Постройка газопровода «Северный поток — 2» — американское геополитическое поражение, потому что в каком-то смысле они сами ему помогли. То давление, которое США оказывали на Германию и европейские энергетические компании, участвовавшие в проекте, в последние годы представляло собой эквивалент обамовской мантры «он должен уйти» (так он анонсировал свержение ближневосточных правителей). Тогда, получается, «Северный поток — 2» — это что-то вроде сирийского президента Башара Асада, который «должен был уйти», но не ушел.

Да, в конце концов Германии пришлось пообещать США, что она не позволит России с помощью этого газопровода давить на европейские страны, прежде всего Украину. Но ценность обещания Германии невелика, а ведь США в свое время добивались, чтобы «Северный поток — 2» так и не был закончен, и чтобы последние трубы так и не были соединены. Это Америке не удалось.

С этой точки зрения, как и в случае недавнего ухода из Афганистана, США снова бросили своего союзника на произвол судьбы. Конкретно речь идет об Украине, которой Вашингтон в каком-то смысле обещал, что «Северный поток — 2» не станет реальностью… В ближайшее время это может привести к некоторым перестановкам в украинской власти. Киев сохранит свою ориентацию на Запад, но вопрос в том, на кого он больше будет равняться — на своих соседей, или на страну за океаном.

Не так давно (в 2014 году) Виктория Нуланд, заместитель Государственного секретаря, в телефонном разговоре с американским послом в Киеве (впоследствии его содержание появилось в интернете) прокомментировала, кого следует назначить в новое украинское правительство вместо предыдущего. Целью было назначить того, кто лоялен США и американским, а не европейским интересам. На примете у Нуланд был Арсений Яценюк, а в одной части разговора Нуланд рекомендовала послу Джеффри Пайетту послать «ЕС к черту».

В принципе на базе этой «мантры» и выстроилась Украина после Януковича. На той же основе существовал и Афганистан с проамериканскими властями в Кабуле. Когда стало известно, что американские войска уходят, талибы наводнили страну. На Украине этот американский «уход» еще предстоит. Разумеется, Украину не наводнят боевики или повстанцы с Донбасса (только если что-то не изменится в планах Москвы), но проамериканскую власть могут заменить более проевропейской, что было бы логичнее и разумнее.

Почему же Украина так боится газопровода «Северный поток — 2»? Потому что Россия может отодвинуть ее на второй план. Сейчас через Украину в Европу ведет одна из важнейших газовых трасс. Конечно, Россия вынуждена платить Украине за этот транзит, а это приличная сумма — семь миллиардов долларов в год. Понятно, что если газ потечет по дну Балтийского моря в Германию, Россия сможет просто остановить или значительно сократить экспорт через Украину. В таком случае, как говорят, Германия должна взять на себя всю ответственность и остановить все поставки, «наказав» таким образом Россию. В теории звучит хорошо, но вопрос, как это выглядело бы на практике. Трудно ожидать от Германии, что ради спасения украинского ВВП она решит саму себя заморозить.

Поэтому вполне понятно, почему Украина зла на своих западных союзников, ведь ей кажется, что за их риторикой ничего не стоит. По всей видимости, это впечатление верное.

Уходящий с поста немецкий канцлер Ангела Меркель поспешила утешить своего коллегу из Киева. В конце прошлого месяца она встретилась с Владимиром Зеленским в украинской столице. Правда, в Киев Меркель приехала на следующий день после встречи с Путиным в Москве. Но если бы она вообще не приехала в Киеве в конце своего «прощального турне», возникли бы вопросы.

Так какие «слова утешения» нашла Меркель для Зеленского? Она сказал ему, что не нужно бояться, поскольку, как она заявила, через 25 лет Европе уже не нужен будет российский газ. Насколько утешительны эти слова, сказать трудно, ведь четверть века не такой уж короткий срок… Зеленский, в свою очередь, пытался объяснить ей, что «Северный поток — 2» — опасное геополитическое оружие Кремля.

Возможно, такого же мнения придерживается и сама Меркель, но она исходит из предпосылки о том, что «опасное оружие» не направлено против Германии. Кроме того, Германия, конечно, хочет гарантировать себе неограниченный доступ к российскому газу, по крайней мере на ближайшие 25 лет (!).

Что именно произойдет через эти 25 лет? Об этом говорит не только уходящий на пенсию немецкий канцлер. Брюссель также заявил, что уверен: после 2046 года Европе больше не понадобится российский газ. Почему? Потому что, по крайней мере сейчас так говорят, Европа перейдет на возобновляемые источники энергии, такие как ветер, солнечная энергия, а также водород, о котором в последнее время говорят как о ключевом факторе в переходе на новые виды энергии.

Во время встречи с Зеленским Меркель сказала: «Самое позднее через 25 лет газ из России в Европу не будет экспортироваться вовсе или в сильно меньших объемах. Украина должна готовиться к этому. Украина, как и другие страны, должна понимать, что делать, когда это произойдет. Шаг за шагом к 2050 году Европе нужно будет достичь климатического нейтралитета. Это означает, самое позднее через 25 лет из России в Европу не будет поставляться газ или будет поставляться в очень малом количестве».

Как я уже писал, это не большое утешение, поскольку выходит, что Украина в итоге гарантированно останется без семи миллиардов долларов в год, а значит, у нее возникнут проблемы. Меркель, в свою очередь, советует Украине как можно быстрее самой перейти на возобновляемые источники энергии.

Удастся ли ЕС на самом деле достичь этой цели через 25 лет? Для столь масштабной трансформации отведено не так уж много времени, а некоторые из тех, кто настроен скептически к возобновляемым источникам энергии, говорят, что это просто невозможно. Тем не менее объявляются крупные проекты, и к 2050 году общие инвестиции в возобновляемый «зеленый» водород могут достигнуть 470 миллиардов евро.

Разумеется, крупные европейские энергетические компании и сами планируют перейти на возобновляемые источники энергии и сохранить рынок в своих руках.

ЕС считает Украину потенциально важным партнером, но рассчитывает в основном на эксплуатацию украинских ресурсов, в частности редкоземельных металлов, таких как литий и кобальт (чтобы не возить их из Африки). В июле этого года словацкий дипломат Марош Шефчович, зампредседателя Европейской комиссии, посетил Киев, чтобы провести с украинскими властями переговоры о новом «стратегическом партнерстве» в области добычи упомянутых природных ресурсов.

Встречи проходят, но украинцы настроены скептически. Они думали, что просят немногого: они просто хотели, чтобы газопровод никогда не был достроен, и годами слушали обещания с обеих сторон Атлантики. Но обещания так и остались обещаниями. Возможно, скоро они спросят, что на самом деле означает это «стратегическое партнерство» в области редкоземельных металлов, которое предлагает им ЕС. Не собираются ли их эксплуатировать, ничего не давая взамен? Где же уступки? Где так называемая евроатлантическая интеграция? Годы проходят, а обещания не выполняются. Меркель сказала, что украинцы должны знать, что делать, когда Европа перейдет на новые источники энергии, но, похоже, они также должны знать, что делать, когда поймут, что их просто кормят завтраками. Зеленскому стоит хорошенько об этом подумать, прежде чем соглашаться на предложение Европейского Союза стать «зеленым» (в энергетике).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.