Почти невозможно представить, в каком аду живут люди у границы между Белоруссией и Польшей. Засвидетельствовать это никого не пускают. А те, кто своими глазами видит, что происходит, не может сообщить об этом.

Агентство Европейского союза по безопасности внешних границ Frontex тоже туда проникнуть не может, как и гуманитарные организации или журналисты, которые могли бы помочь или хотя бы осветить ситуацию. Да даже передать пару варежек замерзающим невозможно. Культивируются обвинения в адрес беженцев, которые вроде как бросаются камнями — при том, что у независимых СМИ нет возможности выяснить факты.

Вплотную к колючей проволоке, в жидкой грязи вместе с маленькими детьми, под угрозой водометов и под звуки выстрелов, голодающие и страдающие от жажды люди — по оценкам две-четыре тысячи человек — неделями ждали на холоде, прежде чем в пятницу их не увезли в ангар.

У самых границ Европы с конца лета происходят отвратительные вещи, и все беспомощны в попытках найти решение.

Речь идет о семьях, которых циничный диктатор Лукашенко обманом убедил продать все, что они имели, и сесть на самолет, чтобы добраться до Европы, где они якобы найдут гостеприимный дом.

Вне зависимости от того, решим ли мы называть их беженцами, иммигрантами или гастарбайтерами, они не заслуживают того, чтобы отмораживать пальцы ног и рук, видя при этом, как их дети умирают от голода в луже грязи в паре часов езды от двух европейских столиц. Да и нигде так не должно быть. Всякий, у кого есть хоть немного сострадания, чувствует отчаяние.

В документах, которые готовят сейчас как основу для работы формирующегося нового правительства Германии, сказано, что «светофорное правительство» (СДПГ, СвДП, «Зеленые») намерено работать над тем, чтобы прекратить — не уменьшить, а именно прекратить — смерть и страдания у границ Европы. К настоящему моменту только в этом году 1 100 человек утонули в Средиземном море. Правительство хочет сформировать легальные пути получения убежища, привлечь союзников за пределами ЕС и создать конструктивное партнерство.

Ведь чего мы, действительно, ждем? Не в глубочайшем ли кризисе сейчас оказалась Европа? Вариант начать переговоры с Лукашенко — это тупик. Санкции же вызывают лишь еще больше гнева, отвращения, агрессии и отчаяния.

Если границы откроет Польша, мы покажем, что уязвимы для давления, и тогда самолеты будут и дальше просто прилетать снова и снова из разных аэропортов мира.

В Кремле продолжат потирать руки, а 27 стран-членов Евросоюза склонятся перед двумя диктаторами, которые уже давно стремятся дестабилизировать Европу.

Ибо кто сказал, что есть лишь одна граница, которую можно ослабить и сделать местом гибридной войны?

Какой сосед стоит на очереди?

Одно из решений, которые сейчас обсуждаются, касается Украины. Тот же человек, который выдвинул инициативу заключить договор между ЕС и Турцией в 2016 году, руководитель аналитического центра European Stability Initiative (ESI) австриец Геральд Кнаус (Gerald Knaus) предложил следующее:

«Если бы Украина сказала, что будет принимать тех, кто сидит сейчас в грязной жиже, Лукашенко бы больше не смог продавать свои туры, и поток прекратился бы. В Ираке никто не хочет на Украину. Там хотят в Германию. Или в Швецию».

Ну, а ЕС предоставил бы Украине много преимуществ, денег и прочей поддержки. Украина стала бы менее зависима от россиян и при этом завязала бы более близкие связи с ЕС, стала бы его стратегическим партнером. А ЕС не оказался бы в положении слабака.

Мы поможем организовать достойный прием, если вы покажете, что Лукашенко не может нас шантажировать. Вот каково вкратце предложение ESI.

То есть, мы откупились бы. Выглядит не очень красиво. Но какой у нас выбор?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.