С момента действия статьи 30 «языкового закона» из Житомирской области к уполномоченному по защите государственного языка поступило всего лишь десять жалоб.

Эта утешительная статистика может претендовать на объективность, о чем свидетельствуют результаты социологического опроса, который провели в Житомире. Хотя в областном центре до сих пор много русского языка на уровне бытового общения, но сфера обслуживания уверенно перешла на украинский. Конечно, не все так идеально, но позитив значительно превосходит негатив.

С шестнадцатого июля начинается очередной этап реализации языкового закона. Поэтому Укринформ решил выяснить, как выполняются его нормы в сфере обслуживания на Житомирщине.

Нарушений языкового закона на Житомирщине мало

Если послушать, на каком языке разговаривают на улице, в кафе, в транспорте, на детских площадках жители Житомира, то складывается впечатление, что русского языка здесь действительно много.

Из своего опыта скажу, что среди моих знакомых и коллег немало двуязычных, но практически во всех случаях при разговоре или общении со мной в соцсетях они переходят на украинский язык. Нет с этим проблем и во время интервью, ведь собеседники почти всегда говорят на украинском языке.

В торговых сетях Житомира персонал с шестнадцатого января, как только вступила в силу статья 30 языкового закона, перешел на украинский язык. Правда, продавцы в маленьких лавочках и на рынках до сих пор часто говорят по-русски. Вывески на русском языке попадаются лишь кое-где, на отдельных заведениях, и они почти неприметны.

Как отметил Уполномоченный по защите государственного языка Тарас Кремень, Житомирщина сейчас — среди тех областей, из которых поступает незначительное количество жалоб на нарушение статьи 30 закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

«За полгода их поступило только десять, тогда как в целом их уже более двух тысяч. Жалобы касаются преимущественно отсутствия украинской версии интернет-магазинов, наружной рекламы (вывесок) и образования. Однако с шестнадцатого июля мы ожидаем новой волны жалоб граждан, которая связана с тем, что в силу вступают статьи языкового закона, касающиеся экзаменов на уровень владения государственным языком, сферы культуры и развлечений, туристической сферы, книгоиздательства и работы магазинов, кинопроизводства, демонстрирования фильмов в кинотеатрах и на телевидении и так далее (части 2-6, 8 ст. 23, ст. 26 Закона Украины "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного"). Надеюсь, что Житомирщина и здесь проявит высокий уровень законопослушности и все новые нормы закона будут выполняться на должном уровне», — отметил Кремень.

В Житомире стало больше украинского

Студенты-филологи Житомирского государственного университета им. И. Франко в течение февраля-мая провели социологический опрос, которым охватили двести двадцать восемь заведений разных форм собственности, чтобы выяснить, перешла ли на украинский язык сфера обслуживания областного центра.

«Результаты этого опроса больше утешают, чем раздражают, — рассказывает профессор кафедры украинского языка Житомирского государственного университета им. И. Франко Виктор Мойсиенко. — Например, на вопрос на украинском от потребителей был предоставлен такой же ответ среди всех опрошенных в восьмидесяти четырех процентах случаев. Причем фактически все операторы служб такси отвечают только на украинском, а это значит, что их руководители провели собеседование с работниками. В Житомире, например, я не слышал, чтобы операторы отвечали на украинском, практически все говорили на русском, но после шестнадцатого января они перешли на украинский язык. Когда студенты разговаривали по-русски, изредка им на нем и отвечали. Зато среди таксистов встречаются разные случаи».

По словам профессора, когда к этим же респондентам студенты обращались на русском, то таким же языком им ответили в двадцати семи процентах случаев. Это свидетельствует, что русский язык действует на собеседника.

Что касается осведомленности о законе, то семьдесят семь процентов работников заведений сказали, что знают о нем и положительно его оценивают. Девять человек из всех опрошенных негативно высказались по закону, тридцать три ответили, что им безразлично.

«Эта приятная статистика для Житомира как постколониального города отставных офицеров царской России и города, куда съезжались пенсионеры со всех концов Советского Союза, где русских школ было больше, чем украинских. Впрочем, она далеко еще не такая, к которой надо стремиться. Когда я приехал в Житомир в 1983 году, то это был «русский город», украинский язык здесь бытовал на каких-то задворках в частном секторе. Сегодня ситуация однозначно изменилась. По крайней мере, житомирец точно знает, что ему не стыдно говорить на украинском языке, а тогда было стыдно», — добавил Мойсиенко.

Своим опытом перехода на украинский язык поделился Житомирский городской голова Сергей Сухомлин. В 2015 году его избрали мэром, и тогда русскоязычный политик провел первую сессию горсовета на украинском.

«Я из семьи военных. Отца постоянно переводили из одной части в другую, мы жили в Германии, Новограде-Волынском, Староконстантинове, Житомире… Потом была учеба в военном училище в Харькове. Я фактически не посещал уроков украинского языка. Во время выборов провел более двухсот встреч в коллективах и дворах — и там был только русский язык. Но я не имел права подвести людей, и уже первую сессию проводил на украинском языке. Очень хорошо помню тот ответственный момент. Было трудно меняться, потому что сначала ты думаешь по-русски, а потом переводишь. Я читал и смотрел фильмы на украинском языке. Улучшение у меня пошло после того, как у нас появился третий ребенок, и он разговаривает исключительно на украинском языке. В домашней обстановке мы с женой больше, все же, общаемся на русском, а вот с ребенком, чтобы быть на равных, разговариваем на украинском — и это также помогает. Сейчас, когда я общаюсь на какие профессиональные и практические темы, например, по водоканалу, оборудованию, мне уже иногда приходится переводить на русский или искать российские аналоги», — отметил Сухомлин.

Обрусевшая древлянская столица

Несколько недель назад на выходных ездила в Коростень. Город известен как «столица древлян», а вот нынешняя языковая ситуация там очень контрастная.

Приехала на местный автовокзал, где большинство людей, прибывших из окрестных сел или возвращающихся домой, в своих разговорах используют диалекты. Тот полесский говор приятно слушать, потому что он не испорчен словами иностранного происхождения, а остался таким, который здесь бытует издавна.

Зато в центре города удивило засилье русского языка. В кафе, магазине одежды и продуктовой лавке на мой украинский отвечали на русском. Еще из одной кофейни услышала громкие песни на русском языке.

«Коростень — это город, который невероятно обрусел. Там крупный железнодорожный узел, много воинских частей, и понятно, что часть местных жителей никуда в Томск или Тамбов не переехали и требуют "своих прав". Поэтому они проявляют резкое сопротивление, когда заходит речь о законе», — акцентирует Виктор Мойсиенко.

В этом контексте вспоминаю наш с профессором разговор трехлетней давности, когда готовила публикацию о диалектах.

Запомнилось, как ученый говорил, что на Полесье до 1980-х годов еще можно было в первоначальном виде услышать тот язык, на котором говорили в Киевской Руси на Овручине и Коростенщине. Тогда речь неграмотных бабушек и дедушек еще не была искажена газетами, телевидением и интернетом.

Противодействие «акустическому насилию» — в руках потребителей

Если уж речь идет о языке средств массовой информации, то русский язык позволяют себе лишь некоторые нерейтинговые сайты. Телевидение тоже говорит на украинском. Среди газет есть такие, где в одном номере печатают публикации на русском и украинском языках.

Одно из таких изданий — газета «Суббота». Двуязычие ее редактор Виктор Титов объясняет так: «Это отражение реального состояния языковой ситуации, когда в области имеется часть людей, которые говорят на украинском, часть на русском, а часть — параллельно на двух языках».

Зато заместитель директора радиостанции «New Day FM» Елена Галагуза отмечает, что это местное радио вещает исключительно на украинском.

«У нас есть две частоты, и мы транслируемся преимущественно на север Житомирщины. Наша радиостанция единственная в области, которая вещает в прямом эфире с 8.00 до 20.00. У нас большой диапазон программ, но в первую очередь мы акцентируем свою деятельность на освещении местной тематики. Дискуссии относительно языка, на котором предоставлять информацию, вообще не было. У нас вещание только на украинском языке. Мы даже перевыполняем квоту по украинской музыке», — говорит Галагуза.
Тарас Кремень отмечает, что первого января 2022 года вступит в силу статья 25 Закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

«Соответственно, печатные средства массовой информации могут издаваться другими, чем государственный, языками при условии, что одновременно с соответствующим тиражом издания на иностранном языке издается тираж этого издания на государственном, а в каждом месте распространения печатных медиа их доля на государственном языке должна составлять не менее пятидесяти процентов. Хотел бы в очередной раз подчеркнуть, что языковой закон принят два года тому назад, и времени у всех вполне достаточно, чтобы подготовиться к его выполнению», — добавил уполномоченный по защите государственного языка.

Заодно поинтересовалась, как может повлиять на музыкальное сопровождение кофейни посетитель, когда слышит там русский язык, на что Кремень ответил:

«Мы помним не одну историю о конфликтах, которые возникали на почве „принудительной" демонстрации российских кинофильмов или русской музыки в общественных местах. Помним, как в свое время в Верховной раде появился законопроект о запрете "акустического насилия" в общественном транспорте. Музыкальное сопровождение в заведениях общественного питания не регулируется законом, но это вопрос соблюдения прав посетителя, который спокойно может сделать замечание и попросить переключить музыку».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.