На первый взгляд кажется, что больше всего от смены власти в Кабуле проиграет Запад. В то время как Китай надеется получить больше преимуществ, для Индии ситуация чрезвычайно сложная.

Эта ситуация в Афганистане возникла раньше, чем ожидалось, и ее последствия для местного населения выглядят драматическими. С точки зрения внешней политики после интенсивных спасательных операций этих дней перед многими государствами встанет следующий вопрос: что теперь ждет эту страну, в которой жизнями миллионов людей будет управлять «Талибан» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.)? Возможно ли сотрудничество, или же мировые державы выберут путь изоляции Афганистана? В то время как США желают быстро покинуть Гиндукуш, Китай рассчитывает получить большее влияние в регионе.

Сейчас США, похоже, усиленно заняты миссией по эвакуации и спорами о провале афганской операции. Дополнительные планы относительно будущей администрации нового режима «Талибана» пока не обсуждались в публичном поле. Представитель Госдепартамента США сказал, что США находятся в контакте с правительствами других стран, чтобы координировать действия в зависимости от развития ситуации.

Долгосрочные последствия

Президент США Джо Байден заявил, что США продолжат борьбу во имя «основных прав и свобод афганского народа». Байден сделал особый акцент на правах женщин, но оставил открытым вопрос о том, в чем конкретно будет заключаться участие США, которые теперь не имеют никакого влияния на новых правителей в Кабуле. Уход США из Афганистана может иметь долгосрочные последствия для США в контексте глобальной и региональной политики. В аналитических публикациях американских и зарубежных СМИ часто встречается тезис о том, что США потерпели неудачу и, покидая регион, переживают повторение ситуации во Вьетнаме. Вывод американских войск из Афганистана необходимо подробно проанализировать. Следует глубоко разобраться в том, является ли этот уход провалом или изменением стратегии.

Между тем в ЕС возможен пересмотр уровня и измерения отношений с США и НАТО. С этой точки зрения примечательны слова министра иностранных дел Германии Мааса: «США принимают решения, а мы выполняем. Зависимость Европы от Вашингтона должна уменьшиться». В беседе с журналом «Шпигель» (Der Spiegel) о событиях повестки дня глава МИД Германии Хайко Маас заявил, что на фоне событий в Афганистане необходимо вынести на обсуждение вопрос о том, имеют ли смысл зарубежные миссии немецкой армии. «Правда в том, что мы не способны реализовать сложные международные миссии без США, следовательно, американцы принимают решения по многим вопросам, а мы просто следуем их решениям. Прежде чем отправлять военнослужащих в ту или иную страну, мы должны проводить более широкие политические дискуссии. В противном случае есть риск выполнения решений Вашингтона вне зависимости от того, кто находится у власти в США». Это также следует отметить.

Россия вела переговоры

В России «Талибан» запрещен как террористическая организация. Вместе с тем в Москве состоялись официальные переговоры с представителями талибов. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что в Москве говорили с политическими силами «Талибана», а не с террористами. Пока неясно, признает ли Россия новое руководство в Кабуле. Посол России в Кабуле Дмитрий Жирнов на этой неделе встретился с представителями «Талибана» и рассказал, что переговоры прошли конструктивно.

Россия применяет тактику «поживем — увидим». Прежде всего Москва озабочена угрозами безопасности Таджикистана, Узбекистана и поддерживает эти два государства Центральной Азии. Этим летом Россия участвовала в учениях по предотвращению возможного вторжения талибов в Таджикистан. Россия также желает предотвратить создание американских военных баз в Центральной Азии. Даже спустя 30 лет после распада Советского Союза Москва по-прежнему считает регион своей зоной влияния.

Китай в поисках стабильности

Китай заинтересован в стабильности в Афганистане и желает не допустить, чтобы соседняя страна превратилась в рассадник терроризма. В противном случае это может отрицательно сказаться на мусульманском населении Синьцзян-Уйгурского автономного района в Китае и инфраструктурных проектах в рамках «нового Шелкового пути» в Центральной Азии и Пакистане. Пекин договорился с «Талибаном» до того, как талибы захватили власть в Кабуле.

Мулла Абдул Гани Барадар, высокопоставленный политический лидер «Талибана», назвал Китай «надежным другом». Он надеется, что Китай может сыграть важную роль в восстановлении Афганистана. В отличие от США и России Китай может выступить в Афганистане как игрок, не имеющий тяжелого военного прошлого. Китай является сильной в финансовом отношении державой в регионе и постоянным членом Совета Безопасности ООН с правом вето. Китай может стать для «Талибана» важным партнером по сотрудничеству.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.