У границ Европы вот уже семь лет продолжается конфликт, на который у НАТО нет ответа. При этом на кону стоит влияние альянса. После вторжения войск Владимира Путина в Крым в 2014 году украинский кризис стал сосредоточием напряженности между Западом и Россией. Для Москвы не могло быть и речи о том, чтобы позволить Киеву сблизиться с НАТО, как было обещано в 2008 году, и потерять точку выхода в Черное море. Предупреждение уже прозвучало с молниеносным наступлением России на Грузию, которой тоже обещали вступление.

Через три месяца после появления в Белом доме нового президента Джо Байдена Владимир Путин, судя по всему, вновь хочет испытать способность Североатлантического альянса к действию. Пока что тот особо не проявлял себя. С 2014 года НАТО сделала упор на дипломатии под руководством Парижа и Берлина, а также присутствии наблюдателей ОБСЕ.

Отчаянное положение

Как бы то ни было, на украинской границе утвердившееся с июля 2020 года хрупкое перемирие уступило место новым демонстрациям военной и дипломатической силы. Поддерживающая донбасских сепаратистов Россия сосредоточила войска у границы: порядка 80 000 солдат. Оказавшийся в отчаянном положении президент Украины Владимир Зеленский обратился к союзникам с просьбой укорить процесс принятия его страны, что должно стать «настоящим сигналом» для России. Москва ответила обвинением НАТО в том, что она превращает страну в пороховую бочку. Россия находится в состоянии готовности, а нынешняя перепалка вызывает опасения насчет того, что все может перейти от слов к делу.

В декабре 2019 года президент Эммануэль Макрон заявил о «смерти мозга» НАТО, а сейчас организации нужно определиться в украинском котле со стратегией, причиной существования и красными линиями. Показателем тревожности момента стал запланированный на пятницу визит президента Украины в Париж, где состоится его встреча с Эммануэлем Макроном. Во вторник его министр иностранных дел уже участвовал в собрании НАТО в Брюсселе в присутствии госсекретаря США Энтони Блинкена. Американцы предупреждают: у «агрессивных» действий России будут «последствия». «Альянс стоит на стороне Украины», — пообещал генсек Йенс Столтенберг, напомнив о том, что сейчас Киев обладает статусом партнера. При этом он ничего не сказал об официальном вступлении Украины в организацию, оставив решение на усмотрение глав государств и правительств…

Игра с НАТО

Говоря о Черногории, бывший президент США Дональд Трамп не побоялся нарушить запрет и задал неудобный вопрос: кто в альянсе был бы готов отправить солдат сражаться за эту маленькую балканскую страну? То же самое касается и Украины.

НАТО была создана после Второй мировой воны для сдерживания агрессивной экспансии СССР и обеспечения мира в Западной Европе. Она думала, что взяла верх в холодной войне и победила противника. Барак Обама назвал Россию «региональной державой». Но затем Владимир Путин принялся за восстановление влияния страны, в том числе на ее периферии. Россия не собирается идти ни на какие уступки на Украине, которая представляет для нее ключевой стратегический интерес. Послание предназначено в том числе и для Киева с его прозападным президентом.

Прочерчивая красные линии, Владимир Путин пытается навязать НАТО ограничения. Готова ли она позволить диктовать себе правила игры? Готова ли она к региональному военному противостоянию с Россией во имя суверенитета государств? Пока у НАТО нет ответа на эти вопросы.

Россия играет на этой неопределенности и скрывает собственные слабости. Кроме того, ее военная мощь — дело имиджа. У НАТО есть средства для сдерживания России, и Москва могла бы многое потерять в результате конфронтации. Как бы то ни было, Владимир Путин явно рассчитывает воспользоваться последней слабостью Запада: его разногласиями. Смогут ли три десятка государств-членов выступить единым фронтом? Первому из них и, следовательно, Джо Байдену придется призвать всех к порядку (или нет). Во вторник он предложил российскому коллеге провести встречу на нейтральной территории в ближайшие месяцы, чтобы «выстроить стабильные и предсказуемые отношения с Россией». Потому что НАТО — еще и дипломатическая сила.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.