Нью-Йорк — Последний саммит G7 был пустой тратой ресурсов. Если была такая необходимость в его проведении, его следовало бы провести в режиме онлайн, чтобы сэкономить время, затраты на логистику и выбросы от самолетов. Но в более фундаментальном плане саммиты G7 — это анахронизм. Политическим лидерам надо прекратить затрачивать свою энергию на деятельность, которая не характерна для современной глобальной экономики и ведет к практически полному разрыву между заявленными целями и средствами для их достижения.

На саммите G7 не было абсолютно ничего, что нельзя было бы сделать более дешевым, простым и рутинным способом с помощью Zoom. Самой полезной дипломатической встречей этого года была апрельская онлайн-встреча президента Джо Байдена с 40 мировыми лидерами по обсуждению изменения климата. Плановые международные онлайн-встречи политиков, парламентариев, ученых и активистов имеют важное значение. Они нормализуют международные дискуссии.

Но почему эти обсуждения должны происходить в рамках G7, которая пришла на смену G20? Когда в 1970-е годы страны G7 (Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания и США) начали свои ежегодные встречи на высшем уровне, они все еще доминировали в мировой экономике. В 1980 году, их экономики составляли 51% от мирового ВВП (в мировых ценах), тогда как на развивающиеся страны Азии приходилось всего 8,8%. В 2021 году страны G7 производят всего 31% мирового ВВП, в то время как те же азиатские страны производят 32,9%.

G20, включая Китай, Индию, Индонезию и другие крупные развивающиеся страны, представляет около 81% мирового производства и уравновешивает интересы своих стран с высокими доходами и развивающимися экономиками. Она не идеальна, поскольку не учитывает более мелкие и бедные страны и должна включить в качестве члена Африканский союз (АС), но, по крайней мере, G20 предлагает плодотворный формат для обсуждения глобальных тем, охватывающих большую часть мировой экономики. Ежегодный саммит ЕС-США может сделать многое из того, что изначально стремилась охватить G7.

G7 особенно неактуальна, поскольку ее лидеры не выполняют своих обещаний. Им нравится делать символические заявления, а не решать проблемы. Хуже того, они создают видимость решения глобальных проблем, но в действительности они остаются нерешенными. Саммит этого года не стал исключением.

Рассмотрим вакцины против covid-19. Лидеры G7 поставили цель вакцинировать не менее 60% мирового населения. Они также пообещали непосредственно в течение следующего года распределить 870 миллионов доз вакцины, что, по-видимому, означает, что этого достаточно для полной иммунизации 435 миллионов человек (двумя дозами на человека). Но 60% мирового населения составляет 4,7 миллиарда человек, что примерно в десять раз больше.

Лидеры G7 не предложили никаких планов по достижению заявленной ими цели глобального охвата вакцинацией, и, по сути, даже не разработали его, хотя это было бы несложно. Оценить ежемесячное производство каждой вакцины против covid-19 достаточно просто, и справедливое и эффективное распределение этих доз между всеми странами вполне осуществимо.

Одна из причин, по которой такой план еще не разработан, заключается в том, что правительство США до сих пор отказывается сесть за стол переговоров вместе с лидерами России и Китая для разработки такого глобального распределения. Другая причина заключается в том, что правительства стран Большой семерки позволяют производителям вакцин вести переговоры в частном и тайном порядке, а не в рамках глобального плана. Возможно, третья причина заключается в том, что G7 рассматривала глобальные цели, не задумываясь о потребностях каждой страны-получателя.

Еще одним примером ложных обещаний G7 является изменение климата. На последнем саммите лидеры G7 справедливо поддержали цель глобальной декарбонизации к 2050 году и призвали развивающиеся страны сделать то же самое. Однако вместо того, чтобы разработать план финансирования, который позволит развивающимся странам достичь этой цели, они вновь подтвердили финансовые обязательства, первоначально взятые в 2009 году и так и не выполненные по сей день. «Мы подтверждаем коллективную цель развитых стран, — заявили они, — по совместной мобилизации 100 миллиардов долларов в год из государственных и частных источников к 2025 году в контексте значимых действий по смягчению последствий изменения климата и прозрачности в реализации».

Трудно переоценить цинизм этого часто повторяемого обещания. Богатые страны пропустили установленный ими же крайний срок — 2020 год для предоставления давно обещанных 100 миллиардов долларов в год, что составляет всего лишь 0,2% годового ВВП богатых стран. Кроме того, обещанные 100 миллиардов долларов — это лишь небольшая часть из того, что нужно развивающимся странам для декарбонизации и адаптации к изменению климата.

Несоответствие между высокими целями G7 и скудными средствами очевидно и в сфере образования. Сотни миллионов детей из бедных стран не имеют доступа к начальному и среднему образованию, потому что их правительства испытывают дефицит финансовых средств для обеспечения учителей, классных комнат и необходимых учебных материалов. В 2020 году ЮНЕСКО установила, что до 2030 года странам с низким и ниже среднего уровнями доходов потребуется около 504 миллиардов долларов в год для того, чтобы все дети получили среднее образование, при этом у них есть лишь около 356 миллиардов долларов собственных внутренних ресурсов, и таким образом оставшийся разрыв в финансировании составляет около 148 миллиардов долларов в год.

Итак, что предлагает G7 в коммюнике этого года? Лидеры предлагают «цель привлечь к образованию 40 миллионов девочек и выделить не менее 2,75 миллиарда долларов на Глобальное партнерство в области образования». Это несерьезные цифры. Они взяты с потолка, и в результате сотни миллионов детей останутся без школы, несмотря на твердую приверженность мира всеобщему среднему образованию (закрепленную в Цели 4 устойчивого развития). Доступные крупномасштабные решения — такие как мобилизация финансирования под низкий процент от многосторонних банков развития — лидеры G7 просто не рассматривали.

Мировые проблемы слишком актуальны, чтобы оставлять их на произвол судьбы и мер, которые являются лишь символом того, что необходимо для достижения заявленных целей. Если бы политика была просто зрелищным видом спорта, где оценивается, кто из политиков лучше всего получился на фото, саммит G7, возможно, сыграл бы свою роль. Но у нас есть неотложные глобальные потребности, которые необходимо удовлетворить: положить конец пандемии, обезуглеродить энергетическую систему, привлечь детей в школу и достичь ЦУР.

Мои рекомендации — меньше личных встреч, больше серьезной домашней работы, чтобы связать средства и цели, больше плановых Zoom-встреч для обсуждения того, что действительно необходимо сделать, и больше полагаться на G20 (плюс АС) как на группу, которая действительно может довести начатое до конца. Для решения любых по-настоящему глобальных проблем нам за столом переговоров нужны Азия, Африка и Латинская Америка.

Джеффри Д. Сакс — профессор Колумбийского университета, директор Центра устойчивого развития Колумбийского университета и президент Сети решений ООН в области устойчивого развития. Был советником Генерального секретаря ООН, в настоящее время является адвокатом при Генеральном секретаре Антониу Гутеррише. Среди его книг — «Конец бедности», «Общее богатство», «Эпоха устойчивого развития», «Построение новой американской экономики», «Новая внешняя политика: за пределами американской исключительности» и, совсем недавно, «Эпоха глобализации».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.