Я все больше укрепляюсь в убеждении, что относительно ситуации на границе мои ожидания диаметрально расходятся с ожиданиями наших властей. Я бы хотел, чтобы проблему наконец решили, урегулировали, а им, судя по всему, подходит современное положение дел (что-то происходит, царит страх и так далее). Разумеется, меня удивляет, что так происходит, о чем я писал несколько недель назад, но настроения это ничуть не поднимает.

СМИ начали трубить о ситуации на границе летом, и не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы предвидеть дальнейшее развитие событий. На состоявшемся во вторник заседании Сейма, впрочем, объявили, что наш проницательный вице-премьер по вопросам безопасности (Председатель польской правящей партии Ярослав Качиньский. — Прим. ред.) следил за ситуацией уже с июня и регулярно созывал заседание штаба. Сам вице-премьер в Сейме как раз отсутствовал, но депутаты партии «Право и справедливость», министры, премьер, слыша его фамилию, вставали и восторженно аплодировали пустому креслу. И кто-то еще сомневается, что мы становимся все ближе к Востоку? А возвращаясь к совещаниям проницательного вице-премьера… Изменили ли они что-нибудь? Неужели то, что на границу привезли бобины колючей проволоки — это такое великое свершение? Что экстраординарного в том, что туда стянули армию и полицию?

Во всех этих продолжающихся уже много месяцев событиях обращают на себя внимание две вещи. Во-первых, власть сумела втянуть миллионы поляков в игру «не пропустим беженцев» (как в спорте: «не позволим забить себе гол»), а во-вторых, она не хочет ее заканчивать. Она не захотела и не смогла привлечь к граничному конфликту ЕС и НАТО, хотя речь идет об их границе. Что-то начало делаться только сейчас, месяца на два-три позже, чем нужно. Столько Польша потеряла времени. Потеряла, потому что средства, которые она до сих пор использовала, годились только для латания рубежей и поддержания «борьбы», позволявшей кричать: «Лукашенко поджигает границу! За ним стоит Путин!» и так далее. Чтобы преодолеть проблему нужно действовать иначе, жестче, и работать головой.

Как заставить Лукашенко отказаться от его действий? На выбор есть «жесткий» и «мягкий» вариант, но в обоих случаях Польше не справиться в одиночку. Качиньский может сколько угодно топать ногами, Лукашенко его просто высмеет. Но если ногой топнет ЕС, топнут США, о, тогда Путин обратит внимание.

В чем заключается это «топанье»? В инициативах, которые дадут Лукашенко понять, что ему невыгодно посылать к нам беженцев. Урсула фон дер Ляйен уже заявила о соответствующих шагах. На мой взгляд, выглядят они недостаточно решительными, но направление верное. То есть речь идет о санкциях. Их можно расширять, например, заблокировать товарооборот с Белоруссией, запретить экспорт калийных удобрений, направить в международные трибуналы запросы с обвинениями в торговле людьми, инициировать разбирательства в европейских судах, требовать в судебном порядке возмещения ущерба, заблокировать белорусские счета в счет будущих штрафов, запретить въезд в ЕС очередным чиновникам и членам их семей. Все эти меры можно ужесточать, у Европы есть такая возможность. В определенный момент Лукашенко сам поймет, что он затягивает веревку на своей шее.

Есть также «мягкий» вариант. Его, впрочем, цинично подсказал глава российской дипломатии. Если Евросоюз платит Турции три миллиарда евро за то, чтобы она придержала беженцев, почему бы не заплатить Лукашенко? Лавров делает такие заявления, не осознавая, пожалуй, что раскрывает нам тем самым природу диктатур. Это коммерческие предприятия, а диктатора и его людей можно подкупить, чем Россия, впрочем, давно занимается.

Давайте прикинем: ограждение на границе должно обойтись Польше в 1,6 миллиарда злотых, плюс мы платим за экстраординарные меры, которые принимают наши силовые структуры, и чрезвычайное положение. Лукашенко за это время привез примерно 15 тысяч мигрантов. Допустим, с каждого он взял 10 тысяч долларов и получил в итоге 150 миллионов, но если учесть расходы, получится половина от этой суммы, то есть 75 миллионов долларов или 300 миллионов злотых. Выходит, за 20% стоимости возведения забора Лукашенко охранял бы нам границу в лучшем виде, и не организовывал бы никаких турпоездок с Ближнего Востока.

Это неэтично? А наблюдать, как люди умирают от холода в лесах, этично? Политика — искусство решения проблем, желательно с минимальными затратами. Качиньский считает ее искусством привлечения внимания, манипулирования эмоциями. Тем, кто предпочитает такую форму функционирования государства, я могу сказать только: продолжайте смотреть телевизор, где вам показывают, как сотня курдов с кольями сотрясает Польскую Республику. Но мне бы хотелось это наконец закончить. «Жестко» или «мягко» — уже детали, но главное закончить и перейти к другим, определенно, более важным делам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.