Россия и ее сфера влияния от Белоруссии до Хабаровска и даже Киргизии бунтует. В Белоруссии продолжаются протесты, а обе стороны конфликта, гражданское общество и Лукашенко, готовятся к летней конфронтации.

На Украине Владимир Зеленский придал политическим событиям динамику. Стараясь повысить свой снижающийся рейтинг, он нанес удар по пророссийским СМИ, близким к Путину олигархам и их компаниям: каждую неделю вводятся санкции в отношении очередных приспешников Кремля. Президент, которого вначале считали марионеткой олигархов и Москвы, оказался вполне эффективным независимым игроком.

В России впервые за двадцать лет у Путина появился очень серьезный противник. Это исключительно успешный в медийной сфере человек, обладающий стратегическим мышлением и располагающий структурами по всей стране, а также средствами, которые поступают от увеличивающейся группы сторонников. Алексею Навальному не удалось склонить на свою сторону большинство россиян, но в диктатурах уровень поддержки измеряется иначе, чем в демократических странах: что на самом деле люди думают о правителе, и что — о его противниках, узнать сложно.

В Грузии, где в течение десятилетия царила относительная стабильность, началось бурление. После не вполне честных выборов там вспыхнули протесты, так что все возможно.

Все, что было до «Права и справедливости», нужно уничтожить во имя «перемен к лучшему»

С востока вновь начал дуть ветер перемен. Как реагирует на это польское руководство? Никак или практически никак. На протяжении многих лет столпом нашей внешней политики выступала доктрина Ежи Гедройца (Jerzy Giedroyc), гласящая, что независимая Польша не может существовать без независимых Литвы, Белоруссии и Украины. Логичным было распространение этой идеи на Грузию, Молдавию и все постсоветское пространство, за которое мы «болели» и которому мы помогали внедрять демократические преобразования и двигаться в направлении ЕС и НАТО. Это называлось «Восточное партнерство», которое стало нашим главным вкладом в долгосрочную политику Евросоюза. От него не осталось сегодня и следа. Все, что было создано до «Права и справедливости» (PiS), уничтожили во имя «перемен к лучшему».

Перейдем к конкретике. В Белоруссии два дня шли демонстрации, провести которые призвали местные активисты во главе со Светланой Тихановской. На масштабные акции рассчитывать не приходилось, поскольку по городам кружили тысячи вооруженных до зубов сотрудников ОМОНа. Стратегия протестующих заключалась в том, чтобы обозначить свое присутствие, выжидая момент, когда появятся более подходящие условия для массовых протестов, а у властей закончатся деньги на финансирование системы репрессий (у Лукашенко уже не получается добиться от России кредитов). Справиться с приносящими огромные убытки итальянскими забастовками на крупных заводах и точечными протестными акциями власти не в состоянии.

25 марта все началось уже в полночь, когда небо осветили фейерверки цветов бело-красно-белого флага. На балконах появились огромные стяги, а стены жилых зданий проекторы украсили гербом «Погоня». Утром на улицы вышли небольшие группы с флагами, состоящие максимум из нескольких десятков человек. Уже в первый день задержали более 250 протестующих. 27 марта состоялись очередные точечные марши, а власть вывела против них десятки единиц тяжелой техники для разгона демонстрантов.

«Пытайте своих, а наших не трогайте»

По всему миру прошли акции солидарности. Самая крупная состоялась в Вильнюсе, где марш собрал несколько тысяч участников. Иностранные политики записывали видеоролики в поддержку белорусских оппозиционеров (особенно выделялось обращение европарламентариев), появлялись выступления и заявления дипломатов.

Кто-нибудь видел какую-нибудь реакцию польских властей на последние события или на массовые репрессии, звучащие каждый день жестокие приговоры, которые выносят даже подросткам, на голодовки, обыски и преследования журналистов? Не было ничего за одним исключением: когда под ударом оказались поляки. Вместо доктрины Гедройца во внешней политике у нас сейчас действует доктрина «Национально-радикального лагеря»: «Польша для поляков».

Выступление премьера Матеуша Моравецкого (Mateusz Morawiecki) выглядело оскорбительным для белорусов, поскольку он фактически продемонстрировал отсутствие интереса к репрессиям, разворачивающимся за нашей восточной границей. «Я призываю белорусское руководство решать внутренние проблемы мирными методами и не брать заложников. Атаку на польское сообщество в Белоруссии мы восприняли именно так (…) Мы будем вступаться за поляков везде, где возможно», — заявил он. Получается, что репрессии Лукашенко против белорусов — это внутренне дело Белоруссии, и поэтому у нас нет причин вмешиваться, а защищать мы будем только поляков, вступаясь за них везде, где возможно?

«Я считаю это высказывание возмутительным, ведь послание звучит так: „Пытайте своих, а наших не трогайте". При этом и те, и другие — граждане Белоруссии», — так прокомментировал высказывание премьера живущий в Польше белорусский журналист Томаш Сулима. Когда к нескольким годам заключения в колонии приговаривают журналистов, молодых женщин, несовершеннолетних, пожилых людей, наше правительство молчит. Лишь арест двух сотрудниц телеканала «Белсат» склонил президента Анджея Дуду (Andrzej Duda) отреагировать при посредничестве главы своей канцелярии Кшиштофа Щерского (Krzysztof Szczerski) и Твиттера. Работа на польское средство массовой информации в Белоруссии сопряжена с огромным риском. Телеканал «Белсат», созданный в Польше и вещающий из нашей страны, должен ощущать больше ответственности за судьбу журналистов и журналисток, подвергающихся преследованиям со стороны белорусского режима. Мы выступаем для них работодателем, так что они заслуживают чего-то большего, чем одна запись в Твиттере.

Ядерная держава может сбросить бомбу на каждое государство, но не на себя

Такие жесты, доверенные Анджею Дуде, то есть политику, который не имеет никакого веса, о чем прекрасно знают и в Европе, и в Америке, и в Белоруссии, выглядят попыткой создать себе алиби. Другое дело, что польское руководство само лишило себя инструментов воздействия на ход событий за границей, испортив отношения со всеми влиятельными игроками: Германией, Европейским Союзом, Соединенными Штатами. Дуда долго отказывался признавать результат выборов в США, так что отправка сейчас жалоб на преследования белорусских поляков в Госдепартамент выглядит сейчас жалкой, тем более что тот регулярно напоминает о попрании гражданских прав в Польше. Куда мы сами себя завели?

Даже если польское руководство связало себе руки и ведение серьезной внешней политики стало невозможным, как раз представители правых сил должны были бы понимать, какое огромное значение имеют символические жесты, культурная политика, СМИ. В Белоруссии разворачивается не гражданская война, и противоборство символов.

Национально-освободительные движения, как мы помним по истории «Солидарности», не имеют иных инструментов, кроме забастовок, проведения демонстраций, работы независимых СМИ. Именно они позволяют получить общественную поддержку. В мире регулярно терпят крах режимы, утрачивающие легитимацию в обществе, которая нужна как в условиях демократии, так и диктатуры. Ее старается сохранить даже Владимир Путин. Ядерная держава может сбросить бомбу на каждое государство, но не на себя.

В долгосрочной перспективе такая антиполитика может обернуться только плохими последствиями

В борьбе за количество сторонников белорусская оппозиция решительно выигрывает, а то, что нет крупных демонстраций? В 1988 году после скромных по масштабу забастовок в Гданьске тоже могло показаться, что ненавистный коммунизм держится крепко, а оппозиция уже не так сильна, как в 1980. Годом позже Польская объединенная рабочая партия сама начала отдавать власть.

Не случайно один из героев польской оппозиции, Адам Михник (Adam Michnik), констатировал недавно на страницах «Газета выборча», что дни Лукашенко сочтены, и шансов у него нет. В такой ситуации польское руководство тем более должно активно поддерживать не только польское меньшинство, но также борющихся за свободу белорусов и белорусок. Как это делать, показывает Литва. Польша — более крупное государство, поэтому от нас ожидают большего.

Варшава не старается завоевать и симпатии россиян, даже тех, кто поддерживает Навального. Антикоммунистическая оппозиция и эмигрантский Париж Ежи Гедройца создали фундамент для дружбы между польской и российской интеллигенцией: диссиденты и деятели культуры знали друг друга и поддерживали, развивалось культурное сотрудничество. У россиян были основания испытывать благодарность за поддержку, которую они получали от поляков.

Сейчас польские власти этот курс не продолжают. Для них Россия — это только Путин и вечная угроза, но ведь там есть еще общество, великая культура, интересующееся миром молодое поколение, некоторое количество независимых СМИ и организаций. Нас они, однако, абсолютно не интересуют. В долгосрочной перспективе такая антиполитика может обернуться только плохими последствиями.

Сегодня от этого ничего не осталось

В Грузии позиция пророссийского олигарха становится все более шаткой, идут протестные выступления, к переговорам подключается Евросоюз. Раньше, даже при первом пребывании «Права и справедливости» у власти и президентстве Леха Качиньского (Lech Kaczyński), мы бы это обсуждали и помогали Тбилиси двигаться западным курсом. Продолжается пандемия, каждая страна замыкается на себе, но геополитическая жизнь не замерла, и не все министры заняты больницами. Ведь есть еще какой-то глава министерства иностранных дел, какие-то дипломаты (хотя в этом плане могут возникнуть сомнения). Когда-то у нас был президент, который ездил в Грузию и поддерживал там прозападных политиков, а также постоянно интересовался ситуацией на Украине. Сегодня от этого ничего не осталось и ничто не указывает на то, чтобы что-то могло измениться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.