Турне министра иностранных дел России Сергея Лаврова, начавшееся 22 марта и протянувшееся из Азиатско-Тихоокеанского региона на Ближний Восток, завершилось 13 апреля. 12-13 апреля Лавров провел переговоры с двумя важными игроками на Ближнем Востоке — Египтом и Ираном. Оба визита как содержали ключи к пониманию региональной и глобальной политики России, так и подразумевали сигналы в адрес Турции и США. В этой статье мы рассмотрим визиты Лаврова в Каир и Тегеран, а также сигналы, которые были даны здесь.

Египет становится альтернативой Турции в туризме!

Первой остановкой Лаврова на Ближнем Востоке был Египет. В повестке дня российского дипломата, встретившегося в Каире с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси, были региональные и двусторонние отношения. Первый пункт повестки дня близко касается Турции: туризм. Лавров и ас-Сиси объявили о возобновлении прямых рейсов для поездок российских туристов в Египет.

Египет — самое посещаемое российскими туристами место после Турции. По последним имеющимся данным, ежегодно Египет посещают три миллиона туристов из России. Это 30% от общего числа туристов, посещающих Египет. Теплые сигналы относительно туризма в то же время пришлись на тот момент, когда Россия приняла решение об ограничении прямых рейсов в Турцию, за исключением двух рейсов в неделю, до июня 2021 года из-за ситуации с коронавирусом. Формально это решение России кажется объяснимым, поскольку в Египте суточное количество случаев заражения варьируется от 800 до тысячи, в то время как в Турции число случаев из-за великолепного (!) управления эпидемическим процессом составляет 60 тысяч в сутки. Однако, помимо этого, Россия применяет здесь и определенную политическую стратегию.

10 апреля Турция принимала президента Украины Владимира Зеленского и озвучила неприятные для России сигналы. Тот факт, что Лавров совершил визит в Египет 12 апреля и, более того, выразил желание и дальше развивать отношения с Египтом в сфере туризма, можно интерпретировать как сигнал в адрес Турции. Наряду с существующими тесными военными связями Россия и Египет в ноябре прошлого года провели совместные военные учения в Черном море.

Принимая во внимание усилия Турции по сближению с Египтом в последнее время, в качестве еще одного сигнала Турции со стороны России можно рассматривать и то, что Лавров в ходе визита в Египет обсудил множество вопросов, от Ливии до Сирии, от двусторонних отношений до палестинской проблемы. Сближение Турции с Египтом важно, но не следует забывать, что Египет также связывают тесные отношения с Россией. Поэтому напряженность между Россией и Турцией в украинском вопросе непременно отразится на отношениях Турции с Египтом, политике Турции в Ливии. Учитывая также, что в Восточном Средиземноморье Египет сотрудничает с российской энергетической компанией «Роснефть» на месторождении «Зохр», а кроме того, соглашение, подписанное Египтом с Грецией, становится очевидно, что в отношениях Турции и Египта Россия обладает значительной сферой влияния.

Принимая во внимание результаты переговоров в Каире, следует помнить, что резонанс, который вызвали в Москве сигналы Турции относительно конвенции Монтрё, Украины и сближения с США в области политики в отношении Черного моря, окажет влияние на Каир. Другими словами, политика Турции по этим направлениям не просто беспокоит Россию, но и способна иметь эффект, который через Египет может простираться до Ливии, Восточного Средиземноморья. Именно поэтому, делая шаги во внешней политике, следует учитывать не односторонние и краткосрочные, а многосторонние и средне-, долгосрочные последствия и риски.

Сигнал в Тегеране: без России достичь консенсуса сложно

Второй остановкой опытного российского дипломата на Ближнем Востоке был Иран, который в марте этого года привлек внимание соглашением, заключенным с Китаем. Лавров, посетивший Тегеран 13 апреля, встретился здесь как с президентом Ирана Хасаном Рухани, так и со своим коллегой Джавадом Зарифом (Cavad Zarif). Первым пунктом в повестке дня Лаврова была ядерная сделка с Ираном.

Объявленный администрацией Трампа в 2018 году выход из ядерной сделки с Ираном, заключенной при участии пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН (США, Китая, России, Великобритании, Франции) и Германии от имени ЕС, пробил брешь в соглашении. Поскольку соглашение является многосторонним, другие стороны заявляют, что оно все еще в силе. Вместе с тем введение США санкций против Ирана заставило Тегеран пересмотреть свои обещания по ядерной программе, и в 2019 году Иран превысил установленный соглашением лимит обогащения урана. Администрация Джо Байдена, приступившая к работе в январе 2021 года, заявила о желании вести переговоры с Ираном по ядерной сделке. В этой связи все внимание обратилось на переговоры по иранской ядерной программе.

Ожидаемые переговоры состоялись на прошлой неделе в Вене. В этой встрече наряду со сторонами соглашения участвовали также представители от США. На переговорах в Вене Иран и США не встречались напрямую, и другие государства выступили посредниками между сторонами. В результате переговоров было объявлено, что санкции США могут быть поэтапно отменены в обмен на прекращение Ираном обогащения урана. В этой связи между двумя государствами была достигнута договоренность о создании двух рабочих подгрупп. Представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов сообщил, что группы уже начали работу и будут стараться обеспечить продолжение реализации ядерной сделки с выработкой общей формулы. Вместе с тем тот факт, что в заявлении в Твиттере Ульянов констатировал прогресс в переговорах по восстановлению сделки, но при этом отметил, что трудно сказать, сколько времени это займет и как долго будет продолжаться, на самом деле показывает, что это только начало пути.

С этой точки зрения было важно, что в момент проведения переговоров в Вене Лавров находился в Иране. Напомним, что, прежде чем было достигнуто соглашение между Ираном и группой «5+1» в 2015 году, переговоры пребывали в застопоренном состоянии. Чтобы снова вернуться за стол переговоров, Иран просил Китай и Россию о содействии. В результате при посредничестве Москвы и Пекина между сторонами был достигнут консенсус. На данном этапе сначала в Иране побывал министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi), затем Сергей Лавров, и это дает сигнал о том, что Китай и Россия не оставят Иран в одиночестве в процессе возвращения к ядерной сделке. Более того, если переговоры снова зайдут в тупик — а в таких долгосрочных переговорах это обязательно происходит — Москва и Пекин уже сейчас напоминают Вашингтону, кто те игроки, которые будут влиять на процесс. В некотором смысле соглашение Байдена с Ираном также будет зависеть от позиции России и Китая.

Что касается двусторонних переговоров, Иран попросил у России поддержки в сфере обороны. Напомнив, что действие санкций Совета Безопасности ООН на поставки оружия в Иран прекратилось в октябре 2020 года, Рухани призвал Москву содействовать в области оборонных систем и вооружений. В числе примечательных аспектов этих контактов — слова Лаврова «мы не устанавливаем границы нашего сотрудничества с Ираном», о том, что Россия поставила Ирану полмиллиона доз вакцины «Спутник V» и открыта для переговоров по нефти.

Обобщая вышесказанное, отметим, что серия визитов Сергея Лаврова начиная с последней недели марта до середины апреля охватила следующие страны: Китай, Южная Корея, Казахстан, Индия, Пакистан, Египет и Иран. С некоторыми из этих государств Россию связывают исторические связи, унаследованные со времен СССР. С какими-то из них Россия имеет ограниченные отношения, которые стремится развивать в соответствии со своими региональными и глобальными приоритетами. В этом контексте Египет и Иран были важны с точки зрения балансов на Ближнем Востоке. Визит в Египет касается не только отношений России с Египтом, но и способен повлиять на ось, простирающуюся до Турции, Ливии, Сирии, Палестины, Восточного Средиземноморья, и по крайней мере содержит напоминание об этом. Более того, переговоры в Каире демонстрируют протест России против глобальных балансов, обращенный к Анкаре, а также к Киеву и Вашингтону. Встречу в Иране следует рассматривать в совокупности с контактами в Египте. И в Египте, и в Иране поднимались как особые, так и общие темы. Вместе с тем процесс возвращения к ядерной сделке с Ираном и стратегия, которая будет применяться здесь, также повлияет на продолжительность и успех переговоров, поскольку и Китай, и Россия на самом деле напомнили США о том, что в иранском вопросе их не стоит недооценивать и, определяя стратегию в отношении двух этих игроков, США следует учитывать иранскую тему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.