Чехия должна сократить штат российских дипломатов у нас до такой же цифры, до какой это недавно сделала Россия. Так считает бывший посол в Москве и Соединенных Штатах Америки Петр Коларж (Petr Kolář). По его словам, высылка 20 дипломатов парализует нашу дипмиссию. В интервью «Иднес» он также говорит о том, что чешские союзники должны занять четкую позицию в отношении России. «Запад все еще не осознает, что мы имеем дело с тем, кто понимает только силу», — говорит Коларж.

iDnes: В ответ на чешские шаги Россия выслала 20 дипломатов (16 чешских дипломатов и четыре сотрудника посольства в Москве без дипломатического статуса — прим. авт.). Вице-премьер Гамачек выразил удивление столь большим количеством. Что вы об этом думаете? Действительно ли это много?

Петр Коларж: Это количество, которое парализует работу нашей миссии в России. Настоящая децимация. У нас там, наверное, и нет столько дипломатов. Лично я не знаю, может, они посягнули еще и на наши генеральные консульства в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Когда я служил послом, при мне там столько дипломатов не было. Возможно, мера затронула не только дипломатов, но и работников посольства, то есть и административно-технического персонала.

— По доступной информации, сейчас в посольстве в Москве остались всего пять чешских дипломатов. Вы говорили о параличе. Означает ли это, что посольство будет работать неэффективно?

— Каждый отвечает за какой-то сектор, проблему. Людям, которые уедут, не на кого переложить свои обязанности. Паралича не избежать. Вероятно, главное теперь — сохранить минимум работы посольства и некую дипломатическую связь с Россией, если это будет интересно.

Россия выслала даже больше дипломатов, чем мы. Поэтому теперь мяч на нашей стороне, и мы должны вернуть его решительно. Если, как вы говорите, в нашем посольстве остались пять дипломатов, то мы должны оставить столько же в российском посольстве в Праге. Пусть остальные уезжают.

— Какие еще шаги могла бы предпринять Чехия, чтобы ответить России? Или оставить всего пять российских дипломатов у нас — самый лучший вариант?

— В двусторонних отношениях я пошел бы на этот шаг немедленно, чтобы столько же людей, сколько у нас в Москве, осталось у них в российском посольстве в Праге или вообще в их дипломатических представительствах. У них есть генеральные консульства, например, в Карловых Варах и Брно. Я пошел бы по пути радикального ограничения их деятельности в нашей стране.

Кроме того, 18 высланных дипломатов — всего лишь агенты СВР и ГРУ. Российские «дипломаты» из ФСБ тут остаются. Так давайте избавимся и от них. Думаю, это только поспособствует нашей безопасности. Когда в 1971 году Великобритания выслала 105 советских дипломатов, это надолго парализовало их разведывательную деятельность в Соединенном Королевстве. Я бы сделал по сути то же самое.

— А какими могут быть шаги, скажем, на международном уровне?

— На уровне Европейского Союза и НАТО я, как представитель Чешской Республики, выступил бы за единую политику в отношении России. Наверное, все сразу не получилось бы, потому что в ЕС и НАТО есть страны, такие как Венгрия и некоторые государства южного крыла, которые настроены не столь категорично. Тем не менее я попытался бы добиться как можно большего единения и координации. А это подразумевает ужесточение режима санкций против конкретных людей, конкретных компаний, которые больше других запятнали себя и близки к Путину.

Меня бы устроило, если бы в рамках Североатлантического альянса нам удалось активировать пятую статью. Я предполагаю, что наш представитель в НАТО Якуб Ландовски уже прощупывает почву или как минимум проводит консультации с союзниками на тему того, в каком виде они могли бы проявить свою солидарность. ГРУ — это военная разведка, и, таким образом, удар по нам нанесла российская армия. Я бы хотел, чтобы наши союзники по альянсу восприняли это и как удар по ним самим. В этом суть пятой статьи: один за всех и все за одного. Удар по одному означает удар по всем остальным.

— В интервью изданию «Блеск» вы заявили, что ожидаете от наших союзников такой же поддержки, как после покушения на Скрипаля в Великобритании. Тогда Чехия, реагируя на произошедшее, выслала трех российских дипломатов. Но если сейчас наши союзники не пойдут на такой шаг, о чем это будет свидетельствовать?

— Это был бы очередной нехороший сигнал как минимум России о том, что мы не достаточно уверены в себе и сильны для того, чтобы объединиться и решительно защитить себя. Россия давно считает нашу западную цивилизацию прогнившей и парализованной и пренебрегает либеральной демократией, считая ее нефункциональной системой.

К сожалению, зачастую наши шаги действительно подтверждают нашу беспомощность. Нас уже давно проверяют, насколько далеко мы можем зайти, и началось это после саммита НАТО в Бухаресте в 2008 году, когда Грузия и Украины ушли несолоно хлебавши, хотя ехали туда с надеждой получить статус страны-кандидата в члены НАТО. Они не получили ничего, потому что немецкая и французская дипломатия тогда боялись спровоцировать Москву и разозлить ее.

Россия истолковала это по-своему, решив, что мы не вступимся за Грузию и Украину, и поэтому в том же году Россия вторглась в Грузию. Вместо того чтобы конкретными шагами дать русским понять, что они перешли красную черту, новый президент США Барак Обама в 2009 году предложил перезагрузку в отношениях с Россией.

Они не могли расценить это иначе, нежели как политику попустительства, и поняли, что у нас нет сил и решимости, чтобы защищать свои интересы и своих союзников. В результате начался украинский кризис. Только тогда мы сумели сомкнуть свои ряды настолько, что приняли санкции, но они все равно довольно слабые. Запад все еще не понимает, что мы имеем дело с тем, кто понимает только силу.

— Насколько после этих событий ухудшатся отношения между Чехией и Российской Федерацией?

— Думаю, что уже нечего ухудшать. Скажем так, наши отношения теперь будут ниже точки замерзания.

Саммит Путин — Байден в Праге? Ему тут не бывать

— Наше Министерство иностранных дел в последние дни претерпевает значительные изменения. С поста сняли министра Петршичека, который знал о причастности российских агентов к взрывам, и теперь ведомство временно возглавляет Ян Гамачек, который также руководит МВД. Вскоре его заменит Якуб Кулганек. Сейчас между Чехией и Россией — дипломатический разлад. Разве можно в столь турбулентный период так часто менять министров иностранных дел?

— По-моему, совершенно неправильно, что министра Петршичека отправили в отставку, особенно если господин Гамачек знал о том, что Россия тут у нас натворила, и знал, что придется каким-то образом реагировать. Вместо этого господин Гамачек пытается заставить нас поверить в то, что его запланированная поездка в Москву была всего лишь прикрытием. Когда он уже знал и не мог не знать, что происходит и к чему все идет, он снял министра иностранных дел, а потом попытался заменить его министром культуры, который отказался.

Теперь Гамачек говорит нам, что история с Москвой было прикрытием, и утверждает, что рассчитывал вместо полета в Москву пригласить российского посла, которому сообщил бы о высылке дипломатов. Я не знаю, что он на самом деле собирался делать, кому и что тем самым хотел сообщить. Ведь он не мог не знать, что 19 апреля будет министром иностранных дел. Тут много странностей, и мне очень неприятно наблюдать за тем, что происходит в чешской дипломатии.

— Как вы думаете, в сложившейся ситуации в Праге мог бы состояться саммит Путина с Байденом, о котором Гамачек также говорил на прошлой неделе? В Праге подобное мероприятие проводилось бы уже не в первый раз.

— В сложившихся обстоятельствах это точно невозможно. Однако учитывая, что у нас такой президент и наша власть долго заигрывала с Росатомом и «Спутником V», я бы очень удивился, если бы американская сторона выбрала Чехию в качестве страны, где ее лидер встретился бы с главой России.

Как вы сами сказали, в Праге уже проводились саммиты на уровне глав России и Соединенных Штатов. Я сам готовил встречу Обамы с Медведевым на тему ядерного разоружения. Когда шла подготовка к саммиту, я предупреждал, что мы страна-член НАТО и Европейского Союза, а не нейтральное государство. Поэтому раз Россия согласна вести переговоры на нашей территории, она согласна и с тем, что они пройдут не на нейтральной почве, а значит, она в невыгодной позиции.

— Как вы оцениваете поведение президента Милоша Земана, который откладывает ответы на все вопросы, касающиеся России?

— Мне удивительно, что президент вообще согласился на такие действия правительства, поддержал их. Значит, доказательства, которые ему представили, по всей видимости, настолько весомы, что он не может их опровергнуть. Ну хоть так.

Однако если сравнивать с реакцией глав государств из числа наших союзников и с тем, как, например, отреагировала президент Словакии Зузана Чапутова, то мне грустно от того, что наш президент не смог выступить с сильным обращением к общественности и ясно выразить свое возмущение беспрецедентным ударом по нашей стране. Я ожидал бы от главы государства, от верховного главнокомандующего нашими вооруженными силами, что он выступит с речью к народу, мобилизует нас как граждан, чтобы мы сплотились и были едины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.