Возможно, вы смотрели сериал Викинги — о жестоких варварах, разоривших и разграбивших половину Европы. Как же так получилось, что скандинавские страны нынче на первых местах в любых рейтингах, какие ни возьми — от верховенства права, экономической свободы и человеческого развития до мирового рейтинга счастья? А Украина плетется в лучшем случае в седьмом-восьмом десятке (127 е место по экономической свободе, 110 е в рейтинге счастья).

В попытке ответить на вопрос, почему одни страны богатые и счастливые, а другие бедные и несчастные, написаны сотни томов. Каждый автор предлагает свою модель и терминологию, но суть едина: общества, государства и экономики проходят определенный путь развития от натурального хозяйства первобытных племен до современной постиндустриальной экономики развитых держав. Кто сумел пересечь определенную черту развития, те получают в награду высокие доходы на душу населения, эффективное управление, верховенство права и прочие хорошие вещи, включая здравоохранение и образование. Это называется модернизацией (от слова «модерн» — современность), и из почти 200 стран мира успешно прошли этот процесс примерно 35, а остальные остаются в лучшем случае в средневековье, в худшем — в далекой древности, когда жизнь человека, по выражению Томаса Гоббса, является «одинокой, нищей, беспросветной, жестокой и короткой».

Успешная модернизация предполагает сильное государство и сильное общество, поддерживающие и усиливающие друг друга. Ведь сильное государство при слабом обществе превращается в диктатуру, а слабое государство при сильном обществе не в состоянии преодолеть тысячелетние практики кумовства, коррупции, недоверия, местечковости, которые помогли выжить на протяжении тысячелетий, но теперь не пускают в будущее. Чтобы ехать на велосипеде, нужны две педали.

Список дел большой, самое время начинать

Украина представляет собой сильное общество со слабым государством. Причины понятны: колониальный гнет, отсутствие традиций государственности, слабость национальных элит. В результате мы остались в средневековье с неофеодальной олигархической экономикой, неофеодальной клановой политикой, нео-крепостными патерналистскими ценностями большей части населения. Однако за последнюю четверть столетия выросла критическая масса граждан с новым мышлением, и благодаря этому началось преобразование страны.

Компоненты модернизации не всегда идут в одном пакете. Украина нынче имеет не только герб и флаг, не только «армию, язык, веру», но и современную экономику и образование, а вот современного государства у нас нет. Вот почему создание эффективных государственных институтов является первым приоритетом страны. Дело не только в том, что колониальное наследие тянет в прошлое, а слабость государственных институтов порождает коррупцию — дело в том, что в условиях глобальной конкуренции за таланты люди стремятся уехать подальше от неэффективного государства, а в глобальной конкуренции за рынки отдельно взятая компания может быть успешной лишь как исключение. Думаю, пандемия коронавируса убедила почти всех, что в стране с неэффективным государством существенно выше риск умереть.

Что же мы видим в реальности? К сожалению, Украина переживает этап разрушения всех государственных институтов и подмены их разнообразными механизмами персонального влияния или временными схемами управления. Народ, ненавидящий любую власть, с удовольствием поддерживает этот процесс, свято веря, что если уволить всех чиновников (а некоторых расстрелять), то жизнь сразу наладится. Молодежь же верит в технологии, забывая старый принцип: автоматизируя бардак, получаешь автоматизированный бардак, а автоматизируя Совок — автоматизированный Совок.

Но есть и еще одна проблема. Это война. Война всегда является конкуренцией не только обществ с их идентичностью и национальным самосознанием, но и государственных машин. Сильное общество при слабом государстве может совершить подвиг, как в 2014 году, но в затяжной войне так не победить.

Начинать государственное строительство нужно с того, на что самый большой запрос в обществе — со справедливости: судебная система нуждается в полной перезагрузке. Следующий этап — возобновление реформы государственного управления, где первые шаги были сделаны в 2017-2018 годах. Вслед за укреплением независимости Национального банка и антикоррупционных органов должен прийти антимонопольный комитет — основной инструмент деолигархизации, без которого так и останемся в олигархическом феодализме. Список дел большой, самое время начинать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.