» России, которая годом ранее аннексировала Крым. Придется ли Ангеле Меркель поступить точно так же с «Северным потоком — 2», который завершен на 90%, но потерял множество европейских предприятий из-за угрозы американских санкций? Кроме того, в отношениях России с Америкой и Европой наблюдается сильнейшее обострение со времен холодной войны.

В апреле 2021 года центром противостояния становится газ. «Первая цель Владимира Путин — стабильность режима. А основу его экономики формирует газ. Таким образом, задача Кремля — продавать как можно больше газа и сделать все, чтобы остаться его главным поставщиком. Россия пользуется слабыми звеньями в Европе, чтобы повысить продажи газа», — уверена эксперт по России Татьяна Кастуева-Жан из Французского института международных отношений (IFRI).

Кроме того, для России газ тесно переплетается с геополитикой. Избрание на Украине в 2004 году прозападного президента, который был нацелен на сближение с НАТО и ЕС, подтолкнуло Москву к первой газовой войне с Киевом. В Европе Москва предлагает тарифы, в которых экономические критерии переплетаются с политическими соображениями. Чем меньше страны подчиняются России, тем выше ставка. И чем благожелательнее по отношению к Кремлю настроена элита, тем меньше счета. В первой категории находятся Польша, Прибалтика и Румыния, во второй — Сербия, Болгария, Венгрия, Австрия, Германия, Нидерланды и в меньшей степени Франция и Италия.

С 2000-х годов Европа приобрела еще большую значимость для Кремля в связи с прогнозами на резкий рост спроса. Лучшие клиенты Москвы подключились к проектам по диверсификации газопроводов и прочих транспортных путей. В их числе следует отметить Германию, ее нефтекомпанию Wintershall и бывшего канцлера Герхардта Шредера, который впоследствии сыграл ключевую роль в реализации «Северного потока». «Сформировались связи между прошлым руководством Wintershall из бывшей ГДР — эти люди когда-то работали в Штази — и российскими спецслужбами. Шредер тоже опирался на старые связи в Восточной Германии. Все эти люди вместе работали в 1990-е годы в Санкт-Петербурге вокруг Владимира Путина. Доверенные лица заключили сделки», — объясняет эксперт по энергетике из IFRI Марк-Антуан Эйль-Маззега.

Энергетическая безопасность

Но политика — еще не все. Российский газ всегда имел ключевое значение для энергетической безопасности Германии, которая стала очень активным его потребителем после запланированного отхода от ядерной энергетики. Как бы то ни было, у столь легкого проникновения российской энергетики в немецкие властные круги есть и геополитические причины. «В Берлине считают, что Россия — опасная страна, и что структуры ее госаппарата представляют угрозу. Немецкое руководство хочет поспособствовать модернизации России, чтобы не допустить ее краха, который стал бы синонимом хаоса. Иначе говоря, уж лучше пусть будет Путин с его коррумпированной элитой, чем анархия», — добавляет специалист. В Германии делают ставку на статус-кво и компромисс, что объясняется в том числе и наследием ГДР. После объединения страны Берлин неизменно выступает за диалог и сближение с Москвой.

«Северный поток — 2» был запущен в 2014 году, после аннексии Крыма, начала войны в Донбассе и введения западных санкций. Этот идущий в обход Украины газопровод стал хитрым ходом Москвы, считает Марк Антуан Эйль-Маззега: «В период хаоса на Украине Путин сказал себе, что все поймут необходимость обойти Украину». Европейские и прежде всего немецкие предприятия приняли участие в проекте, несмотря на геополитические риски.

Диверсификация рынка

Как бы то ни было, появление сжиженного природного газа, который сделал США экспортером, и диверсификация поставок в европейских странах (они поддержали строительство терминалов СПГ) изменили расклад и ситуацию на рынке. К тому же в течение всего периода строительства трубопровода Кремль отнюдь не пытался создать благоприятствующую тому обстановку и вел геополитическую борьбу против Запада. Никто не ждал появления американцев, которые предоставили помощь в модернизации украинского энергетического сектора и ввели эффективные санкции против «Северного потока».

Сегодня проект стоит на месте. Его возобновление зависит от улучшения отношений Запада и России, на которые в ближайшее время никто не рассчитывает. Для преодоления тупиковой ситуации некоторые предлагают в долгосрочной перспективе переоборудовать «Северный поток — 2» для транспортировки водорода вместо природного газа.

Тем временем преобразования на мировом газовом рынке ведут к потере проектом своей геополитической значимости. Убедит ли все это Ангелу Меркель отказаться от него? «Вряд ли. Вероятно, канцлер будет проводить „страусиную" политику до самых выборов. И переложит все на „зеленых", которые встанут на сторону американцев. Тогда „Северный поток — 2" окончательно умрет», — полагает дипломатический источник. Как бы то ни было, в отличие от «Мистралей», за которые Россия получила большую компенсацию, трубопровод едва ли сможет найти нового владельца.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.