За последний год эскалация стала для Александра Лукашенко основным источником политической энергии. Громя внутренних врагов и нагнетая разговоры об угрозе со стороны внешних, он мобилизует свой госаппарат и своих остающихся сторонников.

Сегодня речь идет в первую очередь о миграционном кризисе, который Минск создал на границах со своими западными соседями в ответ на поддержку ими оппозиции и санкции. Позиция всех участников стимулирует обострение, и ситуация легко может выйти из-под контроля.

Экспорт нестабильности

В Минске не скрывают, что сознательно открыли шлюз для беженцев из Ирака и других стран Ближнего Востока в Литву: мол, раньше защищали Евросоюз от миграционных потоков, а теперь, когда Запад ввел жесткие санкции, делать это не имеет смысла.

Вильнюс несколько месяцев принимал мигрантов, пока на границе не стали возникать проблемы — бунты в лагерях беженцев и протесты местных жителей. В начале августа литовские пограничники сменили тактику и начали разворачивать мигрантов назад в Белоруссию.

В Минске возмутились и заявили, что литовцы ведут себя как фашисты — силой выгоняют людей обратно, стреляют в них резиновыми пулями, а одного иракца избили до такого состояния, что он умер на руках у белорусских пограничников.

Литва эти обвинения отвергает и, наоборот, заявляет, что выстрелы слышны с белорусской стороны. Кроме того, Вильнюс опубликовал видео, на которых белорусские пограничники то сопровождают группы мигрантов к границе на служебном транспорте, то говорят им, в какую сторону надо идти.

Лукашенко приказал не пускать мигрантов обратно в Белоруссию. В сети появилось немало видео, на которых силовики с обеих сторон вплотную подходят друг к другу, а между ними находятся группы мигрантов, которые не знают, куда им идти.

Усилиями международной дипломатии удалось убедить Ирак отменить рейсы в Минск и начать забирать застрявших в Белоруссии соотечественников домой. Поток мигрантов в Литву приостановился. Но кризис на этом не закончился, рост числа нелегальных переходов границы стали фиксировать Польша и Латвия.

Судя по всему, и литовское направление не закрыто в глазах белорусской власти. За свою восьмичасовую пресс-конференцию в годовщину президентских выборов 9 августа Лукашенко несколько раз вполне прозрачно намекнул, что может повысить ставки. Он заявил, что литовские пограничники нарушают границу, толкают его на ответные действия, но он пока терпит, хотя «наши ребята по нашим законам должны сделать предупреждение голосом, выстрел вверх, остальное — на поражение». Звучали такие угрозы, как: «если [литовцы] не утихомирятся, получат на всю катушку» и «получат по морде».

Все это можно списать на манеру речи Лукашенко, но сегодня другие времена. Угрожать Евросоюзу миграционным потоком через белорусскую территорию он начал много лет назад, и никто это не воспринимал всерьез. Точно так же, как никто, даже среди оппозиции в изгнании, не мог поверить, что летать над родиной небезопасно, пока в Минске не приземлили Романа Протасевича.

Освобождение от репутации

В последние месяцы белорусская власть столкнулась с имиджевым кризисом нового уровня. Это состояние можно назвать антитефлоновым — когда все репутационные проблемы не отскакивают от режима, а липнут к нему.

Поссорившаяся со спортивными чиновниками бегунья Кристина Тимановская не хочет возвращаться в Минск с Олимпиады, опасаясь, что вслед за полосканием ее в госСМИ против нее могут последовать репрессии. Неизвестно, так ли это, но после случая с бортом Ryanair все ждут худшего. В результате Тимановскую спасают от репатриации силами японской полиции и польских дипломатов, охраняя ее на территории посольства так, как будто за ней идет охота в Токио.

3 августа в Киеве находят повешенным руководителя одного из белорусских объединений диаспоры Виталия Шишова. Журналисты быстро выясняют, что погибший был связан с украинскими ультраправыми, за которыми тянется шлейф подозрительных и нераскрытых смертей. Но белорусский след убийства Шишова — единственная версия главных западных СМИ в следующую неделю. Его смерть приводят как очередной довод, что против Лукашенко надо ужесточать санкции.

Пару дней спустя журналисты CNN находят под Минском бывший ракетный склад, переоборудованный под воинскую часть. Телеканал выпускает репортаж о «возможном лагере для диссидентов», потому что объект охраняется военными, там установлены новые камеры видеонаблюдения, и туда не пустили съемочную группу. Такого набора доказательств сегодня достаточно для крупнейшего американского СМИ, чтобы заподозрить белорусскую власть в строительстве концлагерей. Появилось видео, из которого ясно, что это не лагерь, а склад.

Репутация нового мирового изгоя, восточноевропейского Каддафи, привела к тому, что в конфликтных или подозрительных сюжетах вокруг действий Лукашенко не остается зазора для сомнений в его пользу. Западные чиновники и СМИ открыто называют его международным террористом, а действия Минска на границе с Литвой — гибридной агрессией.

Из-за этого в публичном дискурсе на Западе исчезло пространство для сомнений о том, что делать с Лукашенко. Ни один влиятельный политик теперь не рискнет предложить любой другой подход, кроме ужесточения санкций.

Это, в свою очередь, усиливает склонность самого Лукашенко обострять конфликт. Когда все воспринимают тебя как изгоя, делаешь ты что-то или нет, зачем сдерживать инстинкты? Каждый враждебный шаг требует ответа, чтобы не показаться слабаком — это знакомая любому историку логика, которая многократно приводила к никому не нужным конфликтам и войнам.

Новый дух времени

В годовщину начала белорусских протестов США, Канада и Великобритания ввели новые санкции против Минска. Канадские и британские ограничения приблизились к европейским секторальным санкциям. Лондон ударил и по давнему другу Лукашенко, российскому олигарху Михаилу Гуцериеву, у семьи которого есть активы в Великобритании.

Американские санкции выглядят потенциально самыми болезненными. Вдобавок к недавним ограничениям против значительной части белорусской нефтехимической промышленности под удар сейчас попали крупнейшие экспортеры — «Беларуськалий» и табачная фабрика «Неман», приближенные к Лукашенко бизнесмены и их компании-нефтетрейдеры.

Как обычно с санкциями США, их прямой эффект — запрет американцам на работу с компаниями из черного списка — может быть менее заметен, чем побочный. С этими компаниями теперь опасно вести расчеты в долларах. Западные банки будут бояться обслуживать таких клиентов, а покупатели, при наличии выбора, от греха подальше предпочтут менее проблемных поставщиков. Придется демпинговать и вкладываться в создание серых посреднических структур.

Токсичными белорусские компании становятся не только в глазах западных бизнесменов. После попадания под санкции США одного из двух белорусских НПЗ — «Нафтана», даже российские нефтяные компании отказались напрямую поставлять туда сырье.

Судя по тому, что «Нафтан» не остановился, а все участники процесса делают туманные и противоречащие друг другу заявления, стороны нашли формат поставок через фирмы-прокладки и не хотят его афишировать, чтобы не подставить посредников под будущие раунды санкций, которые выглядят неизбежными.

И здесь миграционный кризис — главное минное поле, потому что Лукашенко второй раз после истории с Протасевичем предстает не просто нарушителем прав человека, но и угрозой европейской безопасности. 18 августа министры внутренних дел ЕС соберутся на экстренное заседание по этому вопросу.

Если к концу лета миграционный кризис не разрешится, Брюссель будет реагировать. Литва планирует инициировать расширение секторальных санкций ЕС против Минска и обратиться к НАТО для «размещения в стране группы по борьбе с гибридными угрозами», как заявил президент Гитанас Науседа.

Новые предложения Вильнюса Евросоюзу радикальнее, чем все, что было на столе до этого — полное перекрытие транзита белорусского калия через литовский порт Клайпеда. Калийные удобрения — больше 8% белорусского экспорта, или $2,5 миллиарда выручки в 2020 году. В отличие от нефти калий не получится быстро перебросить в альтернативные, российские порты, потому что там нет инфраструктуры и свободных терминалов.

Нервозности в сентябре добавят масштабные белорусско-российские учения «Запад-2021». Вокруг этих учений каждый раз полно фобий на тему, что российские войска могут под шумок напасть на кого-то из соседей или не уйти из Белоруссии. Но в отличие от относительно мирных 2013 или 2017 годов сейчас на учения накладывается конфликт Минска с соседями и внутриполитическая заинтересованность Лукашенко в постоянном поддержании фронтовой атмосферы.

Впервые вокруг Белоруссии возникла ситуация с реальным риском случайных пограничных вооруженных инцидентов не потому, что стороны планируют нападать друг на друга, а, по классике теории игр, из-за ожидания взаимных провокаций и трактовки действия друг друга в максимально враждебном ключе.

Новый статус-кво в Восточной Европе лучше всего подчеркивает тот факт, что до 2020 года Минск зарабатывал внешнеполитические очки, позиционируя себя уравновешенным и прагматичным партнером Запада в деле поддержания региональной стабильности на фоне агрессивной России. А сегодня нежелание Москвы по прихоти союзника ввязываться в конфликты с НАТО может стать чуть ли не единственным фактором, сдерживающим импульсивность Лукашенко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.