К своим регулярным, ставшим уже привычкой, набегам и нападениям на мечеть Аль-Акса Израиль добавил еще одно.

Поскольку в этом году годовщина оккупации Восточного Иерусалима 1967 года совпала с 28-м днем месяца Рамадан, было совершено нападение во главе с группами евреев-фанатиков.

Как всегда в таких случаях говорится, мечеть Аль-Акса, имеющая исключительное духовное, сакральное, историческое значение с точки зрения трех монотеистических религий, обладает неоспоримым значением и для исламского мира. Это первая кибла… Место, где, как считается, пророк Мухаммед со скалы вознесся в небо…

Это нападение Израиля, вызвавшее возмущение во всем мире (но уже ставшая привычной куцая реакция едва заметна), следует анализировать в координатах времени и места, исходя из политического климата.

Внутренние и внешние динамики

Начнем с внешних процессов. До того как Байден пришел к власти в США, Израиль подписал пакты о ненападении с Египтом и Иорданией, названные авраамическими соглашениями. После решения США о переносе своего израильского посольства в Иерусалим в эпоху Трампа этот шаг поддержали ОАЭ и Бахрейн. (На самом деле поддержка последовала от 31 страны, в том числе стран Центральной Европы и Балкан, таких как Австрия, Сербия, Чехия, Венгрия.)

Эти события значительно расширили Израилю пространство для маневра в отношении Западного берега реки Иордан и Голанских высот. Кроме того, Ливан, одна из стран, которые обычно первыми реагировали на такого рода действия Израиля, погружен в глубокий хаос и политический кризис. Сирия уже десять лет охвачена масштабной гражданской войной и пытается спасти свою территориальную целостность. Иран при администрации Байдена старается добиться снятия наложенных на него санкций и интегрироваться с внешним миром. А Турция, хотя и демонстрирует должную реакцию, попалась на ходах по возобновлению диалога с Египтом и Саудовской Аравией, предпринимаемых во избежание изоляции в регионе и Восточном Средиземноморье…

Какой бы прагматичной и утилитарной ни была внешняя политика, она должна строиться на определенных принципах. В этом отношении реакция Турции важна. (Хотя в политической практике она не приносит результатов…)

Наш министр иностранных дел говорит: «Сухих осуждений недостаточно, умма ждет действий». Однако, несомненно, следует спросить: «Какая умма?» Одна часть этой так называемой уммы ориентирована на США — Израиль, в то время как другая желает зачистить радикальных и джихадистских исламистов изнутри.

Нетаньяху в сложном положении

С точки зрения внутренних динамик есть некоторые важные параметры. Израиль за последние два года четыре раза провел выборы. На последних выборах Нетаньяху получил 30 мест в парламенте. Однако для формирования правительства требуется 61 место. Нетаньяху хотел сформировать правительство вместе с другими правыми партиями. Следовательно, можно предположить, что такие жесткие, ирредентистские действия как должны заставить забыть обвинения в коррупции в адрес Нетаньяху, так и обеспечить консолидацию рядов консервативного и правого электората.

Однако также следует отметить, что палестинское движение в 1960-е и 1970-е годы было опорным центром и фокусом внимания для мирового левого движения, тех, кто говорил: «Ни США и ни СССР», — антиимпериалистического фланга. При этом особенно после распада СССР палестинский вопрос стал рассматриваться как тождественный исламистской идеологии. (Так и сегодня.)

Результат неблагополучной политики

ХАМАС одно время считался террористической организацией. Несмотря на то что он получил определенную легитимность после участия в выборах, действия радикальных, джихадистских исламистских движений, таких как «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещены в РФ — прим. ред.), привели к осуждению исламистских подходов на глобальном уровне.

Турция же в силу сотрудничества с некоторыми джихадистскими группировками в результате вмешательства в гражданскую войну в Сирии и Ливии, построенной политической перспективы сегодня уже не является игроком, заставляющим ощущать свое влияние в палестинском вопросе.

Крайне милитаризированная внешнеполитическая риторика и покровительство радикальным исламистским группировкам, прежде всего ХАМАС, также лишают Турцию посреднической роли в регионе. Кто знает, может быть, и палестинцы не ждут многого от Турции… Ведь, когда родственники жертв и пострадавшие от инцидента с захватом судна «Мави Мармара» (Mavi Marmara) 2010 года выразили недовольство компенсациями, в Анкаре воскликнули: «Отправляясь в путь, вы меня спросили?»

Если страны, которые стоят рядом с вами и напротив вас, доверяют вам, хотя и говорят: «Не по всем вопросам мы можем прийти к согласию», — значит, вы влиятельная страна во внешней политике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.