В новой версии «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», выпущенной несколько дней назад, Москва впервые включила «культурную безопасность» в список основных национальных интересов и заявила, что будет защищать «традиционные российские духовно-нравственные ценности, культуру и историческую память». Этот шаг показывает, что взгляд России на национальную безопасность расширился от традиционной военной безопасности до области культуры и ценностей.

Почему была произведена эта корректировка? По словам российских СМИ, с точки зрения военной мощи Запад не может победить Россию, поэтому он взял в руки «мягкий нож» (обр. закулисные махинации, прим. пер.). Участились попытки Запада извратить историю России и мира, исказить историческую правду, уничтожить историческую память. Эти злонамеренные силы всячески пытались разжечь межэтнические и религиозные конфликты внутри России, стараясь ослабить основные силы российского государства. В этом контексте Россия выдвинула концепцию «культурного суверенитета» и сделала упор на «культурную безопасность».

Во-первых, традиционные духовные ориентиры и ценности связаны с политической стабильностью России.

Являясь духовной составляющей страны, нравственные ценности играют ведущую и комплексную роль в формировании социальных духовных ценностей и поддержании порядка. После распада Советского Союза западничество, евразийство и панславизм в России сильно разрослись. Диверсификация и фрагментация ценностей усложнили национальную идентичность России, привели к политической нестабильности и росту индивидуализма.

Придя к власти, Путин надеялся, что у России появится идеология, которая объединит население. За 20 лет пребывания Путина у власти в стране постепенно сформировалась система традиционных ценностей — российский консерватизм, который он проповедует. Президент процитировал известного русского философа Николая Бердяева для объяснения современного русского консерватизма: «Смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперед и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию». Суть путинского консерватизма не в противодействии прогрессу, а в достижении плюрализма и разнообразия выбора. Он считает, что ценностная борьба — это еще одна форма войны, отличная от боевых действий, а идеологическая борьба также может привести к краху и разделению страны.

В последние годы Запад постоянно оказывает давление на Россию, что уже представляет большую угрозу для российского общества. В новой редакции «Стратегии национальной безопасности России» утверждается, что «вестернизация» поставила Россию под угрозу потери ее культурной идентичности: «традиционные российские духовно-нравственные и культурно-исторические ценности подвергаются активным нападкам со стороны США и их союзников, а также со стороны транснациональных корпораций, иностранных некоммерческих организаций». Некоторые недружественные страны также пытаются использовать существующие социально-экономические проблемы России для подстрекательства к расколу. Можно заметить, что Россия подняла защиту традиционной культуры и нравственных ориентиров на такой важный уровень, как обеспечение безопасности. Цель этого шага состоит в том, чтобы не допустить вмешательства внешних сил во внутренние дела России, особенно, чтобы не дать Западу начать новую «цветную революцию».

Во-вторых, сохранение традиционной культуры и исторической памяти влияет на международный имидж России.

Некоторые западные страны, возглавляемые Соединенными Штатами, в последние годы занялись «политикой памяти», искажая историю, чтобы принизить и очернить вклад Советского Союза во Вторую мировую войну. Например, в мае 2020 года США, празднуя 75-ю годовщину окончания Второй мировой войны, избирательно «забыли» упомянуть Советский Союз и засчитали победу во Второй мировой войне себе и Великобритании. Пентагон также выпустил презентацию под названием «День Победы в Европе: время празднования, размышления», в которой объявил, что Вторая мировая война началась с «вторжения Германии и Советского Союза в Польшу», и определил СССР как «инициатора войны». Некоторые страны Восточной Европы даже сравнили Советский Союз с нацистской Германией и рассматривали освобождение Советской Красной армией стран Восточной и Центральной Европы как «вторжение». Чехия, Литва, Украина и другие страны также начали сносить памятники советским генералам времен Второй мировой войны. Эти действия вызвали возмущение России. Москва раскритиковала Запад за попытку свести на нет решающий вклад советского народа в разгром нацистов и прекращение Холокоста.

Таким образом, вывод Россией защиты исторической памяти на уровень обеспечения национальной безопасности должен противодействовать «очернению» России некоторыми западными странами. Защищать традиционную историческую память означает оберегать статус России как крупной державы и поддерживать ее международный имидж.

В-третьих, защищать безопасность культуры и ценностей — значит противостоять западному центризму.

После окончания холодной войны западные страны продолжали «продавать» западные ценности другим странам, пропагандируя, что вестернизация и есть модернизация, что вестернизация — это демократизация. Некоторые известные американские ученые подчеркивали превосходство западной христианской культуры. Исходя из этого, Соединенные Штаты начали продвигать теорию «модернизация = вестернизация = американизация», заявляя, что незападные страны обязаны следовать по пути вестернизации и американизации, чтобы осуществить модернизацию. Реалистическая ориентация западноцентризма заключается в основном в том, чтобы «универсальные ценности», такие как свобода, демократия и права человека западного капитализма, проникли в незападный мир. Это стало частью долгосрочной стратегии западных стран по продвижению мирной эволюции и различных форм «цветных революций» в незападном мире.

Вестернизация также привела к росту влияния крайнего либерализма и крайнего индивидуализма в России. Различными способами Запад постоянно «продает» российской молодежи абсолютную личную свободу и пропагандирует насилие, крайний индивидуализм и гедонизм, противоречащие русской традиции, которые на самом деле прицельно бьют по системе основных ценностей российского общества.

В-четвертых, защита Россией традиционных ценностей — это переосмысление «хаотической ситуации» в США и некоторых европейских странах.

Развитые западные страны пережили яростную волну популизма в последнее десятилетие. Феномен нормализации уличного насилия и сложные расовые конфликты показали важность традиционных ценностей для социальной стабильности и национального развития. В новой версии «Стратегии национальной безопасности России» указывается, что, независимо от исторических традиций и опыта предыдущих поколений, навязывание чужих идеалов и ценностей и осуществление реформ в сферах образования, науки, культуры, религии, языка и информационной деятельности подрывают политическую стабильность и государственный фундамент. Поправки к Конституции России, принятые в этом году, особо подчеркивают защиту традиционных семейных ценностей и особенно института брака как союза между мужчиной и женщиной.

В целом эта версия «Стратегии национальной безопасности России» воплощает новые изменения в международном устройстве, но также отражает то, что Россия придает большое значение культурной безопасности. Обеспечение культурной безопасности — это защита традиционных российских ценностей, защита стабильности и единства российского общества и обеспечение долгосрочного стабильного пути развития России.

Чжан Хун (张弘) — научный сотрудник Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.