В среду Зеленский прибыл в Белый дом на первую встречу с Джо Байденом. Саммит сопровождал очередной транш финансовой помощи США Украине, в том числе пакет помощи в области безопасности на сумму 60 миллионов долларов, еще 45 миллионов долларов в виде гуманитарной помощи и 12,8 миллиона долларов на борьбу с пандемией коронавируса. Но едва ли эти цифры можно назвать новшеством на фоне предыдущих выплат: с 2014 года Украина только на военные нужды получила 2,5 миллиарда долларов.

Зеленский отправился в Вашингтон не за дополнительными субсидиями (их его правительство получило бы так и так), а чтобы смягчить недавнюю напряженность, копившуюся между Вашингтоном и Киевом с тех пор, как президент Джо Байден пришел к власти, и достигшую своего апогея во время саммита Байдена и Путина в Женеве. Перед Зеленским стояли три политические задачи: 1) добиться прогресса в разработке дорожной карты по вступлению Украины в НАТО, 2) убедить Вашингтон войти в Нормандский формат или, по крайней мере, активно участвовать в переговорах о прекращении продолжающегося конфликта в Донбассе, и 3) добиться от администрации Байдена значимых уступок в связи с неизбежным завершением строительства газопровода «Северный поток — 2». Ни одной из этих целей Зеленский не достиг.

Зеленский обещал добиться от западных лидеров однозначного ответа о членстве Украины в НАТО, однако ни «да», ни «нет» так и не услышал. Вместо этого пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки подтвердила давно устоявшуюся позицию администрации Байдена: «двери в НАТО для претендентов остаются открытыми», — сказала она, добавив, что «странам-кандидатам вроде Украины еще предстоит предпринять шаги, чтобы соответствовать критериям членства в НАТО». Эту же позицию озвучил госсекретарь Энтони Блинкен в ходе своего визита в Киев этим летом, а до него — ряд других американских чиновников. Зеленский утверждал, что Байден «лично поддерживает» натовские амбиции Украины, но как бы он ни пытался представить встречу предвестником прогресса в разработке дорожной карты, ничто не предвещает, что Белый дом как-то изменил свое мышление по этому вопросу.

Киев долгие годы лет пытался убедить Вашингтон принять непосредственное участие в Нормандском формате, — эта группа иностранных лидеров, состоящая на данный момент из Германии, России, Украины и Франции, работает над поиском решения войны в Донбассе. Отчасти причиной тому — острое недовольство Киева Минским протоколом. Это мирное соглашение намечает путь для реинтеграции сепаратистских народных республик в Донецке и Луганске снова в состав Украины. Высокопоставленные украинские чиновники утверждают, что некоторые части Минского соглашения в их нынешнем виде реализовать невозможно, а сам Зеленский ранее в этом году заявил, что «некоторые пункты [Минского соглашения] должны быть обновлены».

Некоторые в Киеве рассчитывают, что более активное участие Вашингтона в Нормандском формате повлечет за собой пересмотр Минских соглашений или даже спровоцирует появление некого параллельного формата. Но Белый дом любые призывы в этом направлении последовательно отклонял, и недавний визит Зеленского не стал исключением. Зеленский сообщил журналистам, что сделал «руководству США на уровне президента» предложение по мирному процессу в Донбассе. «США рассмотрят мое предложение, потому что подробностей я до встречи с Джо Байденом не сообщал», — сказал он. На вопрос озадаченного журналиста, означает ли это альтернативу Нормандскому формату, Зеленский загадочно ответил, что это будет «некий формат». Замечания Зеленского вызвали повсеместное замешательство даже в Киеве: украинский консультант по внешней политике Александр Краев сказал Би-би-си: «Я его не понял. Никто в экспертных кругах не знает, о чем идет речь». Краев добавил, что ни МИД Украины, ни Аппарат президента слова Зеленского не уточнили.

Вашингтон и Киев выпустили совместное заявление, в котором утверждается, что обе стороны «продолжают выступать против „Северного потока — 2"», который они рассматривают как угрозу европейской энергетической безопасности, но по состоянию на конец августа 2021 года трубопровод практически завершен и вот-вот будет запущен. На данном этапе сопротивление Вашингтона проекту выглядит скорее символическим, чем практическим. Администрация Байдена в мае 2021 года своим решением отменить санкции против компании, руководящей строительством проекта, признала, что Вашингтон мало что может сделать, чтобы остановить трубопровод. «Правительства США и Украины поддерживают усилия по увеличению мощности для поставок газа на Украину из диверсифицированных источников», — говорится в заявлении. Это тоже больше смахивает на заявление о предпочтениях, чем о конкретных политических намерениях.

Таким образом саммит стал риторическим упражнением в пустых заверениях на избитые темы, которые определяют отношения между США и Украиной после революции Евромайдана 2014 года. Оба лидера приветствовали глобальное дело демократии, но в свете авторитарного поворота Зеленского у себя дома эти восторги кажутся беспочвенными. Они призвали к прекращению войны в Донбассе, но Минские соглашения накануне своей седьмой годовщины ничуть не приблизились к реализации. Несмотря на загадочные сообщения Зеленского, решительная оппозиция России практически сводит на нет перспективы жизнеспособной альтернативы Минску. Принимать Украину в НАТО администрация Байдена по понятным причинам не желает — из-за огромных геополитических рисков, — но заявить об этом прямо ей не хватает политической воли, поэтому она затягивает решение вопроса под предлогом непрозрачных требований внутренней реформы.

В отличие от прошлых встреч на высшем уровне между украинскими и американскими чиновниками, саммиту Зеленского-Байдена не хватило как раз того, что двусторонним отношениям сейчас нужнее всего: предметности в политическом плане и стратегической ясности. Упорное стремление администрации убрать с повестки дня животрепещущие вопросы, вставшие перед США и Украиной, чревато неверным политическим посылом как Киеву, так и Москве, — это грозит еще больше запутать и без того сложный мирный процесс в Донбассе и усугубить риск военных просчетов с потенциально катастрофическими последствиями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.