Как бы часто западные лидеры ни заявляли о том, что они не воюют с Россией, российский президент Владимир Путин ясно дал понять, что Россия находится в состоянии войны с Западом. Целая серия агрессивных шагов, предпринятых Россией за последнее десятилетие, не оставляет никаких сомнений в том, что Кремль борется с интересами Запада и стремится расширить границы российского государства за счет своих соседей.

Стягивание российских войск к украинской границе и в оккупированный Крым — это продолжение войны против самого ценного соседа России. Независимая и успешная Украина не только наносит ущерб имперским амбициям России, но и служит демократической моделью, которая может вдохновить российских граждан на смену их клептократического режима.

В ответ на кибератаки Москвы и ее кампании по распространению дезинформации в Соединенных Штатах администрация Байдена ввела новый пакет экономических санкций. Теперь американским финансовым институтам запрещено покупать российские облигации и выдавать кредиты Центробанку России, Фонду национального благосостояния и Министерству финансов России. Проблема заключается в том, что российские власти уже научились выживать в условиях умеренных финансовых санкций, потому что такие меры не угрожают сохранности путинского режима. Если Вашингтон хочет эффективно предотвращать агрессию Кремля, Путин должен либо проиграть войну, либо лишиться своего авторитета.

Чтобы избежать военного конфликта, Вашингтон должен активизировать процесс подготовки к нему. Путин не джихадист-смертник, и российская элита не хочет терять в разрушительной войне с НАТО то богатство, которое она продолжает красть у простых людей. Москва отступит, если она увидит решительную готовность союзников защищать их границы от Арктики до Черного моря. Вашингтону следует укрепить восточные рубежи НАТО и продемонстрировать, что он может быстро развернуть многочисленные силы, чтобы пресечь любые посягательства России на территории стран НАТО. Американский генерал Тод Уолтерс (Tod Wolters), командующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, совершенно правильно предупредил, что, если стратегия сдерживания потерпит неудачу, блок НАТО готов ответить на агрессию «всей мощью этого трансатлантического альянса».

В случае с Украиной, которая пока не входит в состав НАТО, Россия использует простой психологический трюк: провоцируя обострение военных угроз, она стремится извлечь выгоду из дальнейшей деэскалации. Поскольку Киев решительно настроен защищать свое суверенное право на возвращение всех оккупированных территорий, Москва настаивает на возрождении Минских соглашений, чтобы узаконить сепаратистские территориальные образования в оккупированном Донбассе. Кремль хочет, чтобы администрация Байдена убедила Киев пойти на уступки, чтобы избежать гораздо более масштабной войны, которой Москва сейчас угрожает.

Путин не начнет непосредственное вторжение на территорию Украины, если он поймет, что Соединенные Штаты и их союзники по НАТО предоставят вооруженным силам Украины военное оборудование, разведданные, логистическую поддержку и другую помощь, которая обернется серьезными потерями для российских сил. В то же время Путин потеряет свой авторитет, если он не сможет добиться от Киева или Вашингтона каких-либо уступок или если ему придется отступить в военном смысле. Это не только нанесет удар по его репутации на международной арене, но и может лишить его поддержки внутри его собственной страны.

Жесткая политическая реакция Вашингтона крайне важна, если мы хотим, чтобы Путин воздержался от дорогостоящих иностранных авантюр и занялся решением обостряющихся проблем внутри России. Путин не должен получить щедрый подарок в форме саммита с президентом Байденом, в ходе которого он сможет в очередной раз предстать в образе уважаемого мирового лидера. Подписание соглашений по контролю над ядерными вооружениями и по другим вопросам безопасности не требует проведения саммита лидеров. Единственная конструктивная причина для проведения такого саммита — если этот саммит станет проявлением «силовой дипломатии», то есть если Байден открыто озвучит все враждебные действия России и заявит о том, что Соединенные Штаты больше не будут просто реагировать и начнут принимать превентивные меры. Затем Путину можно будет предложить подписать соглашение, в котором он пообещает отказаться от дестабилизирующей политики в отношении Запада в обмен на обещание Запада не вводить новые санкции.

Соединенным Штатам необходимо, чтобы «санкционное сдерживание» сопровождалось военным сдерживанием НАТО. Можно составить исчерпывающий список мер, которые могут нанести по-настоящему серьезный ущерб российской экономике и элите. Этот список можно будет задействовать, если Москва снова допустит какие-то серьезные нарушения международного права. К примеру, Россию можно будет отключить от международной системы денежных переводов SWIFT, можно будет ввести санкции против всех связанных с Кремлем корпораций и заморозить все заграничные счета представителей ближайшего окружения Путина и верных ему олигархов.

Западные политики долгое время заявляли о том, что они не хотят навредить российским гражданам, а лишь хотят наказать элиту. Проблема заключается в том, что в России элита всегда перекладывает бремя наказания на простых граждан и относительно мягкие санкции зачастую никак ее не затрагивают. Если ввести более всеобъемлющие финансовые санкции, у российской общественности наконец появится шанс повлиять на режим, когда состояние российской экономики ухудшится настолько, что единственным решением будет свержение этого режима. Если украинцы способны свергнуть коррумпированный и автократический режим, почему россияне не могут сделать то же самое?

Януш Бугайски — старший научный сотрудник американской исследовательской организации Jamestown Foundation в Вашингтоне. Свою новую книгу под названием «Евразийское разобщение: уязвимые фланги России» («Eurasian Disunion: Russia's Vulnerable Flanks») он написал в соавторстве с Маргаритой Ассеновой.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.