«Репубблика»: Россия заявила о завершении учений, которыми объяснялось стягивание войск на границу Украины. Что это значит? Безопасность восстановлена? Может ли Европа вздохнуть с облегчением?

Владимир Зеленский: Сообщения из России об отводе войск от нашей границы к местам постоянной дислокации снижают напряжение, это логично. Но нужно оценивать процесс по его результатам: напряжение будет уменьшаться пропорционально тому, сколько войск будет отведено.

Мы с первого дня этой кризисной ситуации говорили простую вещь: любое расширение агрессии и запугивание войсками не принесет пользы никому.

Украина может утверждать это совершенно уверенно. Сейчас в Европе есть только одна война — против нашей страны. Она идет на украинском Донбассе уже восьмой год. И это обязательно надо решать.

Возможно, чтобы окончательно предотвратить эскалацию, нам, в дополнение к существующим форматам, сегодня нужны и прямые президентские переговоры.

Еще раз: в настоящий момент это единственная война в Европе. И любое расширение боевых действий привело бы лишь к новым страданиям. Поэтому деэскалация, которая началась, точно добавляет спокойствия и уверенности в европейском будущем.

Добавлю также, что любая война, и война на Донбассе не исключение, дестабилизирует и весь наш регион, негативно влияет на Европу в целом. А региону нужны стабильность и мир, чтобы развиваться. Гарантий спокойствия и полной безопасности на континенте не будет до тех пор, пока нет мира в Украине.

Мы точно знаем, как нам прийти к этому миру. Но нужна политическая воля другой стороны.

— Хорошо. Есть ваша инициатива, господин президент, и уже есть ответ Путина, в котором он также говорит о возможности или необходимости двусторонней встречи. То есть встреча состоится?

— Встреча обязательно состоится. Она нужна для того, чтобы прекратить войну на Донбассе и пройти весь путь к честному и прочному миру. Но какой должна быть повестка дня на этих переговорах? Какие шаги приведут нас к миру? Где и когда эти шаги будут согласованы?

Это открытые вопросы, и ответы на них получим, по моему мнению, сразу после того, как начнутся прямые консультации между офисом президента Украины и администрацией президента России. Со своей стороны я уже отдал руководителю офиса Андрею Ермаку все соответствующие распоряжения по организации консультаций.

Понятно, что настоящего прямого общения между Украиной и Россией давно не было. Это, безусловно, не способствует конструктивным переговорам. Поэтому мне кажется, что встреча для начала должна состояться на территории, которая олицетворяет мир и диалог.

На мой взгляд, правильно подобранное место для проведения чрезвычайно сложного диалога о мире поспособствует решению вопроса.

— Это могли бы быть, например, Рим или Ватикан?

— Да, возможно, это были бы оптимальные места со всех точек зрения. Ватикан — действительно идеальное место для диалога о мире. Святой Престол — это же глобальный моральный авторитет, который всегда эффективно выполняет роль посредника, поскольку является беспристрастным и вызывает доверие у всех участников конфликта. Именно по этой причине в Апостольскую столицу в истории часто обращались для разрешения конфликтов между государствами и развития мирного будущего.

Это и авторитет, и искреннее желание помочь, и гарантии ответственности. Папа римский по своему призванию является пророком мира.

Этим Ватикан отличается от других мировых игроков: он остается исключительно моральной силой и всегда действует незаинтересованно, не имея военно-политических или экономических интересов.

Посредник с таким авторитетом может придать ту уверенность, которой не хватает нашим попыткам договориться.

Конечно, место встречи должно вызывать доверие обеих сторон. Тогда это будет эффективно, и мы действительно сможем говорить по существу.

— Достаточно ли Европа поддержала Украину в этом кризисе? И как вы оцениваете вклад Италии в урегулирование ситуации?

— Фактически мы сейчас говорим одним голосом с Европой, реагируя на события, которые имели и имеют место на востоке нашей страны. Украина получила поддержку как на уровне Евросоюза, так и на уровне отдельных государств Европы. Но все же будем откровенны. Война на Донбассе продолжается восьмой год, мы постоянно теряем наших военных. Обстрелы из минометов, стрелкового оружия, снайперский огонь, применение беспилотников — это то, что каждый день определяет условия на части нашей территории и уносит жизни наших людей.

Это нужно прекратить. Если мира до сих пор нет, если единственная война в Европе никак не прекратится, значит, надо добавить еще немного совместных усилий. Это крайне важно, прежде всего с точки зрения евроатлантической безопасности.

Потому что любой незакрытый конфликт, любая неоконченная война всегда имеют драматические последствия для всего континента.

— Если деэскалация теперь будет полной, а ситуация — стабильной, то какое влияние это окажет на саму Украину? Позволит ли это активизировать реформы в вашей стране?

— Мы никогда не ждали полного спокойствия на фронте, чтобы проводить реформы.

Все-таки на большей части территории нашего государства царит мир, сохраняется демократический строй. Украина активно трансформируется, несмотря на все угрозы. Потому проведение реформ в нашей стране — это также один из инструментов защиты.

Украина должна сделать то же самое, что сделали другие страны нашего региона после распада советского лагеря. В определенных вещах наше государство после 1991 года, когда мы провозгласили независимость, действительно отстало. Но, с другой стороны, это создает и дополнительные возможности: инвестировать в нашу страну сейчас так же выгодно, как это было выгодно делать и в другие страны востока Европы, когда они двигались в Евросоюз. Когда рынки еще не сформированы, а активы недооценены, можно заработать гораздо больше, инвестируя в рост. Мы активно проводим земельную реформу, модернизируем финансовый сектор, обновляем инфраструктуру, развиваем инструмент концессий. И я приглашаю итальянские компании присоединиться к этой работе — это сделает наши страны сильнее.

Итальянцы уже очень хорошо знают украинский характер, наше трудолюбие и способность делать хорошие вещи. Сотрудничая, мы сделаем много полезных вещей для Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.