Сколько может продлиться война, прежде чем одна из сторон будет готова отказаться от оккупированной территории?

Никто не знает. Перемены происходят незаметно и постепенно.

Похоже, на Украине такие перемены, наконец, начались — хотя пока они заметны только в соцсетях. Иностранным журналистам мало кто рискнет открыто сказать, что Россия может получить Донецк и Луганск. Ни один серьезный украинский политик не рискнет выступить с предложением отказаться от этих территорий.

Однако в разговорах тет-а-тет такое мнение встречается все чаще. Это связано с тем, что оккупированные территории считаются на Украине бременем.

Украинцы всем сердцем мечтают о вступлении в ЕС и НАТО. Обе эти цели сейчас кажутся очень далекими — по двум серьезным причинам. Одна из них — коррупция, которой после Евромайдана меньше не стало. Старая система процветает.

Вторая причина — война на востоке Украины и оккупированный Крымский полуостров. Пока Украина не способна контролировать всю свою территорию, международные организации вряд ли включат ее в свой состав.

Когда в апреле Россия демонстративно начала сосредотачивать силы на границе с Украиной, президент Владимир Зеленский в отчаянии стал молить НАТО о срочном принятии Украины в состав организации.

Ответ НАТО был ожидаемым: холодное «нет».

Если бы не война, ситуация была бы гораздо проще. Россия прекрасно это понимает. Пока пост президента России занимает Владимир Путин, война на Украине вряд ли закончится. Путин никогда не был заинтересован в том, чтобы присоединить Донбасс к России. Для него цель войны заключается в том, чтобы создать ситуацию нестабильности и заставить Украину признать, что для нее членство в НАТО невозможно.

Взгляды жителей восточной Украины подходят Кремлю: большинство выступает против НАТО. Восток Украины — самая густонаселенная часть страны. При проведении референдума ее жители обеспечат благоприятный для Кремля результат.

Состав правительства Украины постоянно меняется, однако любой состав вряд ли решится отказаться от членства в НАТО или ЕС. Украинский политик, выступающий против интеграции с Западом, обречен на провал. Действия Путина привели к тому, что идею вступления в НАТО поддерживает около 45% населения. До начала войны в 2014 году этот показатель составлял 20%.

Для достижения мира Путин требует придерживаться политики соглашательства, что для Украины невозможно. Все это привело к тому, что ситуация на Донбассе превратилась в замороженный конфликт, который будет длиться многие годы.

Этого украинцы изменить не могут. Однако они могут избавиться от проблемы, отделавшись от Донбасса. Они могли бы сказать России: вот, получайте.

Стратегически этот шаг был бы гениальным. Россия лишилась бы пешки: инструмента, который она использует для сдерживания Украины — и действительно взяла бы на себя ответственность за Донбасс.

С политической точки зрения такой шаг совершить очень тяжело. Десятки тысяч украинцев пожертвовали в столкновениях за эти территории своим будущим, здоровьем и даже жизнью. Посыл руководства Украины в этом вопросе всегда был четким: Донбасс — это Украина.

Националистические организации сразу бы вышли на улицы, эта история могла бы вылиться в гражданскую войну. Так что на политическом уровне в ближайшее время о таком никто не заикнется.

Но чем больше проходит времени, тем сильнее Луганск и Донецк привыкают к жизни вне Украины. А остальная Украина привыкает к жизни без этих территорий. Сейчас подрастает новое поколение, для которого доступ на Донбасс всегда был закрыт. Такова суровая реальность войны.

В настоящий момент отказ от Донбасса стал бы для Украины политическим самоубийством. Но я готова поспорить, что появление такого требования — лишь вопрос времени.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.