Пару недель назад ЕС предложил прекратить всю деятельность по добыче углеводородов в арктических районах.

Социалистическая левая партия требует, чтобы правительство поддержало предложение ЕС, но в интервью британской Financial Times премьер-министр Йонас Гар Стёре (Jonas Gahr Støre) сказал, что предложение комиссии идет вразрез с поставленной целью.

Во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что поддерживает позицию Стёре.

«Я согласен с мнением премьер-министра Норвегии Йонаса Гара Стёре. Он уже сказал, что думает об этом предложении ЕС», — сообщил Лавров NRK во вторник.

Стёре считает, что если Норвегия — крупнейший поставщик газа в Европу после России — в короткие сроки закроет нефтяную деятельность на своем шельфе, из-за этого всему европейскому континенту будет нелегко достичь своих климатических целей.

«Если бы мы моментально свернули добычу на норвежском шельфе, думаю, это подорвало бы промышленный переход, необходимый для достижения цели о нулевых выбросах», — сказал Стёре.

«Мы будем развиваться в направлении перехода, а не моментального сворачивания деятельности», — говорит он.

Лавров и Стёре встречались во вторник в Осло.

«Мы обсудили сотрудничество на севере и то, как его развивать. Важно, чтобы соседи разговаривали друг с другом», — сказал Стёре в интервью NRK.

Он рассказал, что давно знает Лаврова и не раз встречался с ним за свою политическую карьеру.

«Мы едины во мнении по поводу хорошего контакта. Мы вместе с Россией входим в Совет Безопасности. Там будем вести себя исключительно профессионально и посмотрим, сможем ли мы поспособствовать снижению напряжения», — сказал Стёре NRK.

«Пойдет на пользу норвежцам»

Посланник ЕС в Совете Баренцева/Евроарктического региона в Тромсё Михаэль Зиберт (Michael Siebert) считает, что предложение прекратить добычу нефти на севере пойдет норвежцам на пользу.

«Экологическая инициатива, которую продвигает ЕС, очень важна, и здесь, на севере, люди знают об этом лучше, чем кто-либо еще. Со временем это соглашение принесет пользу как вам, так и остальному человечеству», — сказал Зиберт NRK.

Европейская комиссия решила, что нужно открыть новый офис в Гренландии и инвестировать средства в работу по содействию экологическому развитию в районах, где изменения климата ощущается больше, чем где-либо еще.

«Отношения хорошими не назовешь»

Якуб Годзимирски (Jakub M. Godzimirski) из Норвежского института внешней политики (NUPI) вот уже 20 лет работает с темой российской внешней политики и политики безопасности, уделяя особое внимание роли энергоресурсов в стратегии России.

По его мнению, хотя Норвегия и Россия едины во мнении относительно нефти, речи о каком-то новом уровне отношений между двумя странами пока не идет.

«Эти отношения хорошими не назовешь», — сказал он NRK.

Годзимирски считает, что многие россияне видят в Норвегии лишь форпост НАТО на севере.

«Норвегия очень хотела бы иметь соседа на востоке, который вел бы себя так же, как все остальные северные страны. Но Россия поступает иначе».

Министр иностранных дел Анникен Витфельдт (Anniken Huitfeldt) вчера заявила, что у них с Лавровым разногласия в сферах политики безопасности и прав человека — если упомянуть лишь некоторые. В то же время она сказала, что есть и вопросы, по которым они единодушны.

Также Витфельдт пригласили в Москву — и она согласилась.

Годзимирски отмечает, что россияне непредсказуемы. Вскоре после того, как в 2014 году они потратили миллиарды на рекламу самих себя с помощью Олимпийских игр в Сочи, они аннексировали Крымский полуостров и навлекли на себя жесткие санкции западного общества.

Он считает, что диалог между двумя странами важен, чтобы отношения не испортились еще больше.

«И для Норвегии, и для России важно продолжать этот диалог, чтобы не дать ситуации обостриться».

«Нам можно доверять»

Анникен Витфельдт несколько раз упоминала, что поиски новых областей сотрудничества с Россией — это то, на чем она сосредоточит внимание в работе над отношениями двух стран.

Во вторник на заседании Совета Баренцева/Евроарктического региона одним из главных пунктов повестки дня был климат, но никаких дискуссий о нефти, газе или угле не было.

Вместо этого страны Баренцева региона договорились сотрудничать по менее острым климатическим вопросам, таким как сохранение бореальных лесов, которые есть в Норвегии, Швеции, Финляндии, России и других странах.

Лавров заявил в понедельник, что «Норвегия — часть НАТО, а НАТО России не друг».

«Это скорее нормально. Норвегии нужно быть предсказуемой. Нам можно доверять. Они знают, чего от нас ждать», — сказала Витфельдт.

«Сейчас министры ездят по стране и рассказывают, что будут новые методы и новый курс. Я же говорю, что изменения в норвежской внешней политике будут, но основные принципы останутся теми же. Для меня было важно донести это до российского министра иностранных дел», — сказала она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.