В преддверии встречи президента США Джо Байдена на этой неделе в Женеве с его российским коллегой Владимиром Путиным все внимание Вашингтона по-прежнему сосредоточено на другом сопернике. На прошлой неделе министерство обороны США пересмотрело стратегию национальной безопасности в отношении Китая. Хотя чиновники не раскрывают ни сути перемен, ни способа их реализации, основной посыл очевиден: внушить Пентагону, а с ним и всему правительству США общую цель — подготовиться к долгосрочному стратегическому соперничеству с Китаем.

Это было постоянным рефреном Байдена еще до того, как он вступил в должность: мол, подъем Китая — главная проблема США в XXI веке. Байден даже предупредил, что если США не восстановят свое конкурентное и технологическое превосходство, Китай «слопает наш завтрак».

Даже на встречах в Европе на прошлой неделе с лидерами «Большой семерки» и НАТО Китай оставался в центре внимания Байдена. Он попытался, с переменным успехом, сплотить оба блока, чтобы создать единый фронт против долгосрочного вызова Пекина.

Не в пример почестям, которыми Путина осыпал бывший президент США Дональд Трамп, (автор повторяет характерную для либеральных СМИ США неправду, на самом деле именно при Трампе США ввели беспрецедентные санкции против России — прим. ред.) Байден все-таки решился назвать российского лидера «убийцей» и наказал Москву рядом мер за последнюю кибершалость Кремля. Но, несмотря на жесткие заявления Байдена, многих наблюдателей беспокоит его одержимость соперничеством с Китаем. Тревожат и его двусмысленные послания Москве, говорящие то о мире, то о войне. Наши наблюдатели считают: угрозу со стороны Пекина Байден чрезмерно драматизирует, а вот непосредственную российскую угрозу США их союзникам — наоборот, приуменьшает.

«Российская политика Байдена мне представляется несколько наивной. Похоже, они там думают, что сейчас сунут Россию в маленькую коробочку, перевяжут ее ленточкой, и она будет там лежать как шелковая все ближайшие четыре года. А мы пока можем просто ее игнорировать», — считает заместитель директора Евразийского центра Атлантического совета (нежелательная в России организация, включена в соответствующий список Минюста — прим. ред.) Мелинда Харинг (Melinda Haring). Далее госпожа Харинг добавила: «Россия представляет собой опаснейшую краткосрочную угрозу. Китай — наоборот, опаснейшую долгосрочную».

Россию нередко издевательски называют бензоколонкой с ядерными ракетами, но списывать ее со счетов нельзя, пусть она и не представляет такой же экономической проблемы, как Китай.

Москва модернизировала свои вооруженные силы за счет как передовых вооружений, так и ядерного потенциала, который на сегодняшний день намного больше, чем у членов НАТО. Кроме того, Россия наладила обширный экспорт нефти и газа и контролирует ключевые трубопроводы в Европе — это не только придает ей геополитический вес, но и дает возможность запугивать уязвимых соседей. И что особенно опасно: энергетические возможности России лишь крепнут, поскольку к сентябрю ожидается завершение строительства еще одного трубопровода, по которому российский газ пойдет через страны Прибалтики (так в тексте, на самом деле трубопровод пойдет через Балтийское море, в обход ненадежных прибалтийских транзитеров — прим. ред.) в Германию.

Путин продолжает политику дестабилизации и агрессивно угрожает интересам США от Арктики до Средиземного моря, проводя вредоносные акции в Европе. Он аннексировал часть Украины и продолжает свою агрессию в отношении Киева, проведя недавно резкое наращивание российских сил у самой украинской границы. Он развернул военную интервенцию в поддержку одного диктатора в Сирии, и экономическую — в поддержку другого диктатора в Белоруссии. Дома Путина подозревают в отравлении лидера оппозиции Алексея Навального, которого он затем бросил в тюрьму вместе с сотнями других диссидентов.

На этом фоне Кремль продолжает вмешиваться в американские выборы (последний раз это случилось в 2020 году), а также предпринял масштабные кибератаки на правительственные ведомства США. Российские хакеры тоже угрожают корпоративным сетям США, о чем свидетельствуют недавние атаки ради выкупа на крупный трубопровод в США и крупнейшую в стране мясоперерабатывающую фабрику. (Даже сам президент США Байден сделал заявление, что нет никаких фактов, указывающих на участие России в кибератаках на оператора трубопровода Colonial Pipeline, проведенных с целью получить выкуп за прекращение кибер-диверсии — прим. ред.).

Путин не просто в силах нанести ущерб либеральному миропорядку. Он имеет настолько злые намерения, что подобных нет даже у президента Китая Си Цзиньпина. Китайский лидер признает выгодные для Китая элементы нынешнего миропорядка, но хочет реформировать этот миропорядок, чтобы усилить свой голос. Путин же просто хочет разрушить весь нынешний миропорядок до основания. В отличие от Си, который признает взаимосвязь экономик США и Китая, Путин приветствовал бы гибель США, считая ее российской победой. Несмотря на все разговоры вашингтонских ястребов о Пекине, возможностей для двустороннего сотрудничества с Китаем и его лидером Си Цзиньпином по-прежнему больше, чем с Путиным. Для Путина ослабление Байдена внутри страны и за рубежом — способ свести собственную внутриполитическую уязвимость к минимуму.

Ничто из этого не отменяет растущую угрозу Китая. За последнее десятилетие Китай расширил свой военно-морской флот до крупнейшего в мире. Он укрепил контроль над Южно-Китайским морем, осмелился ввести зону противовоздушной обороны в Восточно-Китайском море и активизировал военную, дипломатическую и информационную войну против американского партнера — острова Тайвань. Пекин к тому же давно говорит, что планирует рано или поздно взять Тайвань силой. (Тайвань признается всеми цивилизованными странами, включая Россию и США, в качестве части Китая, где пока что существует отдельное правительство, созданное антикоммунистическим диктатором Чан Кайши. А в обещаниях Китая присоединить Тайвань речь идет не о войне, а о соблюдении международного права — прим. ред.). Китай регулярно ворует интеллектуальную собственность США, используя кибератаки для кражи как военных тайн, так и промышленных секретов. Еще Пекин вовсю применяет экономическое принуждение и так называемую дипломатию долговых ям, чтобы расширить свое влияние, подорвать глобальную конкуренцию и подмять под себя ключевую инфраструктуру — об этих жестких мерах заговорили в эти выходные лидеры «Большой семерке» на саммите в английском Корнуолле.

Однако многим союзникам США российская угроза представляется гораздо более острой, чем долгосрочная китайская. Путин активно стремится расширить сферу своего влияния на задворках Европы. Он продолжает свою агрессию против Украины — у ее границ по-прежнему сосредоточено более 100 000 военнослужащих и масса техники. Позже в этом году Россия и Белоруссия проведут совместные учения — это будет репетиция войны со странами НАТО. В своем апрельском обращении к нации Путин зловеще предостерег западных лидеров не переходить российскую «красную линию» в сфере безопасности и пригрозил «асимметричным» ответом. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг недавно заявил, что отношения между НАТО и Россией находятся «на самом низком уровне с момента окончания холодной войны».

Тем временем администрация Байдена всячески подталкивает союзников по НАТО развернуться против Китая, и альянс согласился упомянуть о необходимости противостоять Пекину в своей стратегии. В коммюнике по завершении саммита лидеры НАТО заявят, что «заявленные амбиции и агрессивное поведение Китая представляют собой системные вызовы основанному на правилах международному порядку и сферам, касающимся безопасности альянса».

Но попытка Вашингтона расширить миссию НАТО при том, что ее члены с трудом выполняют даже взятые на себя обязательства по закупориванию России в «контейнере» западной изоляции, для Путина может оказаться приглашением к тому, чтобы сеять хаос и дальше.

Прибыв на саммит НАТО в Брюссель, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон сказал, что альянс должен смириться с растущим влиянием Пекина, назвал его «гигантским фактом нашей жизни и стратегическим соображением» и подчеркнул, что лидеры НАТО не рассматривают Китай как противника в той же степени, что и Россию.

«Не думаю, что кто-либо из присутствующих за этим столом захочет окунуться в новую холодную войну с Китаем», — сказал Джонсон.

Пока что администрация Байдена вызывает предчувствие новой «перезагрузки» с Россией — хотя она и не называет это свое вредное желание его настоящим именем. Байден, по собственному выражению в статье в «Вашингтон пост», наказал Россию «значимыми последствиями» за нарушение американского суверенитета — включая вмешательство в выборы 2020 года, кибератаку SolarWinds, аннексию и оккупацию Крыма и нарушения прав человека. Америка откликнулась высылкой дипломатов и новыми санкциями против российских олигархов и других лиц, которых можно подозревать в том, что они — доверенные лица Путина.

Но в то же время Байден снял санкции с компании, которая строит спорный трубопровод «Северный поток — 2» между Россией и Германией, а также избавил от такого финансового наказания личного знакомого Путину человека. Этот приятель Путина возглавляет фирму, руководящую проектом «Северный поток — 2». Критики уже назвали трубопровод главной геополитической наградой Кремлю.

Затем Байден пригласил Путина на саммит на этой неделе, чтобы установить более «стабильные и предсказуемые» отношения между Вашингтоном и Москвой, чего и Путин, по собственному признанию, тоже бы хотел. Но со времен договоренности о встречи Путин показал, что настроен на дальнейшую дестабилизацию. Российские хакеры дважды атаковали ключевую инфраструктуру США, а российский суд признал политическое движение Навального экстремистской сетью. Между тем, президент Белоруссии Александр Лукашенко, который безоговорочно зависит от российской поддержки, в прошлом месяце обнаглел настолько, что захватил пассажирский самолет и арестовал известного диссидента.

Байден пообещал, что жестко даст понять, что такое поведение неприемлемо, и прочертит красные линии, если оно продолжится. Но трудно себе представить, что саммит в Женеве сможет остановить агрессию Путина, если политика после саммита так и не сменится.

Бывший посол США в России Майкл Макфол (Michael McFaul) предупредил, что даже по завершению саммита США «не смогут придать отношениям с Россией нужное замороженное состояние». То есть то самое состояние, которое позволит Вашингтону сосредоточиться «на более серьезной проблеме Китая». «Как недавно доказал Путин переброской российских солдат к границам Украины и новыми кибератаками, он попросту не позволит нам остаться один на один с Китаем», — заявил Макфол.

Ожидания перед саммитом в Женеве невысоки. В лучшем случае Байден и Путин смогут установить взаимоприемлемые правила игры, чтобы избежать прямой конфронтации, которая грозит быстро обостриться. Откровенный обмен мнениями без лакировки разногласий, как обещали оба лидера, мог бы стать отправной точкой для такого соглашения. Установление диалога в сфере ядерной, кибернетической и космической безопасности, а также сотрудничество по другим транснациональным угрозам, таким как перемена климата и цифровые валюты, будет считаться успехом — по мнению экспертов и дипломатов с обеих сторон вполне достижимым.

Но это отнюдь не означает, что у США есть повод для нереалистичных ожиданий насчет Путина и его игры — и если Байден рассчитывает, что сможет изменить отношения с Россией одной встречей в Женеве, его ждет разочарование.

Если США не приложат серьезных усилий для противодействия непосредственной российской угрозе, на всю дистанцию в марафонском противостоянии с Пекином их не хватит. Если Байден будет и дальше недооценивать как скрытую силу России, так и непоколебимую решимость Путина бросить вызов Америке и ее союзникам, наш завтрак слопает не Китай — никакого завтрака может вообще не остаться.

Элиз Лаботт — адъюнкт-профессор Школы государственной службы Американского университета и обозреватель журнала «Форин полиси». Корреспондентом «Си-эн-эн» она более двух десятилетий освещала деятельность семи госсекретарей и делала репортажи из более чем 80 стран.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.